Морщины кожного покрова лица и шеи как маркеры старения. Причины и механизм развития

/ Титаренко Е.Н. Власюк И.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 184-189.

Титаренко Е.Н., Власюк И.В. Морщины кожного покрова лица и шеи как маркеры старения. Причины и механизм развития

Е.Н.Титаренко1, И.В. Власюк2

1 КГБУЗ «Бюро СМЭ» МЗ Хабаровского края (нач. – к.м.н. Нестеров А.В.), г. Хабаровск

2 Кафедра судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ГБОУ ВПО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Старение − запрограммированный процесс количественных и качественных изменений, закономерно возникающих в генетическом аппарате, контролирующийся генами. По мнению одних исследователей, старение начинается вместе с оплодотворением клетки, еѐ первым делением, по мнению других − вслед за прекращением роста, согласно третьим, старение прои сходит во все возрастные периоды (Гараева З.Ш., Юсупова Л.А., Юнусова Е.И., Мавлютова Г.И., 2013). Но так или иначе, и в этом случае обнаруживается согласие данных зарубежных и отечественных ученых, процесс собственно старения человека являет собой непрерывное накопление повреждений молекул ДНК в клетках различных органов человеческого организма (Виленчик М.М., 1987; Ахтямов С.Н., Бутов Ю.С., 2003) с последующим апо- и пока еще неизбежным феноптозом. И кожный покров тела человека отнюдь не является исключением.

Кожа человека представляется сложным по структуре, интегрированным в человеческий организм морфофункциональным органом, способным выполнять свое важное предназначение как внешней защитной и контактной оболочки (Кошевенко Ю.Н., 2007). Рассматривая кожу как целостное образование, способное отображать те или иные признаки происходящих в организме человека процессов, и в частности его старения, многим исследователям удалось доказать, что возрастные показатели, обнаруживаемые многими функциональными и прочими пробами, инструментальными исследованиями внутренних органов и тканей (Жданова С.А., 1955; Пашкова В.И., 1963, 1978; Неклюдов Ю.А., 1981; Звягин В.Н., 1981; Белозерова Л.М., 2000; Неклюдов Ю.А., Алексеев Ю.Д., 2001 и многие другие), можно выявить и на примере изучения кожи (Жданова С.А., 1966; Звягин В.Н., Карпуничев А.Н., 1988; Ефимов А.А., Савенков Е.Н., Неклюдов Ю.А., Звягин В.Н., 2009).

Ахтямов С.Н., Гетлинг З.М., Бутов Ю.С. (2003) отметили, что в отличие от внутренних органов, старение которых происходит достаточно скрытно, признаки возрастной трансформации на коже всегда заметны не только самому человеку, но и людям, его окружающим. Последнее имеет большое значение, поскольку человек, будь он живой или мертвый, в равной степени может являться полноценным объектом судебно-медицинского исследования для решения вопросов, связанных с определением его возраста. В данной работе, используя обзор отечественной и зарубежной литературы, на примере морщин и складок кожного покрова лица и шеи была предпринята попытка разобраться, что же является их причиной и как же, собственно, они появляются.

Итак, кожа, являясь самым крупным органом, достаточно плотно облегает тело человека и, в принципе, повторяет подлежащий костно-мышечный каркас, подчас сглаживая в той или иной степени отдельные участки за счет слоя гиподермы. Вне зависимости от возраста на коже обнаруживаются складки, которые носят врожденный либо приобретенный характер (Кошевенко Ю.Н., 2007), правда, в разных соотношениях, в том числе и по качественному составу. Врожденными являются: веки, ушные раковины, носогубные, заушные, межпальцевые, паховые, ягодичные складки, а также складки в области половых органов. К приобретенным относят складки, локализующиеся на разгибательных поверхностях суставов конечностей, которые возникают из-за частого растяжения кожи в ходе постоянных движений; складки, формирующиеся вследствие переизбытка гиподермального слоя (жирового); и наконец, это мимические морщины, образующиеся в области лица и шеи.

Кожный покров фиксирован с разной степенью плотности к подлежащим анатомическим структурам при помощи соединительнотканных тяжей. Слои кожи, а вместе с ними и некоторые клетки каждого слоя «спаяны» в единое целое посредством различных типов соединительных структур, например, десмосом в эпидермисе, «цитоплазматических якорей» на эпидермо-дермальной границе, соединительнотканного (состоящего из коллагеновых, эластических и ретикулярных волокон) и мышечного компонентов собственно дермы и стромы гиподермы, а также аморфного вещества. Некоторую соединительную роль в общем соединении, по мнению Ю.Н. Кошевенко, играют железистоклеточные внедрения придатков кожи – волосяных фолликулов и потовых желез.

