О возможности определения по микроструктуре костей видовой принадлежности и возраста (Обзор)

/ Эйдлин Л.М.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1974 — №2. — С. 3-8.

Эйдлин Л.М. О возможности определения по микроструктуре костей видовой принадлежности и возраста (Обзор)

УДК 340.6:611.71-018(047)

(Воронеж)

ссылка на эту страницу

О возможности использования для определения по костям пола и возраста гистологического метода исследования впервые сообщили Kenyeres и Hegyi. Дискуссия о достоверности этого метода продолжается до настоящего времени. Р.Г. Геньбом и Н.П. Корнеева-Асадчих пишут, что если нельзя установить видовую принадлежность костей остеологическим или гистологическим путем, то следует применить серологический метод. Такое утверждение позволяет считать равноценным доказательственное значение экспертных выводов, базирующихся на исследовании микроструктуры костной ткани, и выводов, сделанных на основании сравнительно-анатомического изучения костей или серологических реакций костной ткани. В то же время Popielski и Kobiela рекомендуют проводить гистологическое исследование только в тех случаях, когда не дают результатов сравнительно-анатомический и серологический методы, т. е. гистологическому методу придается второстепенное значение.

Противоречивы суждения и о возможности определения возраста по микроструктуре костной ткани. Так, Ю.М. Гладышев (1971) считает возможным определять его даже на костях, захороненных более тысячи лет тому назад. При этом эксперт не располагает, кроме микроструктуры костей, данными об умершем, условиях его жизни или окружающей среде.

А.И. Туровцев описывает гистологические особенности компакты поперечных сечений ребер, присущие возрасту до 8 мес, к концу года, с 2 лет, к 3 годам, в дошкольном и младшем школьном возрасте, с 10 лет, в подростковом и юношеском возрасте, в начале зрелого возраста (22—23 года), с 30—33 лет, в пожилом и старческом возрасте. Он рекомендует использовать эти данные при отождествлении личности по костным останкам, учитывая тип костной ткани, развитие и перестройку вторичных остеонов, а также смену фаз резорбции и аппозиции. Как видим, речь идет о возможности определения возраста только по микроструктуре кости даже в интервалах одного — трех лет. В.И. Добряк (1968) также пишет, что исследование гистоархитектоники плотного вещества трубчатых костей дает возможность дифференцировать возраст, особенно при наличии отломков диафизов.

Указанные авторы расценивают микроструктуру как самостоятельную основу для установления возраста. Иначе ее оценивает И.-В. Найнис (1972), обращая внимание на значение индивидуальных вариаций, перенесенных заболеваний, образа жизни и навыков. Он считает, что если даже оценить всю совокупность признаков, которую может дать макроскопическое, рентгенографическое и гистологическое исследования, то удастся определить возраст (до 30—35 лет) только с точностью 5 лет, а в старшем возрасте точность не превышает 10 лет. При учете же только отдельных элементов можно легко допустить грубую ошибку.

Предложенная Kenyeres и Hegyi видовая дифференциация костей человека и животных по размерам остеонов подверглась широкой проверке. С.А. Олихов пришел к выводу, что микроскопия позволяет отличить кость человека от кости животного с «вероятностью более чем половинной».

Giese считает данные Kenyeres и Hegyi малообоснованными. Baltazard и Lebrun (1911) пишут, что в большинстве случаев (но не всегда) можно отличить по микроструктуре кости человека от костей животных. По П.С. Семеновскому, в тех редких случаях, когда анатомические особенности предъявленного фрагмента не позволяют установить его происхождения, гистологическая картина может иногда дать ценные данные.

Burger пишет, что заключение надо давать с большой осторожностью. Grass указывает, что видовое различие возможно только при ограниченной постановке вопроса, например, когда про одну кость утверждается, что она кроличья. Такую кость можно с определенностью отличить от кости человека.

Неу, исходя из большой лабильности микроструктуры кости, считает гистологический метод видовой дифференциации непригодным для судебной медицины. На этой же позиции стоит Краттер. Schranz пишет, что по микроструктуре «в общем возможно различие». М.А. Бронникова, В.М. Смольянинов и Ф.В. Иванов (1934) отрицают возможность видовой дифференциации по микроструктуре. Н.А. Синельников указывает, что у человека довольно часто встречается в наружных слоях компакты ламинарное строение, столь типичное для животных.

