Химические исследования при экспертизе колото-резаных повреждений

/ Загрядская А.П.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961 — №4. — С. 32-35.

Загрядская А.П. Химические исследования при экспертизе колото-резаных повреждений

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. А.И. Законов) Горьковского медицинского института имени С.М. Кирова

Поступила в редакцию 29/IX 1960 г.

ссылка на эту страницу

Простейшие химические реакции довольно широко используются судебными медиками при проведении экспертиз, но нам неизвестно о применении их при исследовании колото-резаных и колотых повреждений. Поэтому мы и решили провести наблюдения в этом направлении.

Из меди и железа изготовили ограничители в виде пластинок, которые надевались на нож между клинком и рукояткой. Ограничители были чистые, свободные от окиси или, наоборот, покрытые окислами.

Ножом с ограничителем наносили колото-резаные раны грудной клетки, бедра или ягодиц обнаженного трупа. Нож погружали на полную длину клинка, кожу из области контакта с ограничителем вырезали. Контролем служила кожа с соседних участков. Кожу исследовали в свежем виде и консервированную спиртом или формалином.

В других опытах повреждения на трупе наносили через ткани — хлопчатобумажные, шелковые, шерстяные, новые и стиранные, чистые и загрязненные. Исследовали кожу и одежду в месте контакта с ограничителем.

В большинстве случаев на коже и одежде визуально не определялось каких-либо следов от ограничителя. И только при сильно окисленном металле на светлых тканях невооруженным глазом или под стерео- микроскопом видны были мелкие загрязненные участки, имеющие бурый (железо), зеленый или черный ,(медь) цвет.

Для проверки мнения Г.А. Прейсмана о том, что химическими реакциями железо открывается только в повреждениях от рельсового транспорта и не выявляется в местах ударов железными предметами, мы применили в первую очередь методику этого автора, состоящую в следующем.

Кусочек кожи весом 1 г из области контакта с ограничителем заливали в пробирке 1 мл крепкой соляной кислоты. Через 3—5 минут добавляли 9 мл дистиллированной воды. Отфильтрованный экстракт разливали в 3 пробирки, в которые соответственно добавляли по 1 мл 5% растворов: в первую — желтой кровяной соли (для получения берлинской лазури), во вторую — красной кровяной соли (для получения турнбулевой сини), в третью — роданистого калия (для получения роданистого железа).

При очень заржавленных железных ограничителях реакция всегда была положительной, хотя осадки берлинской лазури и турнбулевой сини выпадали нечасто и обычно не сразу; синее или сине-зеленое окрашивание экстрактов не оставляло сомнений. От роданистого калия вытяжка приобретала кроваво-красный цвет. При небольшой заржавленности ограничителя результаты исследований были менее отчетливыми. Самой чувствительной оказалась реакция образования роданистого железа: она нередко была положительной при отрицательных результатах двух других. Если ограничитель не содержал ржавчины, результаты исследований, как правило, были отрицательными. С контрольными участками кожи мы не отмечали положительных реакций, только при стоянии больше 3 часов от красной, а иногда и от желтой кровяной соли экстракты нередко синели. От роданистого калия цвет контрольных растворов не изменялся в течение 3 суток. Фиксирование кожи в спирте или формалине не влияло на результат реакций.

При резко заржавленных ограничителях железо обнаруживалось и в вытяжках, полученных из одного и того же объекта повторно, г. е. путем новой заливки его соляной кислотой и водой.

Одежда дала ту же картину. Отчетливые результаты отмечались в опытах со светлыми тканями. Концентрированная соляная кислота частично обесцвечивала темные материи, что приводило к окрашиванию растворов, маскирующему картину. Во избежание этого мы стали заливать ткани 10 мл 1% раствора соляной кислоты. В этих случаях объекты сохраняли свою окраску и вытяжки получались бесцветными. В дальнейшем мы использовали такую же кислоту и в опытах с кожей. Реакции при этом всегда были отчетливыми.

Исследование кожи под одеждой нз области контакта с ограничителем давало отрицательный результат.

Таким образом, мы убедились в ошибочности мнения Г.А. Прейсмана. Наши опыты показали, что в области контакта с заржавленными железными ограничителями на коже и одежде металл может быть обнаружен при помощи химических реакций по методике Г.А. Прейсмана.

