Об одной из причин своеобразного течения и исхода огнестрельных ранений

/ Эйдлин Л.М.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961 — №2. — С. 22-23.

Эйдлин Л.М. Об одной из причин своеобразного течения и исхода огнестрельных ранений

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. Л.М. Эйдлин) Самаркандского медицинского института имени акад. И.П. Павлова

Поступила в редакцию 4/III 1960 г.

ссылка на эту страницу

Известен благополучный исход многих слепых огнестрельных повреждений и возможность вживания снарядов или их осколков без особого вреда для раненых. В таких случаях хирург удаляет инородное тело только при наличии особых показаний. При ранениях же тупым или острым предметом, если в ране остаются отломки орудия, частицы одежды и т. п., прогноз хуже.

Поступление в рану вместе со снарядом пороховых остатков, металлической пыли и различных соединений металлов не привлекало особенного внимания. Правда, наличие этих элементов в ране интересовало судебных медиков как основание для суждений о фигурировавшем оружии, дистанции выстрела и т. п. Вопрос же о влиянии их на процессы заживления, если не говорить о высказанном на заре развития учения об огнестрельных повреждениях мнении о ядовитом воздействии пороха на ткани в области травмы, которое в дальнейшем было опровергнуто, не поднимался. Между тем данные об изменчивости течения воспалительного процесса в зависимости от малейших химических изменений в зоне его, а также о возможности химического управления ходом воспалительной или травматической реакции (Л.С. Салямон, 1951, 1958) позволяли думать, что на поврежденные ткани влияют химические продукты выстрела. Естественно было считать, что, внося продукты выстрела в повреждаемые тем или иным способом ткани, можно будет наблюдать влияние их на течение и исход ранения.

Мы выполнили несколько серий опытов. В одних опытах крысам иглой вводили в толщу мягких тканей кусочки марли, хлопчатобумажные или шелковые нити, которыми прочищали после выстрела канал ствола малокалиберной винтовки ТОЗ-8. Контрольным крысам вводили такие же незагрязненные инородные тела. Животных забивали через 1, 2, 3, 4, 7, 14, 21 сутки после введения инородных тел. Последние вырезали вместе с окружающими тканями, кусочки фиксировали в формалине и заливали в целлодин. Препараты окрашивали гематоксилин-эозином.

При гистологическом исследовании была выявлена существенная разница в реакции тканей в зависимости от наличия или отсутствия в них содержимого канала ствола оружия. Так, у контрольных животных уже через сутки в полости нахождения инородного включения имелась масса лейкоцитов, которые сплошь окутывали нити и проникали в щели между волоконцами их. В тканях, ограничивающих полость включения инородного тела, были видны отдельно разбросанные лейкоциты, не образующие лейкоцитарного барьера. Отдельные клеточные элементы тканей вплоть до самого края полости сохраняли свои структурные особенности, что определяло местами неровности края и наличие в нем небольших щелей.

Иная картина была при наличии в ране продуктов выстрела, которые выявлялись по черной окраске образующих нити волокон. Здесь к концу суток лейкоциты не только не проникали в полость, но даже не достигали края ее. Хорошо выраженный лейкоцитарный вал, как правило, кольцеобразно скружал полость, отделяясь от нее прослойкой тканей, без заметного в них наличия лейкоцитов. Соответственно этой прослойке, особенно у края полости, отмечалась гомогенизация и расплавление клеточных элементов. Последнее было особенно хорошо видно на мышечных волокнах, часть из которых подвергалась миолизу, и оес- структурное вещество как бы обтекало край полости.

Эта разница усиливалась в последующие дни. Так, через 3 суток лейкоцитарный барьер представлялся уже значительно более мощным, однако он не достигал зоны расположения волокон, загрязненных продуктами выстрела. Вместе с тем увеличивалась некротизация тканей между краем полости и лейкоцитарным валом, где встречалось все больше распавшихся и распадающихся клеток и волокон. При отсутствии же продуктов выстрела даже через 3 суток лейкоциты концентрировались только в зоне расположения волокон, не образуя лейкоцитарного барьера.

К концу недели вокруг загрязненных волокон выявлялись некротические бесструктурные массы, зона некротизации нарастала и захватывала самый лейкоцитарный вал. В контрольных же препаратах лейкоциты пронизывали волокна и заполняли полость расположения инородных тел. Вокруг нее имелись лейкоциты, но без признаков лейкоцитарного барьера.

Спустя 2 недели и позже становилось все более заметным кольцо из развивающейся соединительной ткани по периферии зоны некротизации, непосредственно прилежащей к нитям, загрязненным продуктами выстрела. Создавалось впечатление как бы панциря, изолирующего инородное тело. Возникновение капсулы было хорошо заметно макроскопически.

Иначе протекала реакция у контрольных животных. Здесь не возникало барьера; развивающиеся соединительнотканные клетки все теснее и теснее охватывали волокна, как бы сливаясь с ними.

Постоянство и четкость в различиях гистологических картин у подопытных и контрольных животных позволяют отметить общие закономерности воздействия содержимого канала ствола на течение и исход ранения.

Вначале можно было думать, что имеет место своего рода фумигация (копчение) продуктами обычного горения. Однако, поставив опыты с загрязнением волокон копотью от сгоревшей древесины, мы увидели обычную воспалительную реакцию, такую же как в контрольных опытах. Было также установлено, что внедрение порошинок в ткани роли не играет.

Следовательно, вопрос, определяются ли закономерности своеобразного течения травматической реакции в зоне инородных включений, загрязненных продуктами выстрела, веществами, возникающими в результате сгорания пороха или соединениями металлов, или, наконец, теми и другими вместе взятыми, остается предметом дальнейшего изучения.

Выводы

  1. При огнестрельных ранениях в рану вместе со снарядами заносятся продукты выстрела, а также металлы и их соединения. Эти вещества определяют своеобразный ход воспалительной реакции и процессов заживления в зоне своего расположения.
  2. Особенностью воспалительной реакции в таких случаях является скопление лейкоцитов и образование лейкоцитарного барьера не в непосредственном контакте с инородным телом, а несколько отступя от него. В последующем происходит омертвение тканей, расположенных кнутри от лейкоцитарного вала и развивается соединительнотканная капсула вокруг инородного включения. Этим, по-видимому, объясняется благополучное вживление огнестрельных снарядов в организм.

похожие материалы в каталогах

Огнестрельные повреждения

похожие статьи

Судебная баллистика / Черваков В.Ф. — 1937.

Некоторые недостатки в проведении экспертиз огнестрельных повреждений в отделениях медицинской криминалистики / Назаров Г.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 66-67.

Компьютерное моделирование в рамках огнестрельной травмы / Шакирьянова Ю.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 214-218.

К вопросу об исследовании огнестрельных повреждений одежды, изготовленной из синтетических материалов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 14.

К судебно-медицинской диагностике ранений из строительно-монтажного пистолета / Ковальчученко Н.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 51-52.