Построение заключения судебно-химической экспертизы

/ Рубцов А.Ф.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1972 — №1. — С. 41-45.

Рубцов А.Ф. Построение заключения судебно-химической экспертизы

УДК 340.67

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР, Москва

ссылка на эту страницу

Судебно-химическая экспертиза вещественных доказательств включает два взаимосвязанных этапа: химико-токсикологический анализ и составление экспертного заключения.

Даже при наличии совершенных методов анализа, обладающих высокими разрешающими характеристиками, и соблюдении всех условий проведения исследования неправильно или недостаточно точно составленное заключение снижает доказательную значимость проведенной экспертизы. Построение заключения требует всестороннего, осторожного и глубокого осмысливания всех данных, полученных в процессе проведения анализа, и их критической оценки. Заключение должно основываться на фактических данных и строиться с соблюдением законов логики, быть кратким, но ясным, полностью отвечать на поставленные вопросы. А.В. Степанов (1947) указывал: «Несмотря на необходимость не задерживать представление результатов исследования, все-таки не следует спешить с заключением: необходимо взвесить и разобрать все полученные данные, произвести в случае надобности проверку исследования, дабы быть совершенно уверенным в полученных результатах. Неосмотрительная поспешность может повести к чрезвычайно тяжелым, часто неустранимым последствиям».

Правила судебно-химической экспертизы вещественных доказательств в судебно-химических отделениях судебно-медицинских лабораторий предусматривают следующее: в заключении прежде всего, исходя из описания судебно-химического исследования, перечисляют найденные вещества с указанием их количества, затем ненайденные вещества и, наконец, по пунктам приводят ответы на вопросы (в пределах компетенции судебного химика), поставленные органами дознания, следствия и суда. Химик-эксперт, проведя исследование вещественных доказательств, должен ответить на основной, часто единственный вопрос: содержатся ли в исследуемых объектах вещества, которые могут быть отнесены к ядам.

Однако в указанном требовании построения заключения судебно-химической экспертизы следует отметить существенные недостатки — использование несовершенных методов анализа (например, систематического сероводородного метода обнаружения «металлических» ядов), недостаточное знание разрешающих возможностей отдельных методик и их метрологических характеристик, малую изученность метаболитических процессов и др.

Углубленное изучение основных методов изолирования ядовитых веществ из биологических объектов, главным образом из трупного материала, разработка методик количественного определения выделенных ядовитых веществ позволяют более отчетливо выявлять отдельные неточности и упущения при построении экспертного заключения по судебно-химическим исследованиям вещественных доказательств, которые отрицательно сказываются на общей судебно-медицинской оценке результатов химико-токсикологического анализа. Развитие научных методов исследования и самой науки позволяет более четко выявлять упущения в заключении. Данное положение целесообразно рассмотреть и показать на отдельных примерах.

В течение нескольких лет в нашей стране для количественного определения этилового спирта применяли способ высаливания. В отдельных лабораториях его используют и сейчас. Полученные при исследовании цифровые данные, характеризующие найденные количества спирта в крови и моче, вносят в экспертное заключение. В то же время при многочисленных исследованиях установлено, что ошибка определения этилового спирта методом высаливания находится в обратной зависимости от концентрации определяемого спирта. Например, при 1,5‰ она может достигать 40—45% в сторону занижения. Однако хорошо известная судебным химикам величина ошибки определения малых количеств спирта не получала и не получает отражения в заключении судебно-химической экспертизы. Отрицательные проявления такого построения заключения можно показать с помощью простых расчетов. Концентрация алкоголя 1,5%о с учетом ошибки метода количественного определения его будет соответствовать содержанию около 2,2‰. Если рассмотреть эти данные с позиций тяжести интоксикации, то при концентрации спирта 1,5%о отмечается легкая степень опьянения, а при 2,2‰ — средняя, приближающаяся к сильной.

Те судебно-медицинские эксперты, которые на владеют знаниями о разрешающих возможностях данного метода определения этилового спирта, указанную в заключении концентрацию оценивают без соответствующих уточнений и поправок, допуская при этом судебно-медицинскую ошибку.

Известно влияние гнилостных процессов, степени заполнения сосудов биологическими жидкостями, характера укупорки тары на результаты количественного определения этилового спирта различными, в частности фотометрическим, методами. При гнилостном разложении в трупе, крови и моче могут образоваться редуцирующие вещества. Количество их подвержено значительным колебаниям. Может также происходить и улетучивание спирта. При определении этилового спирта фотометрически (а также некоторыми другими методами) отдифференцировать редуцирующие вещества невозможно. Результаты определения алкоголя в гнилостно измененных крови и моче не могут иметь достоверного судебно-медицинского значения. В.И. Прозоровский и соавт. (1967) обращали внимание на необходимость строгого соблюдения всех условий взятия биологического материала и его транспортировки, в частности: кровь и мочу надо брать стерильно, хранить в герметически закрытой и заполненной до пробки посуде; для количественного определения алкоголя кровь и мочу брать не позже 2—3 суток после смерти, а в случаях утопления и септических заболеваний и в районах с жарким климатом — не позже суток.

