Квалификация степени тяжести телесных повреждений при сдавлении органов шеи руками или петлей

/ Тунина Э.Л.  — 1956.

Квалификация степени тяжести телесных повреждений при сдавлении органов шеи руками или петлей / Э.Л. Тунина // Сборник научных работ по судебной медицине и криминалистике, посвященный памяти засл. проф. Н.С. Бокариус. — Харьков, 1956. — С. 110-116.

ссылка на эту страницу

В практике судебномедицинского эксперта не представляют собой редкости случаи, когда при обнаружении на шее следов, образовавшихся в результате сдавления ее руками или петлей, эксперт должен решать вопрос о степени тяжести телесных повреждений.

Единого мнения по вопросу о том, каково в этих случаях должно быть заключение эксперта, нет и это можно проиллюстрировать следующими примерами:

Гр-ка М., 28 лет, заявила, что 4 ноября сожитель душил ее за горло. Освидетельствование было произведено на следующий день. Было обнаружено, что на передней поверхности шеи, по ходу левой половины щитовидного хряща, имелись 3 ссадины полулунной формы, размерами от 0,6×0,2 см до 1×0,3 см розового цвета, со слегка возвышающимися корочками. В конъюнктиве обоих глаз усматривались кровоизлияния размером до горошины. На веках отмечены были мелкие точечные кровоизлияния.

Эксперт в этом случае дал заключение, что гр-ке М. нанесены легкие телесные повреждения.

В другом случае гр-ка 3., 16 лет, заявила, что 16 июня, когда она шла домой, ее остановил неизвестный гражданин, который предлагал подвезти ее на велосипеде домой. Она отказалась. После этого он начал душить ее за горло. Что с ней было потом не помнит. Прийдя в сознание она увидела, что лежит на земле, трусы на ней оказались разорванными. Освидетельствование гр-ки 3. было произведено через 2 дня, причем было установлено, что -на передней поверхности шеи в области щитовидного хряща расположено 10 ссадин различной формы (полулунной, продолговатой, округлой) размерами от 1×1 см до 1,5×0,1 см (рис. 1)

В области конъюнктивы обоих глаз имелись полосчатые кровоизлияния (рис. 2). Мелкие кровоизлияния наблюдались на коже век. На правой боковой поверхности языка имелась ссадина неопределенной формы, размером 0,6×0,2 см.

В этом случае экспертом дано было заключение, что гр-ке З. нанесено тяжкое телесное повреждение.

Ссадины на шее от сдавления руками

Рис. 1. Ссадины на шее от сдавления руками.

Кровоизлияния на глазных яблоках

Рис. 2. Кровоизлияния на глазных яблоках.

Приведенные два случая относятся к сдавлению шеи руками. Аналогичные расхождения в оценке их тяжести мы находим и в случаях сдавления шеи петлей. Так, гр-ка Р., 27 лет заявила, что 22 июня муж и его сестра избивали ее, а потом сдавливали ей веревкой шею. Гр-ка Р была освидетельствована через 5 дней. На шее у свидетельствуемой была отмечена низко расположенная странгуляционная борозда без кожных валиков. Наибольшая ширина ее спереди доходила до 2 см, на боковых поверхностях шеи — до 1 см. На задней поверхности шеи она прерывалась. Цвет ее был розовый с синюшным оттенком, без рисунка материала петли. Кровоизлияний на соединительных оболочках глаз обнаружено не было. Каких-либо указаний на потерю сознания в момент сдавления шеи в акте нет.

Заключением эксперта повреждения, (нанесенные гр-ке Р., отнесены к легким.

В другом случае, гр-ка Г., 32 лет, заявила, что 18 мая брат мужа, ругал ее на чердаке. Что с ней было потом, не знает. Очнулась на земле у дома. При освидетельствовании, .произведенном на следующий день, были отмечены и зафиксированы ясно выраженные следы сдавления шеи петлей в виде странгуляционной борозды. При освидетельствовании у гр-ки Г. отмечалась некоторая охриплость голоса и покраснение слизистой зева.

На основании приведенных данных эксперт дал заключение, что повреждения, нанесенные гр-ке Г., относятся к тяжким.