Такое свойство кожного покрова, как эластичность, в большей части обеспечивает как раз эластические волокна соединительнотканной основы. Важную роль в сохранении эластичности и тургора кожи играет клеточно-липидный барьер эпидермиса, препятствующий трансэпидермальной потере воды (TEWL) (Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В., 2008; Zoe Diana Draelos, Lauren A. Thaman, 2006; M.A. Farage, K.W. Miller, H.I. Maibach, 2010), способствуя при этом тонкому балансу между содержанием воды в самом эпидермальном слое и окружающей средой, а также высокие влагоудерживающие свойства растворенных в основном веществе дермы мукополисахаридов (Natalia Michalun, M. Varinia Michalun, 1994, 2001, 2009). Хотя даже через кожу и легкие у здорового человека суточный объем выделяемой воды (так называемые внепочечные потери воды) достигает 1,0 литра. При этом чрескожные потери воды, как правило, превышают таковые при дыхании практически в два раза.

Кроме того, необходимо учитывать, что под влиянием разного рода пусковых механизмов того или иного генеза (например гормональной индукции) в коже происходит постоянное обновление клеток, подчиненное некоторым временным ограничениям. Так, например, в эпидермисе молодого здорового субъекта полная замена клеток происходит в течение 4-х недель (Natalia Michalun, M. Varinia Michalun, 2009).

Таким образом, казалось бы, изложенное выше дает основания предполагать, что при неизменных условиях внешней и внутренней среды подобное удовлетворяющее человека состояние кожного покрова может длиться сколь угодно долгое время.

Результаты молекулярных исследований свидетельствуют о том, что генетически запрограммированную клеточную смерть (апоптоз), являющуюся своеобразной осевой линией в основе старения любого живого организма, не следует воспринимать как абсолютно негативное явление. Поскольку только таким образом организм пытается предотвратить неподконтрольное деление клеток, иными словами – развитие ракового процесса. Но старение как таковое – процесс необратимый и неизбежный. Только вот по общей хронологии оно может быть естественным (биологическим) и преждевременным. В первом случае имеет место постепенное увядание кожного покрова вследствие естественного затухания процессов пролиферации, дифференцировки и гибели клеточных и структурных элементов. С преждевременным состариванием приходится сталкиваться чаще, поскольку человек находится в открытой среде, под влиянием многочисленных экзо- и эндогенных факторов, многие из которых сказываются на состоянии его здоровья далеко не самым лучшим образом, вызывая острое или хроническое воспаление, токсическое поражение, лавинообразные окислительные реакции и т.д. В их число, помимо прочих (солнечная радиация, алкоголь, заболевания и т.д.), входит даже семейное положение и социальный статус конкретного человека (H. Rexbye, I. Petersen, M. Johansens, L. Klitkou, B. Jeune, K. Christensen, 2006). Но так или иначе, в хронологическом порядке или же под влиянием агрессивных агентов, в коже человека начинают происходить определенные изменения (Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В., 2008), из которых можно выделить основные:

  • – снижение количества клеток и высокоспециализированных липидов эпидермального слоя, вследствие чего увеличивается объем внепоченных потерь воды;
  • – уменьшение концентрации водосберегающих белково-углеводных комплексов в основном веществе и депрессия синтеза белков, обеспечивающих синтез волокон, формирующих соединительнотканную строму дермы;
  • – более растянутая во времени «плановая» замена клеточного состава в слоях кожи.

Отмеченные изменения приводят к снижению тургора и эластичности кожного покрова, его истончению и высушиванию, это, в свою очередь, приводит к высушиванию кожи; что выражается в снижении тургора и эластичности кожного покрова.

Морщинистость кожи – симптом, который встречается при любом варианте старения человека и относится к категории обязательных признаков (Кольгунеко И.И., 1974). Их различают по локализации – например в области лица, шеи, степени выраженности – поверхностные либо глубокие, механизму образования – мимические или же статическе (так называемый гравитационный птоз).

Рис. 1. Местоположение морщин и складок кожи лица и шеи (из приложения к «Руководству по портретной экспертизе», Зинин А.М., 2006)

К основным морщинам в области лица и шеи относят следующие:
1 – подбородочные; 2 – подротовая складка; 3 – щечные; 4 – подглазничные; 5 – внешнеглазничные; 6 – межбровные; 7 – лобные; 8 – внутриглазничные; 9 – предушные; 10 – носогубные; 11 – ротовые; 12 – шейные

Указанные выше морщины лица и шеи в большей своей части я вляются мимическими. Их образование связано, прежде всего, с большим количеством мимических мышц, концы которых тесно вплетены в соединител ьнотканную строму кожного покрова лица и шеи, поэтому не зря подм ечено Марком Твеном, что «морщины – это просто указание на то место, где часто бывает улыбка». Основываясь на непостоянстве мимики человеческого л ица, постоянно сопровождающейся сокращением мимической мускул атуры, проведенные исследования показали, что расположение морщин носит практически поперечный характер относительно направления сокращения мышечных волокон.