Практика судебно-медицинских лабораторий показывает, что многие из указанных положений часто не выполняются. В то же время эти факторы, влияющие на результаты количественного определения спирта, многими химиками-экспертами не учитываются при построении заключения судебно-химической экспертизы.

В методическом письме о дефектах при производстве судебно-химических экспертиз (1966) сказано, что в примечании к заключению обязательно надо указывать на относительное значение полученных данных о количественном содержании алкоголя в гнилостно разложившихся крови и моче. Отсутствие такого примечания считается ошибкой химика-эксперта. Однако это указание многими химиками-экспертами не выполнялось или соблюдалось только частично.

Недооценка химиками-экспертами влияния гнилостных процессов на результаты количественного определения спирта в определенной мере приводит к гипердиагностике летальных отравлений этиловым алкоголем. Заключение судебно-химической экспертизы не может являться простой констатацией данных, полученных при химическом анализе. Оно должно быть логически и научно обоснованным, отражать не только полученные результаты, но и содержать глубоко осмысленную и обоснованную оценку их с позиций эксперта-химика, базирующегося на разрешающих возможностях примененного метода исследования и особенностях исследованных вещественных доказательств.

В последние годы в нарушение правил ведения судебно-химической документации стали получать распространение выписки из актов. Судебно-медицинскую оценку изложенных в них данных из-за краткости описания произвести еще труднее.

Дробный метод определения «металлических ядов» высокочувствителен, он позволяет определять в органах естественно содержащиеся элементы, соединения которых имеют токсикологическое значение. Судебно-медицинские эксперты должны учитывать и правильно оценивать эту особенность метода. Однако в экспертных заключениях представляют, как правило, только итоговые результаты количественного определения найденных элементов, а данные об их естественном содержании не отражают, несмотря на имеющиеся на этот счет рекомендации. Если же их и отмечают, то в примечании, что придает им как бы второстепенное значение, поскольку в примечании обычно принято выносить не имеющие большого значения сведения. Подобная трактовка, допустимая в других областях, совершенно неприемлема в отношении заключений судебно-химической экспертизы.

Анализ смертельных отравлений в стране позволил выявить некоторые характерные закономерности в распределении интоксикаций «металлическими» ядами в 1968 и 1969 гг. По отношению к общему числу смертельных отравлений интоксикации соединениями меди составили (соответственно по годам) 0,158 и 0,101%, мышьяка — 0,141 и 0,081%, ртути — 0,088 и 0,060%, цинка — 0,015 и 0,010%.

Из этих данных следует, что наибольшее число смертельных интоксикаций было вызвано препаратами меди. Соединения мышьяка и ртути занимают 2-е и 3-е места. Известно, однако, что соединения ртути токсичнее, чем соединения меди, они широко применяются во многих сферах человеческой деятельности, а дробным методом медь, как правило, определяется во внутренних органах как естественный элемент (в отличие от мышьяка и ртути). Поэтому отсутствие в экспертном заключении судебно-химической интерпретации количества меди, указанного в акте, может быть оценено судебно-медицинским экспертом недостаточно точно и привести к ошибочному заключению.

Отечественные исследователи в последние годы усиленно разрабатывают методики доказательства отравлений алкалоидами, синтетическими веществами, гликозидами, пестицидами и другими органическими соединениями. По отдельным методикам изданы письма (определение в трупном материале морфина, стрихнина, бруцина, резерпина, декаметония, прозерина, хлорофоса, дихлорофоса) и тем самым в определенной мере унифицировано проведение анализов. Подготавливаются методические письма по определению барбитуратов, производных изоникотиновой кислоты, местных анестетиков, аминазина, галантамина, секуринина и др. Указанные методики освещены в печати.

По наиболее сложным вопросам, в частности по определению алкалоидов, сердечных гликозидов и пестицидов, проводятся семинары, курсы усовершенствования и специализации химиков-экспертов. Создаются предпосылки для широкого использования в судебно-медицинских лабораториях новых совершенных методов определения органических соединений, что не только расширяет экспертные возможности судебно-химической службы, но и ставит перед химиками-экспертами более широкие требования в отношении правильного построения заключения, глубокой судебно-химической оценки результатов анализа.

Взаимосвязь этих положений можно раскрыть на двух основных классах ядовитых соединений: алкалоидах и барбитуратах.

В.Ф. Крамаренко (1962) проведена сравнительная оценка изолирования алкалоидов из трупного материала методами Стаса—Отто, Васильевой и способом, рекомендованным самим автором. Степень выделения алкалоидов указанными методами значительно колеблется и зависит от метода изолирования, что подтверждается данными табл. I.

Таким образом, при исследовании трупного материала морфин, стрихнин и бруцин в зависимости от способа изолирования можно извлечь и количественно определить в среднем в пределах 1/5, 1/4, 1/3 и 1/2 частей от фактического содержания в исследуемой навеске органа. Приблизительно аналогичный выход дают и другие алкалоиды.

Разрешающие особенности того или иного метода, примененного для определения алкалоидов, не отражаются в заключении судебно-химической экспертизы. А судебно-медицинские эксперты, не зная количественной характеристики их, принимают указанные в заключении цифровые данные за абсолютные величины, как бы объективно отражающие содержание ядовитого вещества в органе, допускают неточности и ошибки уже в судебно-медицинском аспекте.

В последние годы внесены различные уточнения и модификации в методы определения барбитуратов, изучены количественные показатели отдельных вариантов методик. Судебные химики находятся в преддверии широкого применения методов количественного определения барбитуратов.

По данным В.И. Поповой (1967, 1968), выход барбамила, барбитала и фенобарбитала в значительной степени зависит от способа изолирования из биологического материала (табл. 2).

Е.В. Метелева (1970) установила, что выход бензонала при изолировании подкисленной водой составляет в среднем 3,84% и подкисленным спиртом— 1,4%. Разработав новый вариант исследования, в основу которого положена методика Грусц—Харди, она добилась увеличения выхода до 10%. Без обсуждения результатов количественного определения барбитуратов, вносимых в заключение экспертизы, эксперт-химик опускает важные для судебно-медицинского эксперта данные.

Таблица 1

Изолирование алкалоидов из трупного материала

Алкалоид 1

Выделено (в %) методом

Стаса— Отто

Васильевой

Крамаренко

Морфин

Стрихнин

Бруцин

18—21

22—26

29—32

21—24

30—34

27—33

47—51

50—56

51—55

1 Приведена количественная характеристика только по указанным алкалоидам с учетом того, что в 1966 г. было издано методическое письмо.

Количественные характеристики имеются в отношении других соединений, например произвольных фенотиазина, гликозидов, различных групп пестицидов и др.

Рассмотренные примеры свидетельствуют о необходимости более точного и научно обоснованного построения экспертного заключения. Оно должно не только включать цифровые данные о количестве найденного вещества в исследуемой навеске органа, но и обязательно содержать судебно-химическую трактовку их с учетом разрешающих возможностей примененного метода анализа. Нужна правильная химико-токсикологическая оценка влияния метаболизма ядов, а также различных процессов, протекающих в трупном материале при хранении и транспортировке, на полученные результаты исследования.

Таблица 2

Изолирование барбитуратов из трупного материала

Барбитурат

Выделено (в %) методом

Стаса—Отто

Васильевой

Крамаренко

Поповой

Барбамил ......

Барбитал .....

Фенобарбитал ....

44—46

21—23

46—50

17,6—20

13,6—14,4

28—29,6

5,6—6,8

18,8—20

6—6,4

29,2—32

36—40

29,4—30,6

 

Заключение судебно-химической экспертизы должно включать перечень соединений, обнаруженных в исследованных вещественных доказательствах, их количественное содержание, оценку полученных результатов с учетом разрешающих возможностей примененных методов анализа и различных особенностей исследованных вещественных доказательств, перечень соединений, на которые производился анализ, но получены отрицательные результаты также с учетом разрешающих возможностей примененного метода анализа и свойств исследованных объектов. При соблюдении этих условий судебно-медицинский эксперт получит данные для правильной судебно-медицинской оценки результатов судебно-химического анализа.

Закон логики гласит: всякая правильная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана практикой человека. Этот закон является отражением в нашем сознании всеобщей причиной связи явлений материального мира. Он имеет особенно большое значение в практике судебно-медицинской и судебно-химической экспертизы.

похожие материалы в каталогах

Судебно-химические исследования

похожие статьи

Обнаружение бриллиантового зеленого в трупном материале / Муравьева Г.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1999. — №3. — С. 35-36.

Определение свинца в биологическом материале дитизонатным методом / Крылова А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 28-33.

Сравнительная оценка методов выделения ареколина и кондельфина из биологического материала / Бисенбаев Э.М., Крамаренко В.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 26-28.

Определение малых количеств ацетальдегида газо-жидкостной хроматографией (Сообщение I) / Колдаев А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 24-26.

Установление прижизненности механической травмы по биохимическим показателям / Асташкина О.Г., Столярова Е.П., Полтарев С.В., Терешина Н.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 43-45.