На примере приведенных случаев из экспертной практики мы имеем возможность убедиться в существовании двух диаметрально противоположных подходов к оценке разбираемых нами телесных повреждений.

Разумеется, такое положение не может быть признано нормальным. Поэтому нам представляется целесообразным обосновать то правило, в существовании которого практика так нуждается, то есть определить, каким же должен быть правильный подход к оценке указанных повреждений.

Нетрудно видеть, что в первых из приведенных двух групп случаев эксперт подошел к оценке этих повреждений с точки зрения их локального значения без учета реакции на такие повреждения со стороны организма в целом. И действительно, те повреждения, которые в данном случае явились объектом экспертного исследования, если их рассматривать изолированно от организма в целом и безотносительно к способу их нанесения, являются легкими.

Но можно ли рассматривать давление на область шеи только как местное воздействие, не учитывая реакции на это давление со стороны всего организма и центральной нервной системы его, в частности. А что такая реакция действительно имеет место, показывает ряд данных, находимых нами в литературе.

Известно, что даже ушиб передней части шеи представляет опасность вследствие того, что травмируется обычно гортань, богатая нервами. Появляющийся после ушиба шеи болезненный симптомокомплекс — шок, иногда заканчивается смертью.

Таким образом, механическое воздействие на шею должно привлекать серьезное внимание судебномедицинского эксперта.

В доступной нам судебномедицинской литературе мы не нашли указаний на то, как определять степень тяжести телесных повреждений у лиц в случаях сдавления их шеи руками или петлей, повлекших за собой начальные явления асфиксии.

В руководстве Гофмана имеется описание случая Дитриха, где повреждение рожков подъязычной кости и гортани явились основанием для отнесения этих повреждений к разряду тяжких.

Раньше существовало мнение, что основным фактором/влияющим на организм при сдавлении шеи является прекращение доступа воздуха в дыхательные пути. Однако сейчас уже считается общепризнанным, что не прекращение доступа воздуха в дыхательные пути является основным в наступлении смерти при задушении, а последнее связано со сдавлением сосудистонервных пучков в области шеи, вызывающим расстройство функции центральной нервной системы.

Гофман, в частности, считает, что при сдавлении шеи возможны повреждения блуждающего нерва, и в подтверждение этого приводит случай, когда мужчина поступил в клинику через несколько дней после попытки самоповешения по поводу трепетания сердца, потери голоса, затруднения глотания. Автор считает, что в данном случае имело место повреждение ствола блуждающего нерва над местом отхождения гортанного и под местом отделения глоточного нерва. Голосовые связки были неподвижны, чувствительность слизистой гортани отсутствовала. Наблюдался паралич верхних гортанных нервов (от сжатия),

Плачек же говорит, что местного сдавления блуждающего нерва нет, в виду его защищенного положения, и никаких изменений в нем не происходит. Последним автором были проведены опыты, и установлено, что независимо от того, находились ли блуждающие нервы под давлением петли или вне этого давления, замедление сокращений сердца происходило вследствие раздражения центров их в продолговатом мозгу.

В наблюдаемых нами случаях имели место и хрипота и затруднение глотания, но мы склонны все же считать, что происходит не непосредственное раздражение блуждающего нерва, а раздражение его рефлекторным путем.

В настоящее время совершенно ясно, что в случаях сдавления органов шеи имеет значение механическое воздействие на сосуды и нервы шеи, рефлекторное влияние на головной мозг, кислородное голодание его и рефлекторная остановка сердечной деятельности.

И. П. Павлов в лекциях о работе больших полушарий головного мозга говорил: «Давно известно, что прекращение кровообращения в коре скорее, чем во всех других тканях тела ведет к окончательному и необратимому нарушению ее функции».

И. Р. Петров, детально изучавший влияние кислородного голодания на кору головного мозга, отмечает, что центральная нервная система наиболее чувствительна к малейшему нарушению кислородного режима, причем самыми чувствительными являются филогенетически более молодые образования (кора головного мозга и мозжечок). Значительно менее чувствительны более древние образования, а именно: стволовый отдел мозга, продолговатый и спинной мозг.

