К вопросу о разрушении трупа морскими животными

/ Чернышов К.А. Власюк И.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013 — №13. — С. 199-203.

Чернышов К.А., Власюк И.В. К вопросу о разрушении трупа морскими животными

К.А. Чернышов1, И.В. Власюк2

1 АНО «Региональный центр медицинских судебных экспертиз» (АНО «РЦМСЭ») г. Хабаровск

2 Кафедра судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ГБОУ ВПО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

В последнее время участились случаи гибели экипажей судов на акваториях Японского, Охотского и других северных морей. В большинстве случаев тела членов экипажа так и остаются ненайденными, даже по прошествии 1–3 лет. При этом государство продолжает вести поиски, сначала активные, а затем пассивные, в том числе и на сопредельных территориях, несмотря на то, что, по опыту мореплавания, если в течение первых месяцев труп не был найден, то вероятность его обнаружения крайне мала.

В ходе производства судебно-медицинской экспертизы по факту крушения судна, в рамках решения специальных вопросов, была назначена гидрологическая судебная экспертиза, исследовательская часть которой, методологический подход к решению вопросов, сделанные выводы, как нам кажется, будут полезны судебно-медицинским экспертам и следственным органам для решения вопросов касающихся разрушения трупов морскими животными.

Из материалов дела известно, что в декабре 20… года прекратилась связь с рыболовным судном, которое за три дня до аварии вышло из порта Республики Кореи и следовало в Охотское море. Через месяц на побережье о. Хоккайдо обнаружено два трупа, которые, согласно проведенным японскими правоохранительными органами исследованиям, принадлежат членам экипажа судна. Судьба оставшихся десяти членов экипажа рыболовной шхуны по прошествии 4-х лет осталась неизвестной.

Гидрологическое исследование проводил доктор географических наук, инженер-океанолог Зуенко Юрий Иванович, имеющий высшее образование по специальности «океанология» и защитивший диссертацию на тему «Влияние изменений климата на экосистему Японского моря», автор ряда научных статей и монографий по океанологии и морской биологии Японского моря, заведующий сектором гидрологии Японского моря и северо-западной части Тихого океана ФГУП «Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр» (ТИНРО) Федерального агентства по рыболовству. Экспертом дополнительно были затребованы сведения о фактической погоде и волнении в северо-восточной части Японского моря на декабрь 20… года.

«…Как следует из представленных сведений по уголовному делу, вероятным местом пропажи (крушения) рыболовного судна является Японское море у западного побережья о. Хоккайдо, за пределами территориальных вод Японии и России, а учитывая предполагаемый маршрут следования судна из Южной Кореи в Охотское море, крушение, вероятно, произошло в глубоководной части этой акватории с глубинами 1000–2000 м. Глубина предполагаемого места крушения в значительной степени определяет возможности утилизации трупов и видовой состав участвующих в этом гидробионтов.

В зимнее время район крушения отличается сравнительно бедным видовым составом пелагических (т.е. обитающих в толще воды) животных, при практическом отсутствии видов, способных к пожиранию свежих трупов (акулы). Напротив, среди местных обитателей дна моря есть животные, ротовой аппарат которых приспособлен к разрушению, измельчению и поеданию прочных тканей, таких как кожные покровы и мышцы человеческого трупа. Заметим, что утилизация трупов является одной из основ (наряду с утилизацией экскрементов и другой мелкодисперсной органики – детрита) пищевой цепи обитателей морского дна на глубинах ниже освещённого слоя моря, поскольку фотосинтезирующие растения на этих глубинах отсутствуют. Процесс поступления трупов на дно моря (в основном, конечно, трупов морских животных) является настолько важным для морских экосистем, что называется в экологии специальным термином – «дождь трупов». Поэтому в неизбежности утилизации трупов, попавших на дно моря, нет никаких сомнений. Но если бы трупы пропавших без вести моряков не погрузились на дно моря (например, если бы они имели на себе спасательные средства), то их утилизация гидробионтами была бы маловероятна, что подтверждается фактом обнаружения трупов двух членов экипажа на побережье о. Хоккайдо.

