К вопросу о научной работе в судебной медицине

/ Колев Я.Г., Радойнова Д.Д. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2009 — №10. — С. 7-10.

Колев Я.Г., Радойнова Д.Д. К вопросу о научной работе в судебной медицине

Я.Г. Колев 1, Д.Д. Радойнова 2

1Отделение судебной медицины Областной больницы МБАЛ
 г. Габрово, Болгария, e-mail: drforensic@mail.bg

2Кафедра судебной медицины и деонтологии, Медицинский Университет
г.Варна, Болгария

ссылка на эту страницу

Быть или не быть судебной медицине? Этот вопрос относится к развитию судебной медицины как медицинской науки. Практика судебного врача, вне сомнения, будет необходима и в дальнейшем, по сути процессуальной необходимости и незаменимости. Однако, это приводит к постепенному выходу судебной медицины из круга академических дисциплин во многих странах Европы и к постепенному переходу к частной (приватной) деятельности. Тревожит тот факт, что изучение судебной медицины как отдельной медицинской науки исчезает из программ обучения медицине [6, 7]. Финансирование деятельности судебно-медицинских институтов и отделений в некоторых странах происходит только за счет изготовления экспертных заключений по заказу полиции, суда и прокуратуры. Таким образом, приоритетом становится обыденная практика, приносящая деньги, а наука и развитие становятся нерентабельными.

Означает ли это, что судебный врач должен быть непоправимым идеалистом и отдавать науке свою душу, вопреки негативным мировым тенденциям и вопреки своим материальным потребностям? Интересный вопрос, который можно задавать и тем, кто выделяет деньги на научные исследования – в основном государственные фонды развития науки и образования, фонды, связанные с социальными исследованиями и компании, чьи продукты находят практическое приложение в данном направлении.

Интересен и тот факт, что пути финансирования судебной медицины не связаны прямо с тем, насколько развито данное государство и насколько богат его бюджет – государственное (или от местной власти), финансирование имеется в таких различающихся между собой странах, как США, Албания, Фиджи, Австралия, Турция, Россия, Словакия и т.д. А финансирование за счет работы – в Англии, Австрии, Германии, Франции, Болгарии (хотя на местах есть минимальная издержка) и т.д.[5]. Есть и комбинированная система финансирования – издержка материальной базы за счет власти, а деятельности – за счет выполненной работы по заказу. Последний вариант находит приложение все чаще и вероятно ему принадлежит будущее.

Несмотря на пути финансирования, субсидии на научные исследования в области судебной медицины не выделяются почти нигде, или они в основном связаны с исследованиями в социальной сфере приложения и развития гражданского общества, а не со сугубо медицинским направлением. Наличие субсидий на социально-ориентированные исследования, все-таки может привести к развитию материальной базы и доставку современного оборудования.

Академическое сообщество судебной медицины в Европе тревожится этими вопросами, и они рассматриваются, как приоритет профессии и залог ее будущего существования [3]. Никак нельзя пренебрежительно отнестись к фактам, что в последние годы в связи с финансированием был закрыт институт судебной медицины в Берлине, один из старейших, а институт судебной медицины в Вене, Австрия, который создан и развит самим Эдуардом фон Гофманом, сейчас находится в состоянии полуразрушения и пустует…

Все это – одна сторона медали. Другая сторона медали – направления научной работы и постепенное обеднение научных ресурсов, а также идейная граница между Востоком и Западом. Хотя уже давно упала Берлинская стена, все еще стена стоит между учеными из России и бывших социалистических стран, с одной стороны, и учеными из остальной части Европы, Америки и других частей мира. Стоит коротко проанализировать этот факт, его особенности и результаты.

Долгие годы существовал политический барьер между капиталистическим и социалистическим „лагерем” – что приводило к своеобразному развитию самой науки – с одной стороны – соревнование за лучшие достижения, с другой – отсутствие синхронизации и научной коммуникации, что в глобальном плане мешало общему развитию науки, в частности судебной медицины. Именно по этому, можно наблюдать разницу между „школами” Европы и Америки – и это - тоже отражение стиля жизни.

Сейчас политических барьеров почти не существует, но существуют финансовые и языковые несовместимости, которые более всего мешают, конечно, ученым из бедных стран бывшего социализма. Финансовые проблемы можно решать сообща – за счет государства или разнообразных путей субсидирования контактов и участий в международных конгрессах. Но языковой барьер – дело личное и каждый специалист должен понять, что прошло время средневекового научного общения на латыни, а пришел век общения на английском языке. Английский язык все более утверждается как язык мировой научной коммуникации и с этим не надо бороться, а надо адаптироваться.