В отпечатках ограничителей, свободных от ржавчины, методом Г.А. Прейсмана железо часто не обнаруживается. Для его выявления мы решили применить реакции образования берлинской лазури и турн- булевой сини на железо и с желтой кровяной солью на медь, описанные в руководствах по микроскопической технике. Исследовали 3X3мм кусочки кожи и одежды, вырезанные из области. контакта с ограничителем и из соседних участков.

Произведены следующие реакции. На соли окиси железа (реакция Пэрлса). Кусочек кожи или одежды помещали на 15—30 минут в свежеприготовленную смесь равных частей 2% раствора желтой кровяной соли и 2% раствора соляной кислоты. Соединения железа окрашивали в синий цвет (берлинская лазурь). На соли окиси и закиси железа (реакция Тирмана). Кусочек кожи или ткани одежды помещали на 24 часа в насыщенный раствор сернистого аммония, затем промывали водой и переносили на 10—20 минут в свежеприготовленную смесь равных частей 20%' раствора красной кровяной соли и 1% раствора соляной кислоты. Соли железа окрашивались в синий цвет (турнбулевая синь). На медь — реакция Пэрлса с 2% раствором желтой кровяной соли и 2% раствором соляной кислоты. Соединения меди окрашивались в буро-красный цвет.

Препараты рассматривали под стереомикроскопом с различными увеличениями. Соединения железа и меди представлялись в виде глы-

бок соответственно синего или буро-красного цвета. От контакта с заржавленными железными или резко окисленными медными ограничителями на одежде или коже оставалось много металла, глыбки располагались кучно, сливаясь в сплошной синий или буро-красный налет. При слабом окислении в отпечатках обнаруживалось меньше металла, однако положительный результат реакций не вызывал сомнений. Даже при медных или железных ограничителях, свободных от окиси, в большинстве случаев пробы были положительными.

Этой сравнительно высокой чувствительностью микрохимические реакции выгодно отличаются от метода Г.А. Прейсмана, дающего отрицательный результат с незаржавленным железом.

Кроме изучения отпечатков ограничителей, разработанная методика применена нами и для других целей.

В процессе выполнения судебномедицинской экспертизы потребовалось определить, каким предметом нанесено повреждение одежды.

По состоянию краев и углов ранения было установлено, что оно является резаным или колото-резаным. Однако оставалось неясным, причинено ли повреждение ножом или осколком стекла.

Микрохимически мы легко обнаружили железо по краям повреждения и установили, что ранение не могло быть причинено стеклом.

Это исследование послужило основанием к постановке серии опытов по выявлению железа по краям повреждений, нанесенных ножами с чистыми и покрытыми слоем ржавчины клинками. Для контроля исследовали неповрежденными кусочки одежды и кожи, а также ранения, причиненные стеклом. Методика опытов не отличалась от описанной выше. Железо выявлялось микрохимически (образование берлинской лазури и турнбулевой сини).

Выяснилось, что по ходу ранений любыми предметами, содержащими железо (ножи, вилки, хозяйственные инструменты и т. п.), на одежде и коже может остаться железо, легко выявляемое микрохимически. Разумеется, чем больше ржавчины на ранящем предмете, тем больше железа остается по краям повреждения и тем отчетливее результаты проб. Однако железо открывается и в тех случаях, когда поверхность орудия представляется совершенно чистой без заметных следов ржавчины, как это обычно бывает у предметов, не бывших в употреблении. И только при ранениях хорошо хромированными инструментами железо не обнаруживается.

Результаты реакций отчетливо выявляются на цветных тканях и коже и почти совсем не различаются на черных и сине-зеленых материалах.

Мы наносили повреждения на трупе через 2—5 слоев одежды и всюду по ходу раневых каналов на одежде и ноже реакция на железо была положительной, однако интенсивность отложения его в глубине уменьшалась.

При ранениях обоюдоострыми ножами расположение железа в окружности повреждений было равномерным, в углах несколько гуще, чем по краям. При односторонней заточке в окружности «обушкового» конца повреждения железа откладывалось особенно много и тем больше, чем шире обушок и чем значительнее упор на него при введении ножа.

При перпендикулярном положении клинка по отношению к телу в момент ранения интенсивность синей окраски по краям повреждения была одинаковой, при наклонном (под острым углом) — более значительной в месте максимального контакта, со стороны острого угла.

