О невменяемости по новым основам уголовного законодательства

/ Калашник Я.М.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961 — №2. — С. 43-45.

Калашник Я.М. О невменяемости по новым основам уголовного законодательства

Поступила в редакцию 27/Х 1960 г.

ссылка на эту страницу

Характер и содержание судебнопсихиатрической экспертизы в уголовном процессе во многом определяются тем, как закон трактует невменяемость и при наличии каких признаков может быть констатировано состояние невменяемости.

В статье 11-й Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных сессией Верховного Совета СССР в декабре 1958 г., говорится:

«Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния. К такому лицу по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера, устанавливаемые законодательством союзных республик.

Не подлежит наказанию также лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения судом приговора заболевшее душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. К такому лицу по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера, а по выздоровлении оно может подлежать наказанию».

Отсюда видно, что невменяемость должна быть обоснована психическим состоянием только во время совершения определенного общественно опасного деяния.

Существует неправильная тенденция толковать невменяемость иначе. До последнего времени некоторые следственные работники и психиатры говорили о невменяемости не только в отношении того периода, когда было совершено общественно опасное деяние, но и когда психическое заболевание возникало после совершения преступления — в стадии следствия, в период проведения экспертизы, во время отбывания наказания. Так, например, в отношении Б., совершавшего на протяжении нескольких лет хищения государственных ценностей и заболевшего реактивной депрессией после ареста, психиатры дали заключение, что он «в период совершения преступления был вменяем», а «в настоящее время (т. е. в период экспертизы) — невменяем».

Получалось, что одно и то же лицо в отношении одного и того же преступления, в одно время было вменяемым, в другое — невменяемым. Такое понимание невменяемости вносит путаницу и влечет за собой ряд последствий. Вменяемое лицо на время содержания под стражей, например, лишается некоторых прав, которые сохраняются за невменяемым (оплата по листу нетрудоспособности и т. п.).

Как при определении вины, так и при установлении вменяемости, являющейся предпосылкой вины принимается во внимание только конкретное, умышленно или по неосторожности совершенное деяние, предусмотренное уголовным законом. Именно поэтому при установлении невменяемости следует исходить из оценки психического состояния только в период совершения деяния. Положение не меняется и после, когда деяние совершено психически больным, страдающим хроническим заболеванием и находившимся во время совершения опасного деяния в болезненном состоянии. Применительно к такому случаю о невменяемости речь может идти также только в отношении определенного деяния, а не вообще и безотносительно к деянию. Отождествление понятия невменяемости с хронической психической болезнью, с чем иногда приходится встречаться, неправильно.

Поскольку невменяемость при совершении деяния исключает вину, такое деяние не может считаться преступлением, а лицо, признанное невменяемым, не подлежит уголовной ответственности.

Болезненное состояние психики в период совершения общественно опасного деяния, влекущее невменяемость, в Основах уголовного законодательства отграничивается от болезненного состояния, возникающего до вынесения приговора у лиц, совершивших преступление в состоянии вменяемости. Так как оба эти состояния возникают в разное время по отношению, к общественно опасному деянию, они влекут применение и разных мероприятий. В отношении лиц, совершивших деяний в болезненном состоянии, уголовное дело из за их невменяемости прекращается, и данные лица наказанию не подвергаются. К ним могут применяться только меры медицинского характера.

Иное отношение закона к лицам, совершившим деяние во вменяемом состоянии, а затем заболевшим психической болезнью. К ним закон также предусматривает возможность применения медицинских мер. Но в связи с тем, что такие лица из-за возникшей до суда психической болезни не могут давать показания, принимать участие в судебном процессе и защищать себя, уголовное дело в отношении их может быть лишь приостановлено, но не прекращено. После выздоровления приостановленное судебное дело возобновляется и обвиняемый обычно предстает перед судом и может быть подвергнут наказанию.

Наличие невменяемости определяется как медицинским, так и юридическим критерием. Учение о вменяемости исторически формировалось так, что на первых порах существовал только медицинский критерий. Для освобождения от наказания достаточно было установить, что совершивший опасное деяние был психически больным. В дальнейшем с уточнением понятия о психической болезни стало очевидным, что не всякий психически больной утрачивает способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, и что имеются заболевания, при которых больные остаются вменяемыми.

