Критерии оценки степени тяжести вреда, причиненного здоровью при действии биологических факторов (На примере ВИЧ)

/ Минаева П.В. Кадочников Д.С.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 135-137.

ссылка на эту страницу

Вопросы оценки степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, в случае воздействия одного из повреждающих факторов – биологического, в настоящее время остаются одними из самых сложных и малоизученных. Это обусловлено, прежде всего, особенностями инфекционного процесса каждой конкретной нозологии, индивидуальным, а подчас и бессимптомным течением самого инфекционного заболевания.

Так, клиническая стадия заражения вирусом иммунодефицита человека начинается инкубационным периодом, длящимся недели или месяцы (в среднем 6 недель); в течение 1–2 недель возможно возникновение острой фазы заболевания, за которой следует бессимптомная серопозитивная стадия, длящаяся месяцы и годы (в среднем 7 лет). Далее возможен переход в серопозитивную стадию с появлением симптоматики, которая также может протекать несколько лет, переходя в стадию СПИДа. Также в настоящее время отмечается увеличение числа случаев сочетанного инфицирования вирусами иммунодефицита человека и парентеральных гепатитов (ко-инфицирование), что также влияет на течение и стадийность инфекционного процесса.

Тяжесть вреда, причиненного здоровью человека в случаях воздействия биологического повреждающего фактора, объективно может меняться с течением времени, что обусловливает необходимость указывать на это в заключении эксперта при решении вопроса о тяжести вреда, то есть ввести так называемую этапную оценку вреда здоровью.

Например, врачами-клиницистами при оценке степени тяжести вреда, причиненного здоровью в случаях заражения ВИЧ-инфекцией, используется индекс Карновского, служащий определению степени стойкой утраты трудоспособности при данной инфекции [1].

Так, если индекс Карновского составляет 100–90 %, то активность обследуемого полностью сохранена; при значении индекса 80–70 % способность обследуемого к напряженной физической работе ограничена (может выполнять легкую работу); при индексе Карновского не более 60–30 % обследуемый способен передвигаться и ухаживать за собой, но не может работать; при значении индекса 40–30 % наблюдается ограничение способности ухаживать собой, обследуемый лежит или сидит более 50 % времени бодрствования; если индекс Карновского не превышает 20–10 % – обследуемый полностью обездвижен, не может ухаживать за собой.

На стадии первичных клинических проявлений ВИЧ-инфекции (стадии II и III по классификации академика В.И. Покровского, 2001 г.) трудоспособность полностью сохранена. На стадии вторичных заболеваний (IV А стадия) трудоспособность также сохранена полностью, однако зачастую отмечаются стойкие астенические расстройства, формирование психоорганического синдрома, обследуемому, как правило, оформляют III группу инвалидности. На поздних стадиях ВИЧ-инфекции (стадия IV Б) при частых рецидивах вторичных заболеваний и стойкой утрате трудоспособности (индекс Карновского оставляет 50–80 %) рекомендовано оформление II или III группы инвалидности, в то же время при стойких поражениях периферической нервной системы с выраженными нарушениями двигательной функции оформляют I группу инвалидности. На стадии IV B – стадия вторичных заболеваний, при которой обнаруживают стойкое нарушение трудоспособности, рекомендована I или II группа инвалидности в зависимости от степени нарушения и характера поражений.

Законодательство в нашей стране, с одной стороны , категорично в отношении умышленного заражения ВИЧ-инфекцией, которое, согласно статье 122 Уголовного кодекса Российской Федерации, является преступлением и должно оцениваться как причинение тяжкого вреда здоровью человека, непосредственно по установлению факта его совершения, не дожидаясь и схода заболевания.

С другой стороны, в статье 20 Федерального закона № 38 от 30.03.1995 г. «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» говорится о возмещении вреда, причиненного здоровью лиц, зараженных ВИЧ, однако не указаны критерии, по которым данный вред устанавливается.

Следовательно, для правильной оценки вреда здоровью в результате воздействия биологического повреждающего фактора, а к нему в полной мере относится и ВИЧ, следует рассмотреть возможность введения в классификацию повреждающих факторов новый подраздел, отражающий возникновение вреда здоровью по временному признаку. Так, воздействие химических, большинства физических повреждающих факторов, за исключением действия лучистой энергии, приводят к контактному вреду здоровья, когда признаки действия повреждающего фактора проявляются в ближайшее время. Напр отив, воздействие биологического повреждающего фактора, в том числе ВИЧ, приводит к отсроченному вреду здоровья, проявляющемуся спустя продолжительное время. В случаях оценки тяжести вреда здоровью при заражении некоторыми инфекциями также целесообразно использование этапной оценки вреда здоровью.

Таким образом, вышесказанное обусловливает необходимость разработки и совершенствования нормативных правовых актов по критериям и принципам оценки вреда, причиненного здоровью, при воздействии биологического повреждающего фактора.

Список литературы:

1. Инфекционные болезни: нац. рук. / под ред. Н. Д. Ющука, Ю. Я. Венгерова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. – 1056 с.

похожие статьи

Методические рекомендации по порядку статистического учета и кодирования болезни, вызванной вирусом иммунодефицита человека [ВИЧ] в статистике заболеваемости и смертности / — 2016.

Судебно-медицинские аспекты расследования уголовных дел по факту заражения социально-значимыми заболеваниями / Колкутин В.В., Каирова А.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 28-34.

Судебно-медицинская диагностика ВИЧ-инфекции с учётом результатов эпидемиологического мониторинга / Кильдюшов Е.М., Морозов Ю.Е., Кудимов И.Н. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 25-30.

Права потерпевших на объективное рассмотрение дел в процессах (с медико-биологических и судебно-медицинских позиций экспертных исследований) / Козырев В.А., Калинин Р.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №5. — С. 13-16.

Предложения по внесению изменений в «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» / Буромский И.В., Кильдюшов Е.М., Башкирева Е.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №4. — С. 12-16.

«Невидимость» тяжкого вреда здоровью в морфологии переломовывиха костей предплечья. Продолжение противостояния / Куликов С.Н. // Судебная медицина. — 2015. — №4. — С. 41-46.