Рефераты

/ Левченков Б.Д.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1964 — №2. — С. 57-61.

Левченков Б.Д. Рефераты
ссылка на эту страницу

Елачич. Морфологические изменения при черепно-мозговой травме. О. Jе1аcic. Anatomie et pathologie histologiques des"lesion's cerebrates traumatiques. Annales de Medecine Legale, 1963, t, 43, № 1, стр. 43—49.

Изучено 250 случаев открытой и закрытой черепно-мозговой травмы как с повреждением костей, так и без него. Смерть наступала в разные сроки после травмы — от нескольких минут до нескольких месяцев.

Автор дает собственную трактовку механизма травматизации мозга при противоударе. Помимо ушиба поверхности мозга о стенки черепной коробки, выступающие- костные образования и дупликатуры твердой мозговой оболочки, происходит травматизация мозгового вещества за счет взаимного смещения поверхностных и более глубоких его слоев. Это явление проверено автором на специальной модели.

Что касается характера реакции различных органов на черепно-мозговую травму, то тут нельзя дать какую-либо единую стабильную схему, так как каждый организм откликается на повреждение мозга по-своему в зависимости от пола, возраста, состояния эндокринной и центральной нервной системы и т. д. Однако некоторую приблизительную закономерность изменений в мозгу все же удалось подметить. При смерти, наступающей тотчас после травмы, видны резко сокращенные мозговые капилляры и анемия мозговой ткани; кровоизлияний не отмечается. Через 3 часа после травмы капилляры оказываются паралитически расширенными, полнокровными. При смерти через 2 дня наблюдается набухание клеток глии; на 4-й день появляются лейкоциты, происходит мобилизация глиальных элементов; на 6-й день наблюдается фагоцитоз; гемосидерина; на 10-й день можно заметить пролиферацию молодых капилляров в окружности некротического очага; на 15-й день начинается фагоцитоз липоидной субстанции, который продолжается несколько месяцев в зависимости от объема некротического участка. Автор подметил, что пока не произойдет полное рассасывание очага ушиба, вокруг него продолжают возникать новые геморрагии. Во всех случаях наблюдалась отечность в окружности травмированного участка; общий отек мозга, наступивший в первые 24 часа после травмы, отмечен в 45% случаев. Из числа изменений в других органах автор отметил пневмонию, некротические очаги в гипофизе, делипоидизацию надпочечников и очаговые некрозы их коры (автор рассматривает их как проявление реакции Селье, свойственное каждой травме), аутолиз поджелудочной железы и субэндокардиальные кровоизлияния.

Работа хорошо иллюстрирована микрофотографиями.

 

Рош, Колэн и др. Травма шейной части позвоночника с поражением позвоночной артерии. Повреждение при врачебном обследовании. J. Roche, М. Colin, J. DeRоugеmоnt, J. Vёdrinnе, Ch. Vitani, М. Tomassi. Lesions traumatiques de la colonne cervicale et atteintes de l’artere vertebrale. Responsabilite d’unexamen medicale. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 3, стр. 232—235.

Мужчина 39 лет, профессиональный спортсмен, обратился к врачу с жалобами на боль в шее, испытываемую им в течение 2 недель, особенно в последние дни. Производя обычное обследование, врач поворачивал в обе стороны голову пациента. Последний при этом вдруг почувствовал очень резкую боль в шее, головокружение, появилось расстройство речи. Больного сразу доставили в больницу, где были установлены тяжелые явления бульбарного паралича и через 2 дня последовала смерть. К этому времени выяснилось, что в предыдущем месяце покойный получил спортивную травму (падение), при которой «свернул» себе шею, и в течение некоторого времени испытывал сильные боли. В дальнейшем боли прекратились, но за 2 недели до смерти возобновились. При исследовании трупа обнаружено на уровне III межпозвоночного диска кровянистое пропитывание стенок обеих позвоночных артерий с клеточной инфильтрацией без признаков тромбоза, размягчение стволовой и бульбарной части мозга и аномалия артерий виллизиева круга — отсутствие задней и резкое недоразвитие передней артерии.