Полученные данные полностью подтверждены нами на экспертном материале. Однако при интенсивном пропитывании кровью железо на одежде часто вообще не выявлялось. По-видимому, кровь с одной стороны, частично смывает слой окиси, а с другой, — окрашивая ткани, маскирует реакцию. Несмотря на это, микрохимические реакции можно использовать при экспертизе колото-резаных ранений как дополнительный метод для разрешения вопросов о степени заржавленности, характере заточки и положении клинка в момент удара. Желательно лишь подвергать исследованиям одежду, возможно меньше пропитанную кровью.

В литературе рекомендуется при микрохимических реакциях на железо обращать внимание на чистоту реактивов и посуды и избегать пользоваться металлическими инструментами (П.И. Роскин и Л.Б. Левинсон; т. е. Татаринова и В.И. Капелько; С.С. Вайль и др.).

Мы убедились, что чистота реактивов и посуды является действительно необходимым условием, а отказ от металлических инструментов не вызывается необходимостью. Ни в одном случае по линии разреза хромированными ножами и ножницами на коже и одежде мы не обнаруживали железа. Те незначительные количества его, которые иногда выявлялись на контрольных препаратах, не зависели от использования инструментов, так как, во-первых, характерные сине-зеленые глыбки располагались не по линии разрезов, а беспорядочно, и, во-вторых, в таких же количествах железо нередко обнаруживалось в препаратах, приготовленных с помощью стекла. По-видимому, это были случайные загрязнения, не связанные с применением металлических инструментов.

Выводы

  1. При колото-резаных повреждениях на коже человека и на различных тканях одежды в местах контакта с металлическим клинком и ограничителем микрохимическими методами можно обнаружить железо или медь, особенно, когда клинок или ограничитель покрыты хотя бы незначительным слоем окиси, что практически всегда имеет место.

    Обнаружение металла является денным диагностическим признаком для суждения о степени заржавленности, характере заточки и положении клинка в момент ранения.
  2. Микрохимические методы открытия металлов несложны, быстры, не требуют особой аппаратуры; они доступны каждому эксперту.
  3. Нельзя согласиться с выводами Г.А. Прейсмана о том, что химическими методами исследования железо выявляется только при травме рельсовым транспортом и не обнаруживается при повреждениях тупыми железными предметами. Наши исследования убеждают, что по методике, разработанной Г.А. Прейсманом, на коже и тканях одежды железо легко обнаруживается в местах ударов заржавленными железными орудиями, в том числе и в отпечатках таких ограничителей. Однако в связи с тем что после действия чистого, не заржавленного железа результаты исследований по методике Г.А. Прейсмана могут оказаться отрицательными, при экспертизе колото-резаных повреждений для обнаружения незначительных количеств металла лучше пользоваться микрохимическими реакциями.
  4. Наши исследования не подтверждают распространенного мнения о том, что при микрохимических исследованиях необходимо избегать металлических инструментов. После действия хромированных ножей или ножниц на коже и одежде железо микрохимически не обнаруживается. Поэтому такие инструменты могут быть использованы, необходимо лишь содержание их, а также применяемой посуды в чистоте.

похожие статьи

К оценке возможности нанесения себе нескольких смертельных повреждений самим пострадавшим / Назаров Ю.В., Исаков В.Д., Караваев В.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №5. — С. 44-46.

А.П. Загрядская. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резаного ранения. Библиотека практического врача. 1968, 152 с., 42 рис. Цена 55 коп. Изд-во «Медицина». М. / Левченков Б.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 54-55.

О медико-криминалистическом исследовании колото-резаных повреждений биологических тканей / Иванов И.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 89-90.

Изучение распределения неостигмина метилсульфата в организме теплокровных животных после внутрижелудочного введения / Алехина М.И., Шорманов В.К., Никитина Т.Н., Маркелова А.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 40-47.

Обнаружение 25B-NBOMe — производного фенилэтиламина в биологическом материале / Барсегян С.С., Кирюшин А.Н., Ерощенко Н.Н., Туаева Н.О., Носырев А.Е., Кирилюк А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 34-39.

Особенности распределения 2,4- и 2,6-ди-трет-бутилгидроксибензола в организме теплокровных животных / Шорманов В.К., Цацуа Е.П., Асташкина А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №1. — С. 36-42.

больше материалов в каталогах

Повреждения колюще-режущими предметами

Судебно-химические исследования