Особенности судебно-психиатрической экспертизы патологического и простого алкогольного опьянения

/ Морозов Г.В. Качаев А.К. Лукачер Г.Я.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1974 — №2. — С. 51-54.

Морозов Г.В., Качаев А.К., Лукачер Г.Я. Особенности судебно-психиатрической экспертизы патологического и простого алкогольного опьянения

УДК 340.636.1

Центральный ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский институт судебной психиатрии им. проф. В.П. Сербского (дир. — член-корр. АМН СССР проф. Г.В. Морозов), Москва

ссылка на эту страницу

В постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР, принятых в июне 1972 года, определены меры по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма, обращается внимание на вред, наносимый пьянством здоровью людей, обществу.

В состоянии алкогольного опьянения нередко совершаются различные преступления. В ряде случаев причиной общественно опасных действий является патологическое опьянение — острое психотическое расстройство, развивающееся в результате приема алкоголя и проявляющееся сумеречным расстройством сознания со специфической симптоматикой, агрессивным поведением и т. п. В Советском Союзе, как и во многих других странах, принято строгое разграничение между простым алкогольным и патологическим опьянением.

При судебно-психиатрической экспертизе лиц, совершивших какое-либо правонарушение, в подавляющем большинстве случаев речь идет о решении вопросов вменяемости.

Статья 11 УК РСФСР гласит: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния».

Понятие невменяемости строится на сочетании медицинских и психологических (юридических) критериев. Медицинскими критериями являются различные психические заболевания, которые могут стать основанием для признания больного невменяемым. Психологические критерии невменяемости отражают влияние психических заболеваний прежде всего на сознание и волю. Если медицинские критерии означают распознавание болезни, то применение психологических критериев составляет собственно судебно-психиатрическую оценку, определение степени психического заболевания, которое может быть основанием для признания невменяемым.

В статье 12 УК РСФСР указано: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности». Таким образом, опьянение любой степени не является основанием для признания правонарушителя невменяемым. Формулировка статьи 12 УК РСФСР вошла в уголовные кодексы других союзных республик. Ее содержание соответствует моральным принципам социалистического общества и правильному клиническому пониманию опьянения. Указанное законоположение способствует проведению борьбы с пьянством и имеет большое воспитательное значение.

Под статью 12 УК РСФСР не попадают лица, совершившие общественно опасные действия в состоянии патологического опьянения, так как оно является временным болезненным расстройством психической деятельности, при котором определяется невменяемость.

Особенностью судебно-психиатрической экспертизы при опьянении является тот факт, что она ограничивается в основном решением вопроса в стадии медицинского критерия (О.В. Кербиков, 1967). Диагноз простого алкогольного опьянения предрешает заключение об ответственности соответственно статье 12 УК РСФСР. Если диагностируется патологическое опьянение, то оказывается решенным вопрос о юридическом критерии, так как это опьянение, являясь временным расстройством психической деятельности, исключает возможность субъекта отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Таким образом, в практике судебно-психиатрической экспертизы состояний опьянения решает дело медицинский критерий, то есть клинический диагноз.

Диагностика состояний опьянения должна основываться на тщательном изучении материалов уголовного дела о психическом состоянии испытуемого в момент правонарушения, показаний свидетелей о его высказываниях, моторике, характере действия, на опросе испытуемого о его состоянии в момент правонарушения, на детальном исследовании физического, неврологического и психического состояний вне опьянения.

Поскольку экспертное заключение о психическом состоянии испытуемого в момент совершения правонарушения строится ретроспективно на анализе материалов уголовных дел, важную роль играет полнота и качество свидетельских показаний и других материалов дела.

Психиатр-эксперт в первую очередь должен обращаться к первоначальным показаниям свидетелей. Однако их показания часто носят характер суждений или оценки событий правонарушения. Нередко свидетелями являются родственники, знакомые испытуемого, которые могут быть заинтересованы в его судьбе.

В делах о патологическом опьянении необходим определенный опыт следователя и его стремление объективно, детально изложить свидетельские показания. Они должны записываться полно, подробно, необходимо вносить в протоколы собственные слова и выражения свидетелей. На качество, полноту показаний влияют не только характерологические особенности свидетелей, но и их психическое состояние в момент, к которому относятся показания. Имеет значение обстановка, при которой свидетель наблюдал правонарушителя, и время, прошедшее до дачи показаний. Психиатр-эксперт должен анализировать те показания свидетелей, которые имеют отношение к делу, освобождаясь от субъективности.

