Правовая квалификация долженствования и возможности оказания медицинской помощи

/ Баринов Е.Х. Балашова И.Л. Косухина О.И. Сухарева М.А. Очирова М.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 56-57.

Баринов Е.Х., Балашова И.Л., Косухина О.И., Сухарева М.А., Очирова М.А. Правовая квалификация долженствования и возможности оказания медицинской помощи

Кафедра судебной медицины и медицинского права (зав. – д.м.н., проф. П.О. Ромодановский) МГМСУ им. А.И. Евдокимова, г. Москва

ссылка на эту страницу

Соотношение договорных и деликтных обязательств при оказании медицинских услуг выясняется путем разграничения уголовно-правовых и гражданско-правовых аспектов профессиональной медицинской деятельности, неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору о возмездном оказании медицинских услуг и деликтных обязательств, экономических (malpractice) и профессиональных (misconduct) аспектов правонарушений при оказании медицинских услуг [1, 2].

Врач (медицинский работник) должен:

  • основывать медицинское пособие на волеизъявлении правообладателя;
  • оказывать медицинскую помощь не в противоречии с правилами профессии (медицины) в соответствии с обязанностями по трудовому найму, гражданско-правовому договору или иному специальному правилу либо по прямому указанию закона;
  • устранять и упреждать наступление неблагоприятных последствий:
    • а) патологии;
    • б) медицинского пособия.

Врач (медицинский работник) должен оказывать медицинскую помощь при наличии возможности:

  • в силу обязанности иметь заботу о лице, находящемся в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенном возможности принять меры к самосохранению;
  • в силу собственного поставления лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению, в опасное для жизни или здоровья состояние.

Долженствование действий врача распространяется на определенный круг пациентов (в рамках обязанностей по трудовому найму или гражданскоправовому договору).

Возможность действий врача также распространяется на определенный круг пациентов, в отношении которых он был обязан иметь заботу либо вверг их в опасное для жизни или здоровья состояние своей профессиональной деятельностью (поставление в опасность за пределами профессиональной деятельности здесь не рассматривается). Возможность действий врача, по существу, касается выбора между теми, кто менее или не столь срочно нуждается в его профессиональной помощи, и теми, кто в ней нуждается более и безотлагательно.

Отсюда вопрос долженствования и возможности действий врача перемещается в плоскость оснований его профессиональной активности.

Соответствующей профессиональной активности врача требуют функциональные обязанности по трудовому найму, если он является работником медицинской организации. В каждой такой организации они есть (или должны быть), и при приеме на работу врач расписывается в ознакомлении с ними.

Соответствующей профессиональной активности врача требуют и условия гражданско-правового договора, если врач является хозяйствующим субъектом (предпринимателем без образования юридического лица) и вправе заключать договор с заказчиком. Такие условия устанавливаются договором в соответствии с обоюдным волеизъявлением сторон.

Иных специальных правил как оснований профессиональной активности врача, кроме приказов при исполнении обязанностей воинской и приравненной к ней службе, в настоящее время не существует. Распространение последних на сферу гражданско-правовых отношений является противоправным. Равным образом, приказы органов управления здравоохранением не устанавливают подобные специальные правила иначе, чем по прямому указанию федерального закона. Самостоятельное ведомственное нормотворчество, такие правила устанавливающее, также является противоправным: гражданские права могут быть ограничены только Федеральным законом (п. 3 ст. 55 Конституции РФ; п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Федерального закона, прямо побуждающего медицинских работников к профессиональной активности, в настоящее время нет, кроме ответственности, предусмотренной угловным законодательством. Нет также правовых оснований, понуждающих медицинских работников к профессиональной активности в отношении неопределенного круга лиц.

Список литературы:

  1. Панов, А. В. Соотношение договорных и деликтных обязательств при оказании медицинских услуг / А. В. Панов, А. В. Тихомиров // Главный врач: хозяйство и право. – 2009. – № 3. – С. 24–31.
  2. Баринов, Е. Х. Судебно-медицинская экспертиза в гражданском судопроизводстве по медицинским делам. – М.: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав». – 2013. – 164 с.

похожие статьи

Об источниках ошибок при оказании экстренной медицинской помощи в условиях стационара / Тулендинов Г.Р., Породенко В.А., Бондаренко С.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 6-7.

Гемоторакс как смертельное осложнение пункции подключичной вены (случай из практики) / Круглякова Л.В. — 2018.

Судебно-медицинская характеристика и оценка повреждений шеи при интубации / Корякина В.А. — 2016.

Судебно-медицинская оценка дефектов оказания медицинской помощи пострадавшим с сочетанной травмой / Максимов А.В. — 2014.

Диагностика ненадлежащего ухода за людьми преклонного возраста и ее судебно-медицинское значение / Шигеев С.В., Фетисов В.А., Гусаров А.А., Кумыкова Л.Р., Михайлова Л.М. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 41-45.