При остро развивающемся кислородном голодании в первую очередь страдают сложные функции высшей нервной деятельности: происходит потеря ориентировки и способности реально оценивать окружающие события. После перенесенного тяжелого кислородного голодания наступают амнезия и атаксия. При полном прекращении снабжения кислородом уже через 2,5—3 минуты в коре и в мозжечке возникают фокусы некроза. До известного предела эти явления обратимы.

О том, что происходит, в организме человека при сдавлений шеи петлей или руками, в случаях, когда- то давление является кратковременным, мы находим указания у Игнатовского, Гамбург.

Значительный интерес в этом отношении представляют работы Беллина,. Вроблевского, Ильина, описывающих наблюдавшиеся ими явления у оживленных повешенных. Указанные авторы отмечают, что в прижизненном течении асфиксии прежде всего теряется сознание, а впоследствии теряются вегетативные функции. Восстановление функций происходит в обратном порядке — сначала восстанавливаются вегетативные функции, а затем функции спинного мозга, стволовой части мозга, гипоталамических областей и коры.

При асфиксии главный удар получает кора головного мозга. Потеря сознания при асфиксии обуславливается прекращением процессов окисления в головном мозгу, реагирующем чрезвычайно быстро на всякое изменение качества крови.

Подтверждением - быстрого наступления бессознательного со- стояния авторы считают тот факт, что ни один повесившийся самостоятельно спастись не мог.

Наблюдения экспериментаторов (Миновичи, Флейшман) так же подтверждают быструю потерю сознания. Оба экспериментатора отмечали, что еще до потери сознания они теряли ориентировку.

Продолжительность бессознательного состояния; повидимому, служит выражением степени изменений, происшедших в мозгу Она зависит от продолжительности пребывания в петле — чем скорее повесившийся снят с петли, тем короче бессознательное состояние.

Судороги следует считать результатом воздействия асфиктической крови на продолговатый: и спинной мозг и на мышцы, в связи с раздражением других нервных центров и глубоким нарушением химизма мышечных процессов.

В зависимости от характера висения (положения петли и длительности давления на шею) раньше или несколько позже присоединяется кислородное голодание.

Одним из важных признаков, наблюдаемых у своевременно снятых с петли, является дефект памяти — амнезия. Степень ее, повидимому, находится в известной зависимости от продолжительности потери сознания и пребывания в петле.

При освидетельствовании в Харьковской судебномедицинской амбулатории лиц, шея которых подверглась сдавлению мы чаще наблюдали следующие признаки асфиксии.

Экхимозы — мелкие кровоизлияния на соединительных оболочках глаз, на коже лица, чаще век. Образуются они по мнению авторов в результате застоя крови; связанного с затруднением оттока ее от головы. Опыты на животных показали; что экхимозы образуются в судорожном периоде асфиксии, вследствие повышения кровяного давления и застоя крови, под влиянием которого образуются разрывы капилляров и мельчайших сосудов.

Следы на шее — в виде ссадин или странгуляционной борозды. Странгуляционная борозда образуется быстро и бывает заметна до 1—2 недель, сохраняя иногда даже рельеф поверхности сдавливавшего шею предмета.

Боль в горле, особенно при глотании. В случаях повреждения гортани или подъязычной кости ощущение — боли может быть довольно длительным.

Хрипота и даже потеря голоса, что объясняется опуханием черпаловидного хряща.

Нами было изучено 12 случаев из практики Харьковской судебно-медицинской амбулатории, когда имели место явления асфиксии, развившиеся в результате сдавления органов шеи руками или петлей, причем в 7 случаях органы шеи были сдавлены петлей, а в 5 — руками.

Анализируя все наши случаи, Следует отметить, что потеря сознания наблюдалась в пяти случаях. В семи актах об этом признаке вовсе не упоминается и была ли потеря сознания, остается неизвестным.

Судороги наблюдались только в одном случае у гр-ки В., которая 5 суток не приходила в сознание.

Дефект памяти отмечали 4 свидетельствуемых. Психопатическое состояние осложнило состояние в послеасфиктическом периоде в одном из наших случаев. Экхимозы на соединительных оболочках глаз наблюдались в 8 случаях. В трех случаях об этом признаке совсем не говорится.

