Взрывная травма в судебной медицине

/ Зоткин Д.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 74-76.

Зоткин Д.А. Взрывная травма в судебной медицине

Кафедра судебной медицины (зав. – член-корр. РАМН Ю.И. Пиголкин) ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова», г. Москва

ссылка на эту страницу

В настоящее время взрывная травма стала одним из видов поражения населения в условиях мирного времени. В то же время отмечен рост террористических актов с применением взрывных устройств (ВУ) по отношению к мирному населению. В ходе боевых действий в локальных вооруженных конфликтах возросло число террористических актов с применением ВУ против мирного населения. Все вышеизложенное нам позволяет рассматривать взрывную травму как один из видов травматизма мирного населения и подтверждает актуальность изучения в настоящее время, введение и внедрение в практику новых технологий, разработку стратегий по описанию повреждений, полученных при взрывной травме, так как она имеет разносторонние и разнообразные повреждения различных эквивалентов ВУ.

Объем и характер повреждений, образующихся при взрыве, определяется особенностями взрывного устройства. Основными являются:

  • 1) виды ВУ: боевые оболочные, безоболочные (пиротехнические), атипичные.
  • 2) мощность: малая (запалы, детонаторы, взрыватели, снаряды менее 27 мм и другие подобные им ВУ с тротиловым эквивалентом до 50 –100 г); средняя (гранаты, противопехотные мины, выстрелы к ручным гранатометам, шашки, взрывные вещества, артиллерийские снаряды от 27 до 75 мм); большая (крупные и средние авиабомбы, артиллерийские снаряды свыше 75 мм, противотанковые мины, фугасы и другие подобные им ВУ с тротиловым эквивалентом более 250 г).

Мощность ВУ определяет выраженность бризантного действия взрывчатого вещества, способного влиять на характер повреждений тканей организма.

Существует несколько способов определения бризантности.

Наиболее простым и распространенным способом определения бризантного действия является проба Гесса. Этот способ в Российской Федерации используется для промышленных ВВ как стандартный по ГОСТ 5984-99. Испытание проводят путем подрыва заряда массой 50 г, установленного на свинцовом цилиндре диаметром 40 мм и высотой 60 мм. После подрыва заряда измеряется уменьшение высоты свинцового цилиндра. Разность между средними высотами цилиндра до и после взрыва является мерой бризантности ВВ, которая традиционно измеряется в миллиметрах.

Определение бризантности взрывчатых веществ с высокой скоростью детонации и малым предельным диаметром детонации по обжатию свинцового цилиндра затруднительно из-за разрушения цилиндра. Для таких ВВ в России обычно применяют такой метод измерения, как обжатие медного цилиндра (крешера) в приборе – бризантометре. В качестве стандартного обычно используют заряд прессованного флегматизированного гексогена плотностью 1,65 г/см³.

Другие способы определения бризантности основаны на оценке дробления оболочки заряда, измерении импульса ударной волны на баллистическом маятнике, применяются также проба Каста и песчаная проба (sand crash test).

Также на характер повреждений влияют особенности действия повреждающих факторов взрыва, удаленность взрывного устройства от потерпевшего и другие обстоятельства причинения взрывной травмы – наличие преград, положение потерпевшего в момент взрыва и др. В результате этого возникает широкий спектр повреждений, который помогут диагностировать указанные обстоятельства причинения взрывной травмы в результате взрыва.

Бризантность является одним из значительных повреждающих факторов взрывного устройства, вызывает фрагментацию тела и отрывы частей тела человека ВУ. Выраженность этого повреждающего фактора зависит от вида и мощности взрывчатого вещества, а также расстояния и расположения ВУ. При этом в доступной литературе не приведены данные, позволяющие оценивать мощность ВУ по размеру фрагментов тела. Следовательно, величина фрагментированных частей и морфологические особенности повреждений позволяют ответить на вопрос о виде и мощности взрывного устройства и расположении его по отношению к телу и расстоянию до него.

Большая часть повреждений образуется от действия ударной волны (УВ). Характер и выраженность их также зависит от мощности и вида ВУ. При этом важно уметь отличать повреждения, возникающие от бризантного действия (БД), от повреждений, образованных ударной волной, с целью решения судебно-медицинских вопросов.

Специфичными для взрывной травмы являются повреждения от действия осколков. Особенностью повреждающего действия осколков является их высокая начальная скорость (3000–4000 м/с). Увеличение расстояния взрыва, а также наличие преград уменьшает скорость осколков и тем самым изменяет морфологию повреждений. Характер осколочных повреждений может позволить ответить на вопросы о расстоянии от эпицентра взрыва и наличии или отсутствии преград на пути осколков.

Высокая начальная скорость осколков при отсутствии преград способствует формированию ВПП в тканях, включая костную ткань. Данная особенность позволяет устанавливать скорость осколков (свыше скорости звука в воздухе или ниже) по свойствам повреждений, а также факт причинения повреждения в результате взрывной травмы, что может также помочь при оценке особенностей морфологических изменений при ВТ. Однако в доступной нам литературе мы не нашли данных о характере морфологических проявлений ВПП в костной ткани при осколочных ранениях.

Таким образом, известны методы судебно-медицинской диагностики некоторых обстоятельств получения взрывной травмы, таких как установление вида и мощности взрывного устройства, определение скорости осколков при осколочных ранениях по морфологическим особенностям и объему повреждений от повреждающих факторов взрыва и действия осколков.

похожие материалы в каталогах

Взрывная травма

похожие статьи

К вопросу о судебно-медицинской экспертизе взрывной травмы / Лоттер М.Г., Коновалов А.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 76-77.

Особенности морфологии повреждений от поражающих элементов взрывного устройства / Шакирьянова Ю.П., Широкова Л.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 210-214.

Особенности повреждений, возникающих у пострадавших от взрыва оболочечных взрывных устройств в салоне автомобиля / Гусаров А.А., Макаров И.Ю., Фетисов В.А., Фрадкина Н.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №1. — С. 35-39.

Биологический повреждающий фактор при взрывной травме / Попов В.Л., Кадочников Д.С., Минаева П.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2015. — №6. — С. 20-23.

Некоторые теоретические проблемы судебно-медицинской экспертизы взрывной травмы / Попов В.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2015. — №4. — С. 4-10.