Механизм смерти представляется в следующем виде. В результате ушиба или ущемления позвоночных артерий между позвонками при спортивной травме развилось набухание их стенок на ограниченном участке, которое привело к резкому сужению просвета артерий и расстройству кровообращения. Поворачивание шеи с нагрузкой, производившееся во время врачебного обследования, сыграло роль «последнего толчка». Имела значение и аномалия артерий виллизиева круга, которая препятствовала развитию коллатерального кровообращения в ишемическом очаге в мозгу.

Таким образом, причиной смерти была спортивная травма. Виновность врача полностью исключалась — произведенное им обследование способствовало лишь выявлению имевшегося повреждения позвоночных артерий.

Случай интересен тем, что повреждение стенок артерий носило изолированный характер, без повреждения позвоночника и развития тромбоза. Необычным является и позднее проявление тяжелых последствий перенесенной травмы.

 

Ольбрихт. К вопросу об агональных повреждениях. J. Оlbryсht. Contribution a la casuistique des lesions agoniques.fAnnales de Medecine Legale, 1963, т. 43, .№ 3, стр. 223—224.

Труп мужчины 30 лет, хорошего питания, ростом 175 см был обнаружен на ступенях каменной лестницы, обильно залитых кровью. Ноги находились на верхних ступенях, голова — на нижних Лицо, шея, грудь и кисти покрыты засохшей кровью. На шее обнаружена круговая резаная рана. Начинаясь на затылке слева поверхностным разрезом, она становилась более глубокой на боковых и передней поверхности шеи, полностью рассекая гортань и переднюю стенку пищевода, и далее вновь заканчивалась поверхностным надрезом на затылке справа. Отмечено резкое малокровие внутренних органов и субэндокардиальные кровоизлияния (пятна Минакова). На лбу и на темени обнаружены ссадины с обширным кровянистым пропитыванием мягких покровов головы. Обнаружены также 2 продольные трещины кости в левой теменной области длиной около 10 см каждая с эпидуральным кровоизлиянием размером «в ладонь». Вскрытие трупа производил патологоанатом, который пришел к ошибочному заключению о том, что в данном случае имеет место убийство. По его мнению, потерпевший сначала был оглушен посредством нанесения удара тупым предметом по голове, а потом зарезан. В процессе повторной экспертизы автор с учетом данных осмотра места происшествия смог высказать правильное суждение о роде смерти, а также о механизме и последовательности возникновения повреждений. Покойный с целью самоубийства нанес себе резаную рану шеи, а переломы черепа возникли в результате ударов о ступени головой при падении. В пользу агонального происхождения переломов говорит и относительная незначительность внутричерепного кровоизлияния.

 

Демарэ, Карпантье, Говэр, Шойзман. К вопросу об использовании кариограммы в судебномедицинской экспертизе. J. Dezmarez, P. Carpentier, A. Govaerts, R. Schoysman. A propos d’une application de la technique d’un caryogramme en expertise medico-legale. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 3, стр. 225—226.

Известно, что у детей, страдающих некоторыми врожденными уродствами, отмечается нарушение нормального числа хромосом в соматических клетках. У человека в норме имеется 46 хромосом. При болезни Дауна их 47, причем трисомия наблюдается в 21-й паре хромосом. Трисомии 17-й пары соответствуют аномалии развития черепа, ушей и сердца; трисомии 13, 14 и 15-й пары — аномалии г лаз, лица и т. д.