Единственное, что могло временно воспрепятствовать утилизации трупов утонувших, это повторное их всплытие по причине образования внутриполостных гнилостных газов в процессе бактериальной деструкции внутренних тканей трупов. Как правило, повторное всплытие происходит в условиях высокой температуры воды, потому что высокая температура активизирует жизнедеятельность бактерий. Если же температура, при которой находится труп, достаточно низкая, то процессы бактериальной деструкции происходят медленно, и достаточное для повторного всплытия количество газов может образоваться лишь через несколько месяцев. При этом низкая температура не препятствует консумпции мягких тканей трупа донными животными, которые способны гораздо быстрее нарушить целостность внутренних полостей трупа, что исключит возможность повторного всплытия. Если же повторное всплытие всѐ же происходит, то труп находится на плаву некоторое время – до тех пор, пока целостность его внутренних полостей не нарушится, и тогда он вновь опустится на дно моря и всѐ же будет окончательно утилизирован донными животными.

На глубинах свыше 1000 м на всей акватории Японского моря, включая район происшествия, вне зависимости от времени года наблюдается стабильно низкая (около 0°) температура воды (Зуенко Ю.И., 2008). Такие условия практически исключают вероятность повторного всплытия трупов, погрузившихся на дно моря на глубинах нескольких сот метров и более.

Видовой состав донных обитателей в районе происшествия на глубинах свыше 1000 м относительно небогат (по сравнению с меньшими глубинами), однако местный макробентос (т.е. донные беспозвоночные, различимые невооружённым глазом) включает несколько таксономических групп, в том числе по нескольку массовых видов брюхоногих, двустворчатых и иглокожих моллюсков, червей и ракообразных. Наибольшую биомассу имеют офиуры, полихеты, двустворчатые моллюски, амфиподы (раки-бокоплавы) и крабы. Две группы видов из перечисленных способны к консумпции крупных человеческих останков: крабы и амфиподы. Из них наиболее массовым (по биомассе) видом является красный японский краб-стригун Chionoecetes japonicus, концентрации которого в скоплениях могут достигать нескольких тысяч особей на 1 км².

Скорость утилизации трупа конкретными видами гидробионтов зависит от их количества в районе происшествия и прожорливости, характеризуемой величиной суточного рациона, и может быть оценена по формуле:

Ui = M / Bi × di × S,

где Ui – время полной утилизации трупа видом i; М – масса мягких тканей трупа; Вi – плотность биомассы вида i; di – суточный рацион вида i (выражается в процентах от массы тела); S – площадь, на которой обитают особи этого вида, принимающие непосредственное участие в утилизации. Параметр S зависит от подвижности трупа. В случае малой подвижности, которую можно предполагать в условиях отсутствия сильных придонных течений на больших глубинах, этот параметр определяется радиусом аттрактивности (привлечения) к пище донных животных и степенью ламинарности придонных потоков. К сожалению, для крупных подвижных животных (к которым относится и японский краб-стригун) теоретические оценки площади зоны привлечения варьируют в слишком широких пределах – от тысяч до сотен тысяч м2, что не

позволяет использовать их для практических расчётов. Поэтому на практике, в частности при расчёте уловистости крабовых ловушек, используется недостаточно обоснованная теоретически, зато проверенная многолетним опытом краболовного ловушечного промысла приближённая оценка: S = 1 км2 (Слизкин А.Г. и др., 2010), которая превышает теоретические оценки. Вряд ли аттрактивность трупа для крабов существенно отличается от аттрактивности приманки в крабовой ловушке, поэтому имеет смысл принять эту приближённую оценку и при расчёте времени утилизации трупов крабами, считая её максимально возможной.

