Освенцим (Эхо войны)

/ Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1964 — №3. — С. 33-38.

Ачеркан Н.Н. Освенцим (Эхо войны)

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР, Москва

Поступила 29/V 1964 г.

УДК 340.6 : 343.818(430)(09)

ссылка на эту страницу

Общеизвестна роль судебных медиков в разоблачении преступлений гитлеровцев на временно захваченных территориях Европы. Наши судебно-медицинские эксперты принимали участие в экспертизе трупов жертв фашистских палачей, выступали на судебных процессах по делам военных преступников. Поэтому правдивые свидетельства очевидцев — наших польских друзей, характеризующие чудовищные злодеяния, творимые в фашистском лагере смерти Освенциме, представляют не только общечеловеческий, но и судебно-медицинский интерес.

К 19-й годовщине освобождения Советской Армией и Войском Польским узников концлагеря Освенцим — Бжезинка приурочен специальный номер (1964, №1) польского медицинского журнала «Pzeglаd lekarski» (рис. 1). Большинство авторов этого номера — бывшие узники Освенцима.

А. Кемпинский пишет, что, несмотря на все унижения, которым подвергали заключенных Освенцима, большинство из них до конца сохраняли человеческое достоинство. Выжили лишь те, у кого сохранилась воля к жизни. Однако перенесенные страдания оставили на них неизгладимый след.

М. Орвид, А. Шымусик и А. Тойтш обследовали психику бывших заключенных Освенцима и отметили у них после освобождения так называемую послелагерную астению, последствия которой сохраняются и по настоящее время.

Рис. 1. Обложка специального номера журнала Przeglgd lekarski.

А. Тойтш в статье «Психические реакции при психофизическом стрессе у 100 бывших узников» описывает голодные галлюцинации, голодные обмороки и другие проявления специфической лагерной патологии.

М. Орвид касается трудностей, которые испытывали бывшие заключенные при приспособлении к нормальным условиям жизни после освобождения

А. Шымусик свою статью посвятил «послелагерной астении». Он указывает, что у 64 из 100 исследованных им лиц обнаружены психические отклонения, причем у 48 они несомненно, а у 16 весьма вероятно связаны с пребыванием в лагере.

Рис. 2. Проф. Ковальский до (а) и после (б) пребывания в лагере.

Рис. 3. Проф. Кутжеба до (а) и после (б) пребывания в лагере.

Р. Лешняк приводит результаты обследования 90 бывших узников, всех выявлены изменения личности, безусловно связанные с пребыванием в лагере. 1

Статья X. Величаньского «Наблюдения над состоянием здоровья бывших узников гитлеровских лагерей в настоящее время» является предварительным сообщением. У исследованных лиц отмечено прежде­ временное наступление старости (рис. 2, 3).

Проф. Ф. Блага на основании собственных наблюдений в концлагере Дахау подчеркивает роль лагерного питания (вернее, голодания) в развитии атеросклероза у заключенных.

Далее идет цикл статей документально-исторического характера. Ф. Вальтер в статье «Умершие во время войны профессора и доценты медицинского факультета Ягеллонского университета» приводит жуткий перечень представителей польской интеллигенции, павших жертвами преступлений гитлеровцев. Среди них на­ званы такие крупные ученые, как Вахгольц, Буйвид и др. Некоторые из них были замучены в концлагерях, другие расстреляны как заложники, третьи погибли от голода и лишений. 3. Альберт рассказывает о том, как во Львове фашисты без объяснения причин и предъявления обвинений арестовали 25 преподавателей высших учебных заведений и их семьи. В их числе были заведующий кафедрой патологической анатомии В. Новицкий, заведующий кафедрой судебной медицины проф. В. Серадзкий (рис. 4), профессор кафедры французской литературы, известный писатель, критик и публицист Т. Бой-Желеньский. Все они были расстреляны на окраине Львова в ночь с 3 на 4 июля 1941 г.

Свидетелями преступления явились жильцы соседних домов.

Проф. Серадзкий — зав. кафедрой судебной медицины Львовского университета. Расстрелян гитлеровцами
Рис. 4. Проф. Серадзкий — зав. кафедрой
судебной медицины Львовского
университета. Расстрелян гитлеровцами.

Это злодеяние — дело рук гауптштурмфюрера Крюгера. Будучи впоследствии шефом гестапо в Станиславе, он казнил там 250 преподавателей, врачей и инженеров. Так осуществлялся неслыханный план уничтожения польской интеллигенции, разработанный Франком и одобренный Гитлером и Гиммлером.

Р. Шушкевич и Ю. Кивала рассказывают о ничтожных возможностях оказания медицинской помощи, заключенным. Той же теме посвящены и воспоминания Я. Зелины о так называемом блоке выздоравливающих при Освенцимском госпитале. Этот блок предназначался для восстановления сил тех больных, которые могли еще пригодиться «великому рейху» в качестве рабочего скота. Однако по условиям «блок выздоравливающих» ничем не отличался от других: те же грязь и голод. Преимуществом его вначале было лишь то, что отсюда больных не брали в газовые камеры, рассчитывая на их дальнейшее использование. Однако позже и эта льгота была отменена. Тем не менее врачи из числа заключенных, рискуя жизнью, прилагали все усилия для спасения больных от газовых камер: досрочно выписывали их на работу, фальсифицировали истории болезни и т. д.