Настала пора глобализации и это относится также и к международному научному сотрудничеству. Первый шаг к нему – изучить язык, знакомиться с последними научными публикациями в международных журналах, посещать международные конгрессы по судебной медицине, осуществлять контакты и обмениваться идеями. Только общение и обмен идеями могут стать вторым, главным шагом к общему будущему.

Особенность современного развития судебно-медицинской науки в западных странах – ориентированность в основном на казусы [4] и на генетические исследования [2]. Казусы всегда необходимы для обмена опытом и приводят часто к идеям о новых исследованиях. Судебно-медицинская генетика – „горячяя” тема дня – но, все-таки по существу судебная медицина – это танатология, травматология, клиническая судебная медицина и т.д., а генетика – смежная дисциплина, важная, но не единственная. Однако, импакт - фактор и цитирование в основном крепятся на публикациях по судебно-медицинской генетике [1].

Русская судебная медицина, по нашим наблюдениям, выгодно отличается существенным наличием фундаментальных исследований, притом по самым разным направлениям. Хотя изредка встречается более формальный подход, база для развития науки – на завидном уровне, несмотря на финансирование.

Все плюсы „западной” и „русской” судебной медицины остаются в тени языкового барьера и полного отсутствия обмена. Публикации русских ученых почти всецело остаются только на русском языке и не становятся „всеобщим” достоянием, а русские (и не только русские, а также, к примеру, и болгарские, и из других восточноевропейских стран) ученые – судебные медики, в неведении о достижениях западноевропейских и американских коллег.

Эти нелицеприятные факты имеют и всеобщий эффект – русские и восточноевропейские судебно-медицинские журналы почти неизвестны на западе, а из-за малого тиража и небольшого количества цитирований, импакт фактор журналов Европы и Америки по судебной медицине и смежным наукам (включая и международные, в основном на английском языке) – на очень низком уровне [1]. Судебные медики во всем мире – немногочисленная общность, но теперешнее состояние разрозненности еще более вносит трудности в существование нашей науки.

Какие выводы можно сделать из вышеприведенных фактов, насчет дальнейших направлений развития судебно-медицинской науки:

  • Борьба за финансирование научной работы в судебной медицине;
  • Приоритет центрального бюджета над приватной деятельностью;
  • Преодоление языкового барьера;
  • Научный обмен и публикации, международные контакты и сотрудничество;
  • Сохранение фундаментальных исследований, но уделение внимания и казусам, а также и социально-ориентированным программам (последние хорошо субсидируются)

И, вместо заключения, можно снова надеяться, что наше будущее лежит на плечах идеалистов, ступивших на основу научного и практического наследства и стабильного финансирования.

Литература:

  1. Jones A. W. The distribution of forensic journals, reflections on authorship practices, peer-review and role of the impact factor. Forensic Sci. Int. 165 (2007) 115-128.
  2. Madea B., Saukko P., Mushoff F. Tasks of research in forensic medicine – different study types in clinical research and forensic medicine. Forensic Sci. Int. 165 (2007) 92-97.
  3. Madea B., Saukko P. Future in forensic medicine as an academic discipline – Focusing on research. Forensic Sci. Int. 165 (2007) 87-91.
  4. Madea B. Case histories in forensic medicine. Forensic Sci. Int. 165 (2007) 111-114.
  5. Radoinova D., Kolev Y. Dokov W. Organization and tasks of the forensic medicine in Bulgaria. Papers of the 2 Internationales Symposium des Osteuropavereins Rechtsmedizin, June 2008, Gabcikovo, Slovakia
  6. Rutty G. N. The academic forensic pathologist. An endangered species? For. Sci. Med. Pathol. 1 (2005) 167-168.
  7. Vanezis P. Forensic medicine: past, present and future. Lancet 364 (2004) 8-9.

*текст приведен в авторской адаптации (ред.колегия)

похожие статьи

Шкала цветов. Пособие для биологов при научных и научно-прикладных исследованиях / Бондарцев А.С. — 1954.

О жестоком обращении с детьми в Болгарии / Колев Я.Г., Радойнова Д.Д. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 4-10.

Некоторые вопросы судебно-медицинской символики / // Проблемы экспертизы в медицине. — 2007. — №4. — С. 33-36.

Совместная научно-исследовательская работа кафедры судебной медицины Сеченовского университета и Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы / Нагорнов М.Н., Шигеев С.В., Ломакин Ю.В., Леонова Е.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 4-9.

Обращение к читателям Баринова Е.Х. — председателя редакционного совета / Баринов Е.Х. // Медицинская экспертиза и право. — 2011. — №1. — С. 3-4.

больше материалов в каталогах

Разное