Боль в горле, особенно при глотании, отмечали четверо свидетельствуемых, в этих же случаях имела место хрипота.

Таким образом, наиболее часто встречаются кровоизлияния на глазных яблоках, затем потеря сознания, дефект памяти и хрипота.

Как же следует устанавливать степень Тяжести телесных повреждений в подобных случаях? С нашей точки зрения, во всех разобранных нами случаях повреждения в момент нанесения являлись опасными для жизни, а, следовательно, они должны быть рассматриваемы как тяжкие.

Обоснованием этого, в частности, является наличие основных признаков, указывающих на проявление асфиксии в сочетании со следами на шее в виде ссадин, кровоподтеков или странгуляционной борозды.

Одним из таких признаков следует считать покраснение соединительных оболочек глаз и кровоизлияния в них. Этот признак указывает на развивавшуюся асфиксию и является объективным показателем ее.

Что касается потери сознания, и судорог, то эти признаки могут быть учитываемы только в тех случаях, когда имеются объективные данные, указывающие на действительно имевшие место потерю сознания и судороги. Такими объективными данными являются истории болезни и, в некоторых случаях, показания свидетелей.

Боль в шее — признак субъективный и не является показателем имевшей место асфиксии.

Хрипота может иметь только относительное значение и лишь в совокупности с другими признаками.

Исходя из всего, изложенного, мы считаем, что при обнаружении следов давления на поверхности шеи таковые не могут быть учитываемы изолированно, без связи с состоянием всего организма.

Как видно из приведенного, давление на область шеи может вызвать тяжелые нарушения функции организма и, в частности, нарушение функции центральной нервной системы. В свете сказанного, само сдавление органов шеи является опасным для жизни.

При таком положении рассматриваемые повреждения должны быть относимы к разряду тяжких телесных повреждений.

Таким образом, телесные повреждения, вызванные сдавлением шеи, могут быть двоякого рода: либо это легкие телесные повреждения — когда имеются только следы насилия на шее и не было признаков развивавшейся асфиксии, либо это тяжкие телесные повреждения — когда имеются объективные признаки начинавшейся асфиксии, одним из которых являются кровоизлияния в глазных яблоках.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Беллин Э. Ф.— Нервные и душевные расстройства у оживленных повещенных и их эквиваленты. Судебномедицинское значение этих расстройств. Харьков, 1896.
  2. Вроблевский П. М.— О болезненных явлениях, наблюдаемых у оживленных после повешения. Арх. крим. и суд. мед. Харьков, 1926 г., т. І, кн. I, стр. 61.
  3. Гамбург А. М. — Судебномедицинская экспертиза обвиняемого, Киев. 1948 г.
  4. Ильин А. С. — Три случая ретроградной амнезии у оживленных повесившихся. Сб. Суд. мед. эксп., 1931. Ks 15, стр, 44,
  5. Петров И. Р. — Кислородное голодание головного мозга, Ленинград, 1949 г.
  6. Плачек. — Значение блуждающего нерва в смерти от повешения. Редкий случай слепоты у человека, оставшегося в живых после попытки к самоубийству через повешение. В кн. Юбил. сб. научн. раб. Пермской I б-цы, Пермь, 1934.

похожие статьи

Отличия в травме опорных структур шеи при повешении и удавлении петлей / Хохлов В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 13-14.

Диагностическое значение повреждений подъязычной кости, хрящей гортани и трахеи при удавлении петлей / Мишин Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 10-12.

Особенности повреждений шеи при сдавлении плечом и предплечьем / Подпоринова Е.Э. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 14-15.

Информативность «общеасфиксических признаков» для смерти от механической асфиксии в результате удавления руками (рукой), либо от сердечно-сосудистого заболевания (скоропостижная смерть), имевшегося у пострадавшего / Белых А.Н., Панасюк И.Н. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 50.

Права потерпевших на объективное рассмотрение дел в процессах (с медико-биологических и судебно-медицинских позиций экспертных исследований) / Козырев В.А., Калинин Р.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №5. — С. 13-16.

Предложения по внесению изменений в «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» / Буромский И.В., Кильдюшов Е.М., Башкирева Е.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №4. — С. 12-16.