Повреждения волос при дорожно-транспортных происшествиях

/ Котельникова М.В., Планида О.В., Недолуга Н.О. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2008 — №9. — С. 38-41.

ссылка на эту страницу

Постоянный рост автомобильного парка, высокая интенсивность движения на дорогах, управление транспортными средствами в нетрезвом состоянии, низкая культура поведения водителей и пешеходов привели к значительному росту дорожно-транспортных происшествий с высоким процентом гибели людей. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно на дорогах в результате дорожно-транспортных происшествий гибнет 325 тысяч человек, и более 12 миллионов человек получают те или иные увечья.

По определению А.А. Солохина (1968), под автомобильной травмой следует понимать повреждения, причиняемые наружными либо внутренними частями движущегося автомобиля или полученные при выпадении из него. Такие ситуации возникают при наезде автомобиля на человека и ударе какой- либо частью а/м по телу, переезде колёсами автомобиля, сдавлении тела между частями автомобиля и другими предметами, травме внутри (в кабине, в салоне) автомашины. Автомобильная травма - один из немногих видов травматизма, при котором встречается наибольшее количество самых разнообразных повреждений во всех областях тела [9].

На основании данных анализа архива судебно-биологического отделения ГУЗ «Бюро СМЭ» М3 ХК, разнообразные и многочисленные повреждения встречаются и в волосах, обнаруженных при дорожно-транспортных происшествиях. Эксперту всё чаще приходится решать вопрос о наличии на волосах следов, указывающих на характер травмы, так как вид повреждений зависит от формы и структуры предмета, послужившего травмирующим фактором.

В 2007 году нами проведено 9 экспертиз, целью которых было определение механизма отделения волос, изъятых с места ДТП. Волосы сгруппированы соответственно местам изъятия: 4 группы — с лобового стекла; 2 — с автоматической коробки передач; 2 — с ремня безопасности; 2 — с рулевой колонки; 2 — с дверцы со стороны водительского и пассажирского сидений; 2 — с подголовника водительского и пассажирского сидений; 1 группа — с подушки безопасности. В 15 группах исследованы 110 волос длиной от 2,0 см до 33,0 см, принадлежащих человеку.

Единичные волосы из каждой группы (18 объектов) отнесены к отживающим, которые могли быть отделены незначительным усилием. На это указывала вытянутая колбообразная луковица с остатками ороговевших влагалищных оболочек и едва заметным вдавлением от сосочка [8].

В каждой группе имелись единичные вырванные жизнеспособные волосы (15 объектов) с содержащими пигмент крючкообразно загнутыми луковицами.

Остальные волосы луковиц не имели, вид корневых концов полиморфный, имелись нарушения целостности стержня, причем в более длинных волосах повреждений по ходу стержня больше.

Вид большинства волос (40 объектов), изъятых с неповреждённого лобового стекла, рулевой колонки, подголовника, подушки безопасности, на дверцах, соответствует характеру травмы тупым и тупогранным предметом, который воздействовал на весь волос, на свободный или корневой конец. Свободные концы либо не изменены, либо имеют мелко-, средне- и крупнобугристую поверхность, увеличенную в поперечнике, кутикула отслоена, оборвана. От воздействия на всю длину волоса заметны веретенообразные утолщения стержня с продольными или поперечными трещинами в корковом веществе и отслоением кутикулы; на протяжении некоторых волос отмечаются расщепления по длине, надломы, перегибы, дефекты кутикулы и коркового слоя [3].

В этой же группе волос отмечены локальные травматические изменения - сплющивание стержня на ограниченном участке с отрывом части коркового вещества, что характерно для воздействия ребра тупого предмета. Небольшие по величине участки расширения волос в области сплющивания, в зоне которых корковый слой практически не разволокнён, а кутикула имеет вид отдельных обрывков, указывают на незначительную силу удара. О значительной силе удара говорит полный или частичный разрыв стержня некоторых объектов. Края повреждения расщеплены на многочисленные волоконца, часть стержня отсутствует, повреждённые концы резко деформированы, по форме напоминают веер (8 объектов) либо имеют ступенеобразную (12 объектов) поверхность отделения, кое-где видны многочисленные беспорядочные образования, соединённые между собой тонкими перемычками [3, 6, 7]. В отдельных травматически изменённых участках структура волос трудноразличима. Вероятно, под воздействием тупой грани, края двух волос раздвоены.