Авторы применили кариографнческое исследование в одном случае судебно-медицинской экспертизы. Женщина на IV лунном месяце беременности пострадала при транспортной аварии. Ребенок родился с некоторыми нерезко выраженными внешними признаками болезни Дауна, но без явных клинических проявлений. Мать ребенка была склонна объяснить это перенесенной транспортной травмой. К моменту производства судебно-медицинской экспертизы ребенку было 4 месяца. Авторам удалось путем кариографического исследования обнаружить лишнюю хромосому в 21-й паре, характерную для болезни Дауна. Таким образом, была категорически исключена какая-либо связь между уродством ребенка и перенесенной матерью травмой, поскольку хромосомная аномалия была обусловлена наличием ненормальной гаметы при оплодотворении.

Приводится методика взятия материала и выращивания тканевой культуры, подвергавшейся исследованию.

 

Рош, Бедринн, Дюссер. Гипогликемическая кома при остром алкогольном опьянении. Значение определения сахара в крови при алкогольной коме. L. Roche, J. Vedrinne, D. Dussert. Coma hypoglycemique et intoxication ethylique aigue. Interet du dosage de la glvcemie au cours des comas alcooliques. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 3, стр. 236—241.

Женщина 32 лет, страдавшая хроническим алкоголизмом, была доставлена в больницу в глубоком коматозном состоянии. При исследовании крови обнаружена гипогликемия (0,3 г% сахара), а также 0,96 %о алкоголя. Выяснилось, что накануне больная приняла натощак большое количество спиртных напитков, после чего впала в коматозное состояние. В результате проведенной терапии (введение изотонической сыворотки с глюкозой) быстро наступило улучшение и больную удалось спасти. Гипогликемическая кома представляет собой довольно редкое опасное осложнение при алкогольной интоксикации. Авторы приводят подробный обзор литературы по данному вопросу. Во всех описанных случаях имело место введение больших количеств алкоголя натощак у лиц с нарушенной функцией печени. Чаще это были хронические алкоголики. Явления гипогликемии возникают не сразу — обычно в промежутке от 3 до 12 часов. Можно считать, что прием большого количества алкоголя натощак приводит к стремительному массированному «прорыву» его в кровь, что при неполноценной функции печени вызывает быстрое израсходование всех резервов гликогена, приводя к возникновению тяжелой гипогликемии.

Описанные случаи должны насторожить клиницистов против чересчур поспешного (без надлежащих анализов крови и мочи) назначения инсулина при коматозных состояниях. Для судебных медиков сообщение интересно тем, что оно дополняет наши представления о токсикологии алкоголя.

 

Элиакис и Иорданидис. Определение пола по медуллярному индексу длинных костей. Е. С. Е1iakis, P. J. Iоrdanidis. La Determination du sexe par indice medullaire des os longs. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 4, стр. 236—340.

Работа выполнена в Афинском университете. Авторы изучали медуллярный индекс длинных костей у 220 скелетов, обнаруженных при раскопках на кладбище. Пол и возраст всех умерших были известны (последний составлял от 25 до 84 лет).

Медуллярный индекс представляет собой отношение между наименьшим диаметром мозгового канала трубчатой кости и наименьшим диаметром диафиза ее, измеренным на том же уровне распила. Математически его можно выразить в виде формулы:

И= Дк / Дд

где И — медуллярный индекс, Дк — наименьший диаметр мозгового канала и Дд — наименьший диаметр диафиза.

Изучали следующие кости: плечо, лучевую и локтевую кости, бедро, большеберцовую и малоберцовую кости.

В работе для каждой кости приведены подробные таблицы полученных величин, а также статистические графики, показывающие сравнительную частоту этих величин у мужчин и женщин.

Оказалось, что для определения пола вполне пригодны плечо, кости предплечья и большеберцовая кость. Эти кости обладают достаточно устойчивыми половыми различиями медуллярного индекса. Вероятная частота отклонений, вычисленная по методу Стыодента, составляла у большеберцовой кости 10-5 <Р (4,18) <10-4 , у плеча 10—5 <Р (4,21) < 10—4 , у локтевой кости 10_7 <Р (5,28) < 10—б , у лучевой кости Р (6,69) < 10-9 . Бедро и малоберцовая кость для этих целей непригодны, поскольку вероятная частота отклонений у них составляет соответственно 0,58<Р (0,5505) <0,59 и 0,11< Р (0,153) <0,12.