Плотность скоплений японского краба-стригуна в северной части Японского моря наиболее велика в батиметрической зоне 600–1400 м, где у побережья Приморья местами достигает 4000 особей на км2, но глубже уменьшается, причём в северо-восточной части моря, издавна находящейся под прессом японского промысла, плотности скоплений существенно меньше (Yosho et al., 2009). Учитывая эти особенности распределения, среднюю концентрацию краба в предполагаемом районе крушения можно оценить величиной около 100 взрослых особей на квадратный километр, т.е., при среднем весе особи в 400 г Вкрабов = 40 кг/км2. Суточный рацион донных ракообразных оценивается в 5–7% массы их тела (Чучукало В.И. и др., 2011), т.е. в среднем dкрабов = 0,06 сут-1.

Для случая неподвижного трупа, принимая максимальную площадь зоны привлечения крабов S = 1 км2, получим, что 40–60 кг мягких тканей могут быть полностью утилизированы крабами минимум за 16–24 суток. При массовом погружении трупов на дно моря, т.е. если несколько трупов утилизируются одним и тем же скоплением крабов, время полной утилизации, естественно, может возрасти в несколько раз и составить 6–8 месяцев.

В утилизации трупов принимают активное участие и донные амфиподы, но их вкладом можно пренебречь, учитывая как низкие биомассы амфиподов на больших глубинах, так и значительно меньший радиус аттрактивности из-за их малых размеров.

Проведенный анализ предоставленных следствием сведений и собранной информации об океанологических условиях и биоте предполагаем ого района крушения рыболовной шхуны, с учётом установленных особенностей питания пелагических и донных гидробионтов, позволил эксперту гидрологу прийти к выводу, что в случае погружения на дно моря трупы членов экипажа потерпевшего крушение рыболовного судна неизбежно были утилизированы донными животными, прежде всего красным японским крабом-стригуном Chionoecetes japonicus, скопления которого находятся в предполагаемом районе пропажи судна. Учитывая плотность распределения крабов в этом районе, минимальное время полной утилизации ими мягких тканей трупа человека оценивается в 16–24 суток, в зависимости от веса тела потерпевших, а при массовом погружении трупов на дно моря может увеличиться до 6–8 месяцев. В утилизации трупов могли принимать участие также раки-бокоплавы (амфиподы)...»

Список литературы:

  1. Будникова, Л. Л. Амфиподы (Amphipoda, Gammaridea) залива Петра Великого (Японское море): таксономический состав, обилие и зональногеографическая характеристика / Л. Л. Будникова, Р. Г. Безруков // Материалы чтений памяти академика О.Г. Кусакина. – Владивосток: Дальнаука, 2008. – Вып. 1. – С. 6–49.
  2. Зуенко, Ю. И. Промысловая океанология Японского моря. – Владивосток: ТИНРО, 2008. – 227 с.
  3. Слизкин, А. Г. К методике оценки запасов и доли изъятия глубоководных крабов рода Chionoecetes по данным ловушечных съемок / А. Г. Слизкин, В. Н. Кобликов, П. А. Федотов // Известия ТИНРО. – 2010. – Т. 160. – С. 24–43.
  4. Питание и некоторые черты экологии гребенчатой креветки Pandalus hypsinotus у побережья Приморья / В. И. Чучукало, И. А. Корнейчук, М. А. Шебанова, А. С. Долганова // Известия ТИНРО. – 2011. – Т. 167.
  5. Yosho, I. Bathymetric distribution of beni-zuwai crab Chionoecetes japonicus in the northern part of the Sea of Japan / I. Yosho, T. Hirose, S. Shirai // Fisheries Science. – 2009. – Vol. 75, № 6. – P. 1417-1429.

похожие материалы в каталогах

Повреждения животными

похожие статьи

Случай укуса человека лошадью со смертельным исходом / Баранова А.В., Власюк И.В. // Судебная медицина. — 2018. — №3. — С. 39-40.

Повреждения, причиняемые собаками (наблюдения из практики) / Калинкина Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 113-116.

Повреждения, причиняемые медведями (наблюдения из практики) / Калинкина Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 107-113.

Случай укуса лошади со смертельным исходом / Баранова А.В., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 43-46.

Обзор случаев смерти от асфиктической формы анафилактического шока в результате ужаления перепончатокрылыми насекомыми / Челан В.Е., Муратов Д.А. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 36-40.