Из статьи О. Волькена «Комментарий к статистике больных и умерших в лагере „карантине“ в Бжезинке с 20/IX 1943 г. по 1/XI 1944 г.» видно, что за этот период там умерло 1902 человека, а 4023 тяжело заболело и их пришлось перевести в госпиталь. При этом следует учесть, что при малейшей возможности лечения в бараке или амбулатории больных в госпиталь не отправляли, чтобы они не попали в газовые камеры! Большинство евреев по той же причине вообще не обращалось за медицинской помощью, 7,9% умерших в карантине погибло насильственной смертью, 52,7% умерло от желудочно-кишечных заболеваний, 33,8% — от туберкулеза. В другой статье тот же автор пишет о вымирании евреев в Освенциме. Из числа евреев, прибывших в Освенцим в каждом из 15 эшелонов с 17/1V 1942 г. по 17/VII 1942 г., через 5 месяцев оставалось в живых не более 5%.

диссертация стоматолога В. Шольца «О возможности вторичного использования золота из полости рта умерших»

Рис. 5. «Диссертация» Шольца.

Вызывает ужас статья С. Клодзиньского «К вопросу о хозяйственной эксплуатации человеческих трупов в гитлеровской Германии». В ней говорится о «диссертации» стоматолога В. Шольца «О возможности вторичного использования золота из полости рта умерших» (рис. 5), представленной к защите на медицинский факультет университета в Бреслау в 1940 г. Рассмотрев экономические и правовые (!) аспекты проблемы, «диссертант» рекомендует принять закон об изъятии золота изо рта умершего. Далее этот называвший себя врачом изверг разработал вопрос о практическом осуществлении такого изъятия. В заключение он говорит, что «вопрос этим не исчерпывается; это только начало». Весь мир теперь знает, как был разработан этот «вопрос» в дальнейшем; в гитлеровских лагерях убивали людей с золотыми протезами или пломбами во рту; использовали не только золото, но и кожу, волосы и жир трупов, а их скелеты перерабатывали на костную муку.

Статья С. Клодзиньского «Собирание еврейских скелетов для университета Третьего Рейха в Страсбурге» также показывает, как низко пала фашистская медицина. «Научный труд» ординатора Института анатомии в Страсбурге А. Хирта в значительной части посвящен «заготовке черепов еврейско-большевистских комиссаров для проведения научных исследований в имперском университете в Страсбурге». Хирт сетует на то, что до этого 'времени ему не хватало для работы черепов еврейской расы. Далее он пишет: «Война на Востоке дает нам... случай восполнить эту нехватку. Мы имеем возможность получить важные научные данные, собирая черепа большевистских еврейских комиссаров, которые представляют отталкивающий, но характерный мир недочеловеков...». Затем Хирт детально разрабатывает технику собирания черепов, указывает, какие измерения и обследования надо произвести перед тем, как убить «недочеловека», как именно его следует убить (не повреждая головы) и как пересылать голову.

Гиммлер приветствовал эти предложения и их немедленно начали осуществлять при активном участии Хирта.

 Температурная кривая заключенного Марковича, зараженного сыпным тифом путем введения крови больного

Рис. 6. Температурная кривая заключенного Марковича, зараженного сыпным тифом путем введения крови больного.

В статье В. Фейкеля описана «научная деятельность» эсэсовцев (автор пишет только о том, чему он сам был свидетелем): разрабатывали методы массовой стерилизации мужчин и женщин; изучали эпидемиологию и клинику сыпного тифа, вводя здоровым людям кровь больных (рис. 6); для изучения вопросов членовредительства у солдат вермахта соответствующие повреждения наносили заключенным; заболевших узников убивали в различные периоды болезни путем введения фенола и на секции наблюдали изменения внутренних органов; изыскивали средства, которые при парентеральном введении вызывают мгновенную смерть; испытывали на заключенных действие неизученных медикаментов. Не имевшие абсолютно никакой хирургической подготовки врачи СС обучались на здоровых заключенных операционной технике.

С. Клодзиньский рассказывает о преступной деятельности доктора медицины X. Шуманна, «работавшего» в Освенциме на специальной «станции рентгеновской стерилизации». У мужчин и женщин еврейской национальности в возрасте 20—24 лет он производил хирургическую кастрацию и стерилизацию рентгеновыми лучами. Свои бесчеловечные «опыты» Шуманн производил 2—3 раза в неделю, облучая каждый раз по 30 человек.

Известный музыкальный деятель А. Копыциньский рассказывает об оркестре, созданном гитлеровцами из заключенных. То, что было задумано фашистами как издевательство, оказывало узникам большую моральную поддержку.

Номер включает несколько статей об отдельных медицинских работниках — узниках Освенцима, оказывавших помощь своим товарищам по заключению, которые отдавали все силы, а порой и жизнь во имя своего врачебного долга.

Ужас и омерзение охватывают каждого при чтении этих материалов. Глубокое возмущение вызывает тот факт, что многие преступники, творившие неслыханные злодеяния в Освенцимском лагере, сейчас безмятежно живут на правах респектабельных бюргеров, «пригревшись» под крылышком боннских властей.

Мы верим, что когда-нибудь придет и для них час расплаты. И тог да грозными листами обвинительного заключения лягут на судейский стол показания бывших узников фашистских застенков.

похожие статьи

Шкала цветов. Пособие для биологов при научных и научно-прикладных исследованиях / Бондарцев А.С. — 1954.

О жестоком обращении с детьми в Болгарии / Колев Я.Г., Радойнова Д.Д. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 4-10.

Некоторые вопросы судебно-медицинской символики / // Проблемы экспертизы в медицине. — 2007. — №4. — С. 33-36.

Совместная научно-исследовательская работа кафедры судебной медицины Сеченовского университета и Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы / Нагорнов М.Н., Шигеев С.В., Ломакин Ю.В., Леонова Е.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 4-9.

Обращение к читателям Баринова Е.Х. — председателя редакционного совета / Баринов Е.Х. // Медицинская экспертиза и право. — 2011. — №1. — С. 3-4.

больше материалов в каталогах

Разное