 

Черамилач и Елачич. Определение возраста у живых людей по рентгенограммам черепа. A Cermilac, О. Jе1асiс. Determination de l’age de personnes vivantes par l etude des radiographies du crane. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 5, стр. 436—448.

Изучено 1000 рентгенограмм черепа людей. Пол и возраст были заранее известны. Авторов интересовало заращение швов (кроме височного, который плохо заметен на обычных рентгенограммах), величина нижнечелюстного угла и состояние четвертых моляров (прорезывающиеся, постоянные или отсутствующие). Приводятся рентгенограммы, а также подробные таблицы и статистические графики, характеризующие частоту той или иной степени заращения швов.

Авторы полагают, что рентгенограммы черепа можно использовать для приблизительного определения возраста живых людей. Поскольку могут встретиться случаи раннего заращения швов, а также незаращение их у лиц престарелого возраста, результаты рентгенографии следует учитывать лишь в совокупности с данными других методов исследования.

Незаращение лобного шва встретилось только в одном случае — у мужчины 22 лет.

 

Xристич-Сойич, Ле-Бретон и д р . Восстановление пальцевых узоров. L. Нristic-Sоjiс, R. Le Breton, J. Qarat, L. Derobert. Reconstitution d’empreintes digitales. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, стр. 449—460.

Предлагается методика восстановления пальцевых узоров собственно кожи на трупе при отсутствии эпидермиса как на сморщенных вследствие высыхания, так и на мацерированных пальцах.

В первом случае путем размачивания в изотоническом растворе поваренной соли и многократных инъекций этого раствора тонкой иглой в мякоть пальца удалось добиться расправления кожи. Однако получить отпечатки путем «прокатывания» пальца по бумаге все же оказалось невозможно из-за влажности пальца, не поддававшейся высушиванию. Не удалось получить и фотоснимок пальцевых узоров в одной плоскости вследствие значительной кривизны фотографируемой поверхности и образования бликов, обусловленных влажностью ее. В связи с этим авторы прибегли к следующей процедуре. Кожу с пальцевыми узорами осторожно срезали и расправляли (эта манипуляция довольно трудоемка и требует большой тщательности). Затем на нее наносили краску, избыток которой стирали ватой, смоченной бензином. При последующем фотографировании получалось вполне пригодное для идентификации изображение пальцевых узоров, причем валики оказывались белыми, а бороздки — темными вследствие сохранившейся в них краски. Этот способ применим даже в отношении трупов, подвергшихся действию пламени, у которых пальцы на первый взгляд кажутся обгоревшими.

При мацерации трупа авторы постепенно высушивали пальцы в струе воздуха. Эта процедура тоже весьма кропотлива. К тому же высушивание не всегда идет равномерно; в таких случаях участки, подвергшиеся вследствие неравномерности высушивания сморщиванию, расправляли путем инъекций изотонического раствора. Далее кожу срезали и обрабатывали, как указано выше. Полученные результаты вполне удовлетворительны.

 

Марцинковский. Термическое действие выстрела из малокалиберного спортивного оружия. Т. Marcinkowsky. L’action thermique d’un coup de feu par fusil sportif de petit calibre. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 5, стр. 461—171.

Производили выстрелы из спортивной винтовки калибра 5,6 мм патронами типа «лонг райфл» бокового огня, снаряженными бездымным порохом. Объектами поражения служили промокательная бумага (чистая, пропитанная парафином или смоченная легковоспламеняющимися жидкостями), парафиновые блоки, дерево, картон, рентгеновская и фотографическая пленка, различные пластмассы, кожа (человека, кролика), резина, текстильные материалы и др. Дистанция выстрела изменялась от упора до 5 м.