В двух волосах с рычага АКП отмечены довольно грубые повреждения кутикулы и коркового слоя с продольным разделением стержней на две ветви, что может указывать на их сдавливание со значительной силой [4].

Волосы, изъятые с разбитых лобовых стёкол и рычага АКП (22 объекта), имеют поперечную или косую ровную или слегка бугристую поверхность отделения с острыми углами, В корковом слое некоторых волос присутствуют надрезы, надрывы, продольные трещины разной длины, выступающие шипы коркового вещества. Такая картина характерна для травмы острым предметом (разбитое стекло и пластиковые части) и зависит от остроты режущей поверхности и от количества перерезаемых волос. Чем меньше волос в пучке, тем ровнее поверхность. При пересечении большого пучка волосы подвергаются большему сдавливанию, чем единичные объекты и тонкие пряди. Может произойти частичное разделение волоса на несколько ветвей по длине [1,2, 5].

В семи объектах острый травмирующий предмет воздействовал на волос под углом, отчего образовался «скальпированный» след, режущий край прошел по касательной к волосу, срезая на подлежащих участках кутикулу, корковое вещество или различные по толщине части стержня.

В шести волосах длиной свыше 15 см, изъятых с рычага АКП, ремня безопасности, рулевой колонки, имел место их разрыв при действии силы на растяжение. Поперечные ровные поверхности отделения с острыми углами указывали на мгновенное действие силы [2, 5]. Продолжительное, небольшое по силе растяжение привело к образованию ступенеобразных концов с продольными глубокими трещинами от основания ступеньки. На всём протяжении отдельных волос выявлены дополнительные поперечные разрывы отдельных волоконец коркового вещества в виде поперечных черточек, а также растяжение кутикулы в виде зубчатости контуров оптического края вблизи места разрыва [7].

Как показали исследования, волосы из разных мест изъятия имеют единичные или множественные, характерные для конкретного вида травмы или сочетанные, повреждения различных отделов. Даже если в одном автомобиле в ДТП пострадали несколько человек, волосы, изъятые при осмотре места происшествия, могут сохранять следы разного травмирующего воздействия. Задача эксперта-биолога - внимательно изучать и тщательно анализировать увиденную морфологическую картину волос, чтобы сделать вывод о механизме их отделения.

На основании вышеизложенного можно прийти к следующему заключению: изучение волос — улик при экспертизах, связанных с дорожно-транспортными происшествиями, может прояснить вопрос о травмирующем предмете; использование микроскопии при исследовании волос может сделать экспертизу автотравмы более полной и информативной и позволит решать следственным органам вопросы, связанные с дифференциальной диагностикой расположения участников дорожно-транспортного происшествия в салоне автомобиля.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Туманов А.К. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. — Москва, 1961.
  2. Барсегянц Л.О. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. — Москва, 2005.
  3. Асадчих Н.П., Лазуренко И.С. Судебно-медицинское исследование волос человека. — Москва, 1972.
  4. Минаков П.А. О волосах в судебно-медицинском отношении. — Москва, 1894.
  5. Барсегянц Л.О., Верещагина М.Ф. Морфологические особенности волос человека в аспекте судебно-медицинской экспертизы. — Москва, 1982.
  6. Томилин В.В., Гуртовая С.В. Исследование волос с головы человека (краткое пособие для судебно-медицинских экспертов). — Москва, 2002.
  7. Юсуфов P.M. Методические указания о дифференцировании структуры болезненно изменённых и травматически повреждённых волос человека. — Москва, 1984.
  8. Геньбом Р.Г., Корнеева-Асадчих Н.П. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. — Москва, 1972.
  9. Солохин А.А. Судебно-медицинская экспертиза в случаях автомобильной травмы. — Москва, 1968.

похожие статьи

Судебно-медицинские аспекты дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом / Осипов А.А., Морозов Ю.Е., Стороженко Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 116-117.

Влияние некоторых факторов на особенности повреждений, возникающих в условиях автомобильной травмы у детей-пассажиров / Савенкова Е.Н., Ефимов А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №1. — С. 4-7.

Характер и локализация повреждений у водителей и пассажиров при несмертельной травме в салоне легковых автомобилей при опрокидывании / Саркисян Б.А., Паньков И.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №6. — С. 42-45.

Судебно-медицинская оценка наезда легкового автомобиля в случаях нелетальной травмы / Глинский С.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 61-63.

Повреждения, причиняемые стопорными кольцами автомобиля / Игнатенко А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 42-43.

больше материалов в каталогах

Автотравма