Детальный, плановый допрос свидетелей позволяет следователю, как правило, выяснить не только обстоятельства и характер правонарушения, но и ряд клинических, подчас малозаметных особенностей поведения испытуемого как до правонарушения (изменение поведения, странные поступки, отношение к окружающим и др.), так и во время преступления (сохранность или отсутствие речевого контакта, содержание высказываний, наличие автоматизмов, стереотипных действий) и после него (характер выхода из состояния опьянения, реакции на задержание и т. п.).

Неполнота свидетельских показаний затрудняет диагностику состояний опьянения, вынуждает запрашивать дополнительные сведения. По данным Н.И. Погибко (1960), от 8 до 12% уголовных дел, в которых решался вопрос о характере опьянения и вменяемости, приходилось возвращать для сбора дополнительных материалов.

Если невозможно получить дополнительные материалы о психическом состоянии испытуемого в момент правонарушения, при сомнении в качестве свидетельских показаний или их недостаточности проведение экспертизы необходимо переносить в судебное заседание, где эксперты могут выяснить у свидетелей необходимые сведения.

Только качественно и полно собранный судебно-следственными органами и правильно подготовленный для судебно-психиатрической экспертизы материал может обеспечить правильность диагностики и экспертных выводов.

Определенное значение в диагностике и экспертизе состояний опьянения имеет опрос испытуемого о его состоянии и поведении в момент правонарушения. Причем для диагностики патологического опьянения более ценно не установление амнезии, которая может иметь место и при простом алкогольном опьянении, а выяснение, не сохранились ли в памяти аффективно окрашенные болезненные переживания. Однако поскольку эти сведения устанавливаются на основе субъективных заявлений, клиническая ценность их относительна.

Изучение психического состояния необходимо в первую очередь для дифференцирования от случаев совершения общественно опасных действий психически больными (шизофрения, эпилепсия, олигофрения и др.).

При неврологическом обследовании 103 испытуемых, совершивших общественно опасные действия в состоянии патологического опьянения, у 93 (90,3%) мы обнаружили умеренные органические изменения центральной нервной системы, у большинства (73,8%) обследованных эти изменения имели травматическую этиологию. У 26 из них (25,2%) была проведена люмбальная пункция. Давление спинномозговой жидкости было повышено (230—350 мм вод. ст. при пункции, произведенной в положении лежа, и 430—580 мм при пункции в положении сидя). При обследовании 250 испытуемых, у которых был установлен диагноз простого опьянения, нерезкие органические изменения центральной нервной системы, преимущественно травматической этиологии, отметили у 121 (48,1%). При люмбальной пункции, произведенной у 30 испытуемых, совершивших правонарушение в состоянии простого опьянения, повышения давления спинномозговой жидкости не было, за исключением одного испытуемого, у которого оно было незначительно повышенным (210 мм вод. ст. при пункции в положении лежа). При электроэнцефалографическом исследовании 21 испытуемого, перенесшего патологическое опьянение, отмечены диффузные изменения: межполушарная асимметрия и асинхронность колебаний, наличие в большинстве случаев умеренного количества патологических волновых форм и билатерально-симметричных вспышек альфа- и тета-ритма амплитудой от 40—50 до 90—100 мкВ. Гиперсинхронные вспышки тета-ритма усиливались при применении функциональных нагрузок. Относительное преобладание амплитуды тета-ритма отмечалось в передне-центральных отделах. При электроэнцефалографии, произведенной у 22 испытуемых, совершивших правонарушение в состоянии простого опьянения, изменение на электроэнцефалограмме были менее выражены. Снижалась амплитуда биоэлектрической активности, регионарные различия были незначительны, выявлялась некоторая межполушарная асимметрия и асинхронность колебаний.

Приведенные данные о частоте поражений головного мозга, в том числе и синдрома повышенного внутричерепного давления у испытуемых, совершивших общественно опасные действия в состоянии патологического опьянения, указывают не необходимость тщательного неврологического исследования при подозрении на патологическое опьянение. Целесообразно проводить при наличии показаний люмбальную пункцию и исследовать спинномозговую жидкость, а также электроэнцефалографию. Учитывая особенности неврологического исследования (целесообразность люмбальной пункции), в большинстве случаев патологического опьянения и выраженных вариантов простого алкогольного опьянения следует проводить экспертизу в стационаре. Такая экспертиза в случаях, подозрительных на патологическое опьянение, позволит экспертам уделить больше внимания изучению материалов дела.

Таким образом, диагноз патологического или простого опьянения, имеющий решающее значение для установления вменяемости или невменяемости, должен ставиться на основании детального ознакомления с материалами дела, совокупности свидетельских показаний о состоянии испытуемого в момент правонарушения, опроса о его переживаниях в этот период, тщательного исследования неврологического и психического состояния вне