Термическое действие газов удалось доказать при стрельбе в упор и с близких дистанций на всех объектах, кроме текстильных. Загорание объектов не наблюдалось даже при смачивании их легковоспламеняющимися жидкостями.

Библиография состоит из 14 названий, преимущественно советских авторов.

 

Фазекас. Судебно-медицинокое значение множественных колотых ранений сердца при наличии одной входной раны грудной клетки (экспериментальное исследование). I. Fazеkas. Donnees experimentales expliquant les piqures multiples du coeur en cas d’une seule ouverture d’entree au point de vuem edico-legal. Annales de Medecine Legale, 1963, т. 43, № 5, стр. 478—480.

Кроликам под эфирным наркозом наносили удар в сердце колющим оружием, последнее оставляли в ране грудной клетки. В зависимости от глубины проникновения оружия и степени фиксации его в ране грудной клетки повреждения сердца носили различный характер. Если оружие неглубоко проникало в сердце, последнее в процессе систолы «отходило» от него, а затем во время диастолы вновь накалывалось на острие передней стенкой, на которой при этом возникали множественные поверхностные повреждения. То же происходило и при более глубоком проникновении оружия, если оно не было достаточно фиксировано в ране рукой и выталкивалось, кпереди сердечными сокращениями. Если оружие проникало достаточно глубоко в полость сердца и оставалось фиксированным в этом положении, достигая острием задней стенки, то на ней при каждой систоле возникал новый укол. По мнению автора, такая картина, если она будет наблюдаться у человека, говорит за самоубийство так как более или менее длительная фиксация ножа в ране посторонней рукой едва ли возможна. Рана же, проникающая далеко сквозь переднюю и заднюю стенки, может свидетельствовать в одинаковой мере как о самоубийстве, так и об убийстве.

 

Канфора. Установление менструального происхождения крови путем определения мышьяка. А. Сanfоra. La diagnosi medico-legale di sangue menstruale mediante la ricerca dell’arsenico. Minerva medico-legale, 1962, т. 82, № 1, стр. 34—36.

Исследованию подвергались тампоны, пропитанные менструальной кровию, кровянистые выделения при абортах, кровь, выделяющаяся при родах, и лохии. Для контроля исследовали кровь из кровяного русла тех же женщин, взятую во время менструации. Тампоны с кровью экстрагировали дистиллированной водой в химически, чистых фарфоровых тиглях, экстракты выпаривали при температуре 80° в течение суток, в сухом остатке определяли мышьяк по методу Занделя в модификации Эванса и Бандемера. Результаты учитывали на спектрофотометре Бекмана, в чашечке толщиной 1 см, при длине волны 840 ммк.

Оказалось, что в любой день менструации в менструальной крови содержится, мышьяк (от 30 до 60 мкг в 1 г сухого остатка). Количество мышьяка уменьшается по дням менструации. В одном из 12 случаев в лохиях был обнаружен мышьяк в количестве 4 мкг на 1 г сухого остатка. Во всех остальных объектах, в том числе и в контрольных, мышьяк не найден.

Автор считает, что предлагаемый метод в совокупности с другими можно использовать для судебно-медицинского установления менструальной природы пятен.

В статье имеется обзор литературы и библиография (18 названий).

похожие статьи

Условия и характер работы медицинского персонала моргов Великобритании: вопросы охраны здоровья, обеспечения инфекционной безопасности и снижения рисков заражения / Шигеев С.В., Фетисов В.А., Минаева П.В., Гусаров А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 54-58.

Рефераты / Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 49-54.

Некоторые пути преодоление недостатков назначения судебно-медицинской экспертизы в Белоруссии / Ефимов Л.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 19-20.

Судебная медицина Китайской Народной Республики, от истоков до наших дней / Клевно В.А., Назаров Ю.В. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 44-48.

Стандарты проведения судебно-медицинского вскрытия / Петерсон Г.Ф., Кларк С.К. — 2006.

больше материалов в каталогах

Судебная медицина в других странах