В дальнейшем возникла необходимость ввести в дополнение к медицинскому так называемый юридический критерий. Основанием для невменяемости стали считать только такую психическую болезнь, которая лишила обвиняемого способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

В Основах уголовного законодательства приводятся как медицинский, так и юридический критерий невменяемости. В отличие от прежнего законодательства юридический критерий в Основах поставлен на первое место, чем подчеркивается его ведущая роль.

Медицинский критерий в Основах включает в себя, кроме хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности и иного болезненного состояния, также и слабоумие.

Выделение слабоумия как самостоятельного признака медицинского критерия невменяемости отвечает современным научным данным. Слабоумие — это снижение умственных способностей в результате ряда психических заболеваний — травм мозга, заболевания мозговых сосудов, эпилепсии, шизофрении и др. Такое слабоумие как следствие определенной болезни входит в понятие основной болезни (эпилептическое слабоумие — в группу эпилепсии, травматическое слабоумие — в группу травматических поражений мозга, и т. д.). Несколько обособленным является врожденное слабоумие, или олигофрения. Если первый вид слабоумия является результатом снижения некогда полноценных умственных способностей, то второй вид — результат умственного недоразвития, умственной способности от рождения.

В судебнопсихиатрической экспертной практике всегда чувствовалась условность отнесения врожденного слабоумия к понятию «психическая болезнь».

В «Основах» слабоумие указывается в качестве отдельного признака медицинского критерия невменяемости, что соответствует данным психиатрической науки и вносит четкость в судебнопсихиатрическую практику.

Значительное место в судебной психиатрии занимает экспертиза алкогольного опьянения. Правовая оценка преступлений, совершенных в состоянии опьянения, предельно четко сформулирована в ст. 12 «Основ», которая гласит: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности».

Естественно, что эта статья предусматривает состояние алкогольного опьянения у психически здорового лица. Разрешение вопроса о вменяемости психически больного, совершивши с деяние в состоянии алкогольного опьянения, ставится в зависимоеib от основного заболевания. Слабоумный эпилептик будет признан невменяемым даже если он при совершении преступления находился в состоянии алкогольного опьянения.

Не распространяется действие ст. 12 «Основ» также на лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии алкогольного опьянения, носившего болезненный характер, т. е. так называемого патологического опьянения, которое подпадает под понятие «временного расстройства душевной деятельности» (ст. 11-я). Патологическое опьянение хотя и наблюдается при приеме алкоголя (иногда в незначительной дозе), но в его возникновении существенную, а иногда главную роль играют дополнительные факторы, нарушающие нормальную деятельность мозга, в виде предшествующего физического и психического перенапряжения и истощения и ряда других причин (бессонные ночи, тяжелые переживания, астения после болезни и т. п.). Алкоголь в данном случае лишь провоцирующий фактор. Патологическое опьянение— самостоятельное, крайне редкое кратковременное психическое расстройство, влекущее невменяемость и отличающееся от простого алкогольного опьянения. Следует подчеркнуть, что простое алкогольное опьянение даже при большой его глубине нельзя считать психическим расстройством болезненного характера, влекущим невменяемость.

похожие материалы в каталогах

Судебно-психиатрическая экспертиза

похожие статьи

Вопросы практического применения приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. № 3н “Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы” и предложения по его совершенствованию / Юрасов В.В., Смахтин Р.Е., Шлапак А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 43-45.

К разграничению сверхценных идеи ревности психопатов от близких по содержанию бредовых идей больных шизофренией / Шостакович Б.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 39-43.

Общественно опасные действия психически больных, обусловленные болезненными переживаниями синдрома Кандинского-Клерамбо / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 34-39.

Судебная психиатрия. Под редакцией Г.В. Морозова; изд-во «Медицина». М., 1965. / Лещинский А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 57-59.

Клинические отграничения и судебно-психиатрическая оценка реактивных психозов с экспансивно-стеническим бредообразаванием / Свириновский Я.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 46-49.