Рис. 2. Местоположение морщин и складок кожи лица относительно мимической мускулатуры (из «Physiology of the Skin» Third edition Draelos Z, Pugliese P.T., 2011)

Формирующийся со временем дефицит коллагеновых, ретикулярных и эластических волокон в сочетании с обезвоживанием кожи приводит к тому, что раз за разом формирующиеся складки перестают распрямляться. Помимо этого, J.L. Contet-Audonneau, C. Jeanmaire, G. Pauly (1998) при гистологическом изучении срезов кожи в области морщин установили, что именно в дне сформировавшейся кожной складки по сравнению с невовлеченной областью кожи наблюдается локальное снижение толщины эпидермального слоя, заметное снижение сшивающих клетки белковых соединений (например филагрина) и истончение слоя коллагеновых волокон.

Список литературы:

  1. Аравийская, Е. Р. Руководство по дерматокосметологии / Е. Р. Аравийская, Е. В. Соколовский. – СПб.: Фолиант, 2008.
  2. Ахтямов, С. Н. Практическая дерматокосметология / С. Н. Ахтямов, Ю. С. Бутов. – М.: Медицина, 2003.
  3. Белозерова, Л. М. Методы определения биологического возраста по умственной и физической работоспособности. – Пермь, 2000.
  4. Виленчик, М. М. Биологические основы старения. – М.: Знание, 1987.
  5. Современные аспекты старения кожи / З. Ш. Гараева, Л. А. Юсупова, Е. И. Юнусова, Г. И. Мавлютова // Сборник материалов I Научно-практической конференции «Актуальные проблемы диагностики терапии, профилактики, реабилитации кожных и венерических заболеваний». – Казань, 2013. – С. 25–28.
  6. Звягин, В. Н. Определение возраста взрослого человека по признакам внешности / В. Н. Звягин, А. Н. Карпуничев // Судебно-мед. экспертиза. – 1988. – № 1. – С. 18–22.
  7. Зинин, А. М. Руководство по фотопортретной экспертизе. – М.: ЭКСМО, 2009.
  8. Кольгуненко, И. И. Основы геронто-косметологии. – М.: Медицина, 1974.
  9. Кошевенко, Ю. Н. Кожа человека. Т. 1: Структура, физиология и пред-назначение функциональных элементов кожного органа человека. – М.: Электроинформ, 2007.
  10. Content-Audoneau, J. L. A histological study of human wrinkle structures: comparison between sun-exposed areas of the face, with or without wrinkles, and sun-protected areas / J. L. Content-Audoneau, C. Jeanmarie, G. Pauly // British journal of dermatology. – 1999. – 140(6): Jun. – P. 1038–1047.
  11. Draelos, Z. Physiology of the Skin T.E. USA / Z. Draelos, P. T. Pugliese. – USA: AlluredBooks, 2011.
  12. Draelos, Z. Thaman Cosmetic Formulation of Skin Care Products USA / Z. Draelos, A. Lauren. – Taylor & Francis, 2006.
  13. Michalun, N. Milady's Skin Care and Cosmetic Ingredients Dictionary / N. Michalun, M. Varinia Michalun. – W. p., 2009.
  14. Influence of environmental factors on facial ageing / H. Rexbye, I. Petersen, M. Johansens et al. // Age and Ageing : Oxford University Press. 2006; 35: 110–115.
  15. Contet-Audonneau, J. L. A histological study of hu man wrinkle structures: comparisonbetween sun-exposed areas of the face, with or without wrinkles, and sun-protected area / J. L. Contet-Audonneau, C. Jeanmaire, G. Pauly // British Journal of Dermatology. – 1999. – № 140. – P. 1038–1047.
  16. Farage, M. A. Textbook of aging skin / M. A. Farage, K. W. Miller, H. I. Maibach. – Berlin: Springer, 2010.

похожие статьи

Значение качественных микроостеологических признаков при установлении возраста человека / Зазулин Ю.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 57.

Закономерности перестройки и минерализации диафиза бедренной кости человека в различные возрастные периоды / Мордасов В.Ф. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 56.

Определение биологического профиля по морфологическим признакам ребер / Долгов А.А., Абрамов А.С., Веселкова Д.В., Романько Н.А. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 21-25.

Комплексная оценка возрастных изменений кожи / Пиголкин Ю.И., Ткаченко С.Б., Золотенкова Г.В., Веленко П.С., Золотенков Д.Д., Сафронеева Ю.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №3. — С. 15-18.

Судебно-медицинская оценка возрастных изменений неметрических признаков старения костей кисти в аспекте идентификации личности / Юрченко М.А., Золотенкова Г.В., Полетаева М.П., Шилова М.А., Гончарова Н.Н., Пиголкин Ю.И. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 16-20.