Ponsold пишет, что надо помнить о том, что у человека гаверсовы каналы больше, чем у животных. Однако это различие может быть случайным, так как гистологическая картина не однозначна. Таким образом, этот метод не абсолютно точен. Н.В. Попов также считает, что во многих случаях возможности гистологического исследования крайне ограничены. М.А. Бронникова (1947) утверждает, что микроскопическая картина костей далеко не всегда может служить опорой для установления их видовой принадлежности.

Ramsch и Zerndt пишут, что нельзя по микроструктуре отчетливо дифференцировать отдельные виды животных и отличить кости человека от костей животных. По М.А. Бронниковой и А.С. Гаркави (1963), микроскопическое исследование костей можно использовать для определения видовой принадлежности, но оно не может служить единственным основанием для решения этого вопроса. Prokop также считает, что микроскопический метод должен использоваться только тогда, когда реакция преципитации не дает достоверных результатов.

Не менее сложен вопрос об определении возраста по микроструктуре костной ткани. О старческой атрофии — остеопорозе, о связанном с нею расширении гаверсовых каналов, губчатости кости уже написано в «Пособнике» по судебной медицине Н.А. Оболонского. Однако специальное изучение возрастных изменений микроструктуры начали только Baltazard и Lebrun (1911). Они установили, что с возрастом увеличиваются размеры гаверсовых каналов. На основе их данных Beumer и Н.М. Лавягин пишут о возможности установления возраста по микроструктуре кости. Однако Н.М. Лавягин указывает, что данные Baltazard и Lebrun относятся только к большеберцовой кости. Позже Baltazard и Muller высказались о возможности установления возраста плода по микроструктуре кости. Однако Canuto пишет, что его наблюдения не подтвердили данных Baltazard, опубликованных в 1911 году, и что этот метод нельзя использовать в судебной медицине.

Несколько позже Schranz также сообщил, что изучение поперечных срезов трубчатых костей людей различного возраста не выявило заметных различий микроструктуры.

Bogdaschew (1935), исследуя кости животных, пришел к заключению, что влияние возраста на размер гаверсовых систем слона, равно как и других животных, не доказано. Об этом же он говорит и в 1936 году.

Amprino и Bairati пишут, что перестройка кости (феномены эрозии и отложения пластинок) продолжается в течение всей жизни с различной интенсивностью в отдельные периоды, подчиняясь, вероятно, индивидуальным колебаниям. У лиц одинакового возраста встречаются кости, в которых находят и юношескую, и старческую структуру. М.Я. Орлов отмечает, что возрастные изменения в микроструктуре диафиза бедра определяются замещением первичных остеонов дифференцированными. В.Г. Штефко (1947) описывает особенности микроструктуры диафизов бедренных костей в различные периоды от 5 месяцев до 18 лет.

Л.П. Астанин изучал микроструктуру основной фаланги мизинца у лиц от 18 до 85 лет. Он пишет, что разные признаки развиваются независимо друг от друга и в одной кости могут быть и «старые» и «молодые» признаки И.В. Найнис (1961) приходит к выводу, что базофильность кости, состояние полосок роста, резорптивные полости, диаметр гаверсовых каналов, состояние наружной и внутренней пластинок на декальцинированных препаратах бедренной кости при некотором навыке помогают приблизительно определить возраст взрослого человека.

Б.С. Свадковский описывает возрастные микроструктурные особенности бедренной и плечевой костей человека. Однако он подчеркивает, что развитие диафизарных структур взаимосвязано и взаимообусловлено со становлением всего организма. Условия внешней среды, питание, физическое воспитание, трудовая деятельность и т. д. определяют в конечном счете темпы и особенности перестройки скелетных органов и, в частности, диафизов трубчатых костей. По П.В. Сиповскому, в зависимости от возраста и типа животного структурный характер остеонов в той или иной кости может варьировать в довольно широких пределах. В.Г. Елисеев пишет, что физиологические свойства кости меняются в зависимости от возраста, мышечной деятельности, условий питания, а также под влиянием иннервации и деятельности желез внутренней секреции.

В.И. Добряк и Б.Р. Киричинский (1964) указывают, что старческие изменения в костях выражаются в появлении остеонов с большими гаверсовыми каналами, т. е. в остеопорозе. И.-В. Найнис (1965) изучал возрастные особенности микроархитектоники плечевых и бедренных костей. Он пишет, что по указанным им признакам судебно-медицинский эксперт-остеолог может приблизительно установить возраст, по для этого необходим некоторый опыт. Очень желательно иметь хотя бы небольшую коллекцию микрорентгенограмм и гистологических препаратов для сравнения. Заключение будет тем точнее, чем лучше эксперт сумеет оценить все известные данные об умершем.

Prokop указывает, что, по данным Beumer, можно устанавливать возраст человека на основании размеров гаверсовых каналов, так как с возрастом эти размеры увеличиваются. Однако он тут же добавляет, что мнения других авторов по этому вопросу различны, а материалы, собранные Ramsch, не подтверждают данных Beumer.

В.И. Добряк (1967, 1968) подтверждает возможность использования гистологических особенностей компакты для характеристики различных возрастных периодов. Ю.М. Гладышев (1967) также указывает, что характер перестройки костной ткани, вид, форма и взаимосвязь остеонов изменяются в зависимости от возраста человека. Ю.М. Гладышев и М.И. Мелихов (1959) считают, что приблизительно можно определить возраст по микроструктуре костной ткани. По

мимо возраста, изменения гистологической картины костной ткани определяются и другими факторами. Так, например, остеопороз — это общепризнанное возрастное изменение — может наблюдаться в любом периоде, в том числе и в раннем возрасте.

Eder обращает внимание на значение пола в развитии остеопороза. Beck и Nordin установили на клиническом материале, что остеопорозом страдали 12% мужчин и 23% женщин. Hesch расценивает остеопороз как симптом, который надо учитывать при дифференцировании 12 заболеваний, встречающихся в любом возрасте.

Г.В. Кирина и Е.И. Травчетова обращают внимание на то, что при значительном распространении гипертонической болезни и атеросклероза темп старения костей кистей ускорен. Это особенно важно учитывать при экспертизе возраста у таких больных. И. Кяулейкис распределяет остеопороз на 6 групп по его возможной этиологии. Старческий остеопороз составляет только одну из форм остеопороза. Автор обращает внимание на возможность быстрого развития остеопороза и приводит данные С.А. Рейнберга (1941), согласно которым у детей после полной иммобилизации ноги остеопороз наблюдается уже на 7-й день, а у лиц старшего возраста при тех же обстоятельствах — на 10—12-й день.

Д.А. Жданов и соавт. обращают внимание на связь между перестройкой костной ткани и телосложением, указывая, что по особенностям микроструктуры худые мужчины стареют позже тучных. В.Н. Чуванова (1970) сообщает о значительной перестройке костной ткани нижних конечностей при облитерирующих заболеваниях сосудов. Bramstedt и Maiwald пишут о влиянии питания на структуру костной ткани. Chalmers и Но отмечают географические отклонения в развитии старческого остеопороза и зависимость развития его от характера физической деятельности. Так, в Швеции остеопороз развивается раньше у женщин, а в Сингапуре — у мужчин. По данным Coburn, структура костной ткани изменяется при пониженном атмосферном давлении. Cumming описывает 8 случаев спонтанного остеопороза у детей в возрасте от 3 до 12 лет. Г.Н. Володина и А.Я. Логинова сообщают об изменениях костей при болезнях крови.

Данные о лабильности и зависимости микроархитектоники костей от состояния здоровья, заболеваний, условий труда и быта и окружающей среды все больше ставят под сомнение достоверность судебно-медицинских суждений о видовой принадлежности, основанных только на гистологическом изучении костной ткани. Актуальность вопроса определяет появление в этой области все новых исследований.

В 1909 году М. Новиков растирал в бальзаме или прованском масле между покровным и предметным стеклами частицы обгоревшей кости и обнаруживал структуру костной ткани. Н.Н. Стрелец сообщает о более широких возможностях исследования золы — возможности микроскопической видовой дифференциации частиц по форме и размерам полостей костных клеток и сосудистых ходов. Об этом же говорит Л.Л. Голубович.

С другой стороны, делаются попытки повысить доказательность видового и возрастного определения костной ткани по ее микроструктуре путем расширения комплекса используемых признаков и методов. Предлагается изучать микроархитектонику костной ткани не на гистологических срезах или шлифах, а на блоках. Новый метод позволяет исследовать под микроскопом в одном препарате как компактную, так и губчатую ткань на поперечных, продольных или других сечениях костей, а также их периостальную и медуллярную поверхности (Л.М. Эйдлин, 1969; А.И. Юрин; А.Л. Эйдлин, 1971).

Таким образом, разноречивость суждений о возможности определения вида и возраста по микроструктуре костной ткани заставляет

оценивать подобные исследования осторожно и критически. Экспертиза костных фрагментов в случаях, когда нельзя применить сравнительно-анатомические и серологические методы и приходится ограничиваться гистологическим изучением костной ткани, относится к особо сложным. Следует согласиться с И.-В. Найнисом (1972), что такие экспертизы должны проводиться только в тех судебно-медицинских лабораториях и на кафедрах судебной медицины, где занимаются судебной остеологией.

ЛИТЕРАТУРА

  • — Бронникова М.А. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М., 1947.
  • — Бронникова М.А., Гаркави А.С. Методика и техника судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств. М., 1963.
  • — Бронникова М.А., Смольянинов В.М., Иванов Ф.В. В кн.: Судебная медицина и пограничные области. М.—Л., 1934, сб. 1, с. 131.
  • — Володина Г.Н., Логинова А.Я. Изменения в костях при хронических лейкозах, миеломатозе и лимфогрануломатозе. Казань, 1971.
  • — Геньбом Р.Г., Корнеева-Асадчих Н.П. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М., 1972.
  • — Гладышев Ю.М. Арх. анат., 1967, в. 2, с. 99.
  • — Он же. В кн.: Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. Ставрополь, 1971, в. 6, с. 402.
  • — Гладышев Ю.М., Мелихов М.И. В кн.: Материалы 5-й Всесоюзн. научной конференции судебных медиков. Л., 1969, т. 1, с. 376.
  • — Голубович Л.Л. В кн.: Физико-технические методы исследования в судебной медицине. М.— Ставрополь, 1972.
  • — Добряк В.И. Арх. анат., 1967, в. 11, с. 53.
  • — Он же. Возрастная характеристика и дифференцировка трубчатых костей человека и некоторых животных как объектов судебно-медицинской экспертизы. Автореф. дисс. докт. Л., 1968.
  • — Добряк В.И., Киричинский Б.Р. Суд.-мед. эксперт., 1964, № 4, с. 13.
  • — Елисеев В.Г. В кн.: Гистология. Под ред. В.Г. Елисеева. М., 1963, с. 187.
  • — Жданов Д.А., Никитюк Б.А., Спирин Б.А. В кн.: Материалы 2-й Научной конференции морфологов Средней Азии и Казахстана. Душанбе, 1968, с. 72.
  • — Кирина Г.В., Травчетова Е.И. Суд.-мед. эксперт., 1965, № 4, с. 15.
  • — Кяулейкис Н. Тер. арх., 1968, в. 8, с. 7.
  • — Лавягин Н.М. Материалы к вопросу о микроскопическом строении костей человека в судебно-медицинском отношении. М., 1915.
  • — Найнис И.В. Тезисы 11-й расширенной конференции Ленинградск. отделения Всесоюзн. научного о-ва судебных медиков и криминалистов. Л., 1961, с. 168.
  • — Найнис И.-В.И. В кн.: Сборник трудов Научного о-ва судебных медиков Литовской ССР. Каунас, 1965, т. 2, с. 54.
  • — Он же. Идентификация личности по проксимальным костям конечностей. Вильнюс, 1972.
  • — Новиков М. Учен. записки Московск. ун-та. Отдел естест.-исторический, 1909. В. 25, с. 3.
  • — Оболонский Н.А. Пособник при судебно-медицинском исследовании трупа. Спб., 1894.
  • — Олихов С.А. Вестн. общ. гиг., суд. и практ. мед., 1904, март, с. 352.
  • — Орлов М.Я. Анпропол. ж., 1937, № 2, с. 83.
  • — Попов Н.В. Учебник судебной медицины. М., 1946.
  • — Рейнберг С.А. Цит. по Н. Кяулейкис.
  • — Свадковский Б.С. Возрастная перестройка костной ткани. М., 1961.
  • — Семеновский П.С. Вестн. общ. гиг., суд. и практ. мед., 1914, октябрь, с. 1502.
  • — Синельников Н.А. Антропол. ж., 1937, №3, с. 102.
  • — Сиповский П.В. Морфологическая характеристика приспособительных (компенсаторных) и репаративных реакций костной ткани Л., 1961.
  • — Стрелец Н.Н. Суд.-мед. эксперт., 1971, №4, с. 16—18.
  • — Туровцев А.И. В кн.: Материалы 5-й Всесоюзн. научной конференции судебных медиков. Л., 1969, т. 1, с. 402.
  • — Чуванова В.Н. Сов. мед., 1970, №2, с. 67.
  • — Штефко В.Г. Возрастная остеология. М.—Л., 1947.
  • — Эйдлин А.Л. О некоторых новых возможностях судебно-медицинской дифференциации костей человека и животных. Автореф. дисс. канд. М., 1971.
  • — Он же. В кн.: Материалы 5-й Всесоюзн. научной конференции судебных медиков. Л., 1969, т. 1, с. 373.
  • — Юрин А.И. В кн.: Материалы Научно-практических конференций судебных медиков Узбекистана. Ташкент, 1970, в. 2, с. 105.
  • — Amprino Т., Bairati A., Z. Zellforsch., 1936, Bd. 24, S. 439.
  • — Вaltazard, Lеbrun, Ann. Hyg. publ. (Paris), 1911, v. 15, p. 144.
  • — Balthazar d, Muller, Ibid., 1920, v. 34, p. 38.
  • — Beck J., Nordin В., J. Path. Bact., 1960, v. 80, p. 391.
  • — Вeumer О. В кн.: Gerichtsarztliche und polizeiarztliche Technik. Wiesbaden, 1914, S.
  • — Bogdaschew N., Anat. Anz., 1935, Bd 79, S. 242.
  • — Idem. Ibid., 1936, Bd 83, S. 103.
  • — Bramstedt F., Maiwald L., Internist, (fieri). 1970, Bd. 11, S. 183.
  • — Burger L., Vjschr. gerichtl. Med., 1914, Suppl., S. 328.
  • — Сanutо G., Arch. Antrop. crimin., 1930, N11, p. 232.
  • — Сhalmers J., Но K., J. bone J. Surg., 1970, v. 52-B, p. 667.
  • — Coburn K., Aerospace Med., 1970, v. 41, p. 188.
  • — Cumming W., J. Canad. Ass. Radiol., 1970, v. 21, p. 21.
  • — Eder M., Arch. path. Anat., 1960, Bd 333, S. 509.
  • — Giese E., Vjschr. gerichtl. Med., 1909, Bd 38, S. 28.
  • — Grass E. Untersuchungen zur Frage der Differentialdiagnose zwischen Menschen — und Tierknochen. Berlin, 1916.
  • — Hesch R., Med. Klin., 1968, Bd 63, S. 1120.
  • — Hey R., Dtsch. Z. ges. gerichtl. Med., 1924, Bd 4, S. 566.
  • — Kenyeres В., Hegyi M., Vjschr. gerichtl. Med., 1903, Bd 25, S. 225.
  • — Краттер Ю. Руководство судебной (медицины. М., 1928, ч. 3, с. 50.
  • — PonsоId А. В кн.: Handworterbuch der gerichtlichen. Medizin und Naturwissenschaftlichen. Berlin, 1940, S. 399.
  • — Pоpielsкi В., Kobiela J., Medycyna sadowa. Warszawa, 1972.
  • — Proкоp O., Forensische Medizin. Berlin, 1966.
  • — Ramsch R., Zerndt В., Arch. Kriminol., 1963, Bd 131, H. 3—4, S. 74.
  • — Sсhranz D., Dtsch. Z. ges. gerichtl. Med., 1933, Bd 22, S. 322.

похожие статьи

Значение качественных микроостеологических признаков при установлении возраста человека / Зазулин Ю.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 57.

Закономерности перестройки и минерализации диафиза бедренной кости человека в различные возрастные периоды / Мордасов В.Ф. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 56.

Определение биологического профиля по морфологическим признакам ребер / Долгов А.А., Абрамов А.С., Веселкова Д.В., Романько Н.А. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 21-25.

Комплексная оценка возрастных изменений кожи / Пиголкин Ю.И., Ткаченко С.Б., Золотенкова Г.В., Веленко П.С., Золотенков Д.Д., Сафронеева Ю.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №3. — С. 15-18.

Судебно-медицинская оценка возрастных изменений неметрических признаков старения костей кисти в аспекте идентификации личности / Юрченко М.А., Золотенкова Г.В., Полетаева М.П., Шилова М.А., Гончарова Н.Н., Пиголкин Ю.И. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 16-20.

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.

Анализ работы судебно-гистологического отдела КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» за 2017 год / Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 37-43.

Метод спектрально-селективной лазерной поляриметрии автофлуоресценции эндогенных порфиринов в посмертной диагностике острой ишемии миокарда / Ванчуляк О.Я. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 24-26.

Судебно-медицинская гистология. Руководство для врачей : изд. 6-е перераб. и доп. / Витер В.И., Кунгурова В.В., Хасанянова С.В., Столяров А.П. — 2018.

Иммуногистохимическая оценка процесса формирования нестабильной атеросклеротической бляшки / Мурашов И.С., Волков А.М., Кливер Е.Э., Казанская Г.М., Савченко С.В., Полонская Я.В., Каштанова Е.В., Чернявский А.М. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №2. — С. 36-40.