Судебно-медицинское значение наложений металла на порошинках

/ Мовшович А.А.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1964 — №1. — С. 25-28.

ссылка на эту страницу

При выстреле из канала ствола выбрасываются несгоревшие порошинки или их остатки. Тесное взаимодействие всех продуктов выстрела в условиях очень высокого давления приводит к возникновению на поверхности порошинок черного налета. Учитывая, что копоть, образующаяся при выстреле, состоит в основном из металлов и их соединений (С.Д. Кустанович и С.М. Соколов), представляло интерес выяснить, не содержатся ли они и в налете на порошинках. Для этого применяли контактно-диффузионный метод (Гуреев), называемый также контактной хроматографией.

Полоску отфиксированной и промытой фотографической бумаги размером 3x1 см пропитывали растворителем (10% раствор аммиака при исследовании на медь и 20% раствор уксусной кислоты при исследовании на свинец). Избыток его удаляли фильтровальной бумагой, затем бумагу сгибали вдвое внутрь эмульсией, на которую помещали исследуемую частицу и слегка сдавливали пальцами между двумя предметными стеклами. Через 1—2 мин. исследуемую частицу снимали, а бумагу обрабатывали реактивом-проявителем.

При исследовании на свинец на место контакта частицы с бумагой наносили пипеткой каплю свежеприготовленного 0,2% раствора ро- дизоната калия или натрия. При наличии свинца от места контакта отходит малиново-красное облачко, быстро захватывающее всю каплю, а на бумаге появляется малиново-красная точка. При исследовании на медь на бумагу пипеткой или ватным шариком наносили насыщенный спиртовой раствор рубеановодородной кислоты. При наличии меди на месте контакта частицы с бумагой появляется темно-зеленая или оливково-зеленая точка. Если оболочка пули никелирована, то при действии того же реактива возникает сине-фиолетовое окрашивание. При исследовании очень малых частиц целесообразно пользоваться лупой или микроскопом, лучше стереоскопическим.

Были изучены похожие на порох частицы при выстрелах из пистолетов систем Макарова и Стечкина, самозарядного карабина системы Симонова, малокалиберной винтовки ТОЗ-8 и охотничьего ружья 16 калибра. Выстрелы производили в сукно, хлопчатобумажную ткань гимнастерки, бязь и кожу трупов.

Во всех случаях на исследуемой частице было обнаружено наличие металла, свойственного тому снаряду, которым производили выстрел (медь при оболочечных пулях и свинец при свинцовых пулях и дроби).

Таким образом, предлагаемая нами проба позволяет устанавливать частицы, выбрасываемые при выстреле из канала ствола. Проба специфична для покрывающего порошинку металла, но не для пороха; она позволяет установить, какой пулей был произведен выстрел (свинцовой или оболочечной). Произведенное исследование не портит зерно пороха и в дальнейшем с ним можно произвести пробу с дифениламином, на вспышку и др.

Частицы дымного пороха после такой пробы не дают реакции с дифениламином, так как входящая в его состав селитра растворяется и переходит на фотобумагу. Нитраты ее можно обнаружить на фотобумаге пробой с дифениламином до обработки реактивом-проявителем и промывки отпечатка. Это можно использовать для отличия дымного пороха от бездымного, нитросоединения которого при контактной хроматографии не растворяются.

Полученные данные позволяли считать, что точечные отложения металла, устанавливаемые в окружности входного огнестрельного отверстия контактной хроматографией, соответствуют местоположению порошинок или тому месту, которого порошинка только коснулась или которое пробито ею, где мог остаться ободок металла, подобный тому, который наблюдается в окружности пулевых или дробовых отверстий.

Ввиду того что в литературе мы не нашли указаний по этому вопросу, мы произвели эксперименты.

Свинцовыми пулями из малокалиберной винтовки ТОЗ-8 и оболочечными пулями, плакированными томпаком, из пистолета системы Макарова производили выстрелы в белую бязь с дистанций, при которых порошинки хорошо различимы (30—40 см для пистолета системы Макарова и 40—100 см для винтовки ТОЗ-8). Мишени фотографировали в масштабе, затем с них делали отпечатки методом контактной хроматографии. Сравнение отпечатка с мишенью или ее фотографией показало, что в местах, соответствующих расположению порошинок, выявляется металл (см. рисунок). Если с мишени после ее фотографирования под контролем стереоскопического микроскопа удалить порошинки и затем произвести контактную хроматографию, то на месте удаленных порошинок также выявляется металл.

В ряде случаев параллельно с контактной хроматографией производили рентгенологическое исследование мишеней портативным аппаратом РУ-760 при силе тока 0,5 ма. Рентгеновскую пленку заворачивали в 2 слоя черной бумаги, усиливающие экраны не применяли. При выстрелах свинцовой пулей или дробью соответственно видимой татуировке порошинками на рентгенограммах отчетливо выявлялись мелкие просветления, совпадающие с точечными отложениями металла на хроматографических отпечатках.

Выстрел из малокалиберной винтовки ТОЗ-8 с дистанции 40 см.

А — фотография, отложение порошинок на мишени; Б —. контактная хроматограмма, отложение металла на месте порошинок (дано в зеркальном изображении).

 

Контрольные выстрелы производили холостыми патронами из малокалиберной винтовки ТОЗ-8, ружья калибра 16 бездымным порохом и пистолета ТТ в белую хлопчатобумажную ткань. Перед выстрелом канал ствола оружия тщательно прочищали. На мишени было видно много порошинок, однако при рентгенографии их и контактной хроматографии металл не выявлялся. Контактная хроматография отдельных частиц пороха, снятых с этих мишеней, также не выявляла металла.

Все это убеждает в том, что порошинки, вылетающие при выстреле из канала ствола, несут на себе металл, который может достигать цели и фиксироваться на ней. Если порошинка обладала малой кинетической энергией и не внедрилась в мишень, а только коснулась ее, то на месте соприкосновения может остаться отложение металла, иногда неразличимое при осмотре, но устанавливаемое контактной хроматографией; причем металл может откладываться при значительно больших дистанциях выстрела, чем порошинки. Татуировку металлом мы наблюдали не только на дистанциях до 1 м, как это принято для порошинок, но и до 3 ж включительно; правда, размеры отложений и интенсивность окраски при дистанциях, превышающих 1,5—2 м, уменьшались, но наличие татуировки не вызывало сомнений.

Таким образом, порошинки играют существенную роль в транспортировке и отложении металла в зоне входного огнестрельного повреждения. Обнаружение татуировки металлом по существу является доказательством действия порошинок, что необходимо учитывать при определении входного отверстия и дистанции выстрела.

Выводы

  1. Остатки пороха, выбрасываемые при выстреле из канала ствола, несут на себе металлы (медь и свинец) и их соединения, которые могут задерживаться на объекте поражения и давать картину татуировки, выявляемую контактной хроматографией.
  2. Татуировка металлом выявляется на значительно больших дистанциях, чем татуировка порошинками.
  3. Татуировка металлом может явиться основанием для определения дистанции выстрела, поэтому целесообразно изучить ее выраженность для разных моделей огнестрельного оружия.
  4. Установление контактной хроматографией меди или свинца как на порошинках, так и на частицах, снятых в области огнестрельного повреждения, может явиться ценным признаком при определении вида примененного оружия.
  5. Пробу на наличие металла на порошинках целесообразно включить в комплекс методов их исследования.

похожие статьи

Характеристика танатогенеза при огнестрельной травме / Збруева Ю.В., Джуваляков П.Г., Богомолов Д.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 49-51.

Судебно-медицинская экспертиза смертельного ранения головы пулей из пневматической винтовки / Алтухов А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 10-14.

Некоторые современные методы диагностики огнестрельных повреждений / Макаров И.Ю., Богомолов Д.В., Гюльмамедова Н.Д., Шай А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 55-60.

О возможностях выявления признаков термического воздействия факторов выстрела при формировании огнестрельных ран / Макаров И.Ю., Гюльмамедова Н.Д., Богомолов Д.В., Шай А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №6. — С. 57-61.

Роль иммуногистохимического исследования в установлении прижизненности и выраженности огнестрельных повреждений мягких тканей / Богомолов Д.В., Федулова М.В., Шай А.Н., Павлова А.З., Збруева Ю.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №6. — С. 46-47.

больше материалов в каталогах

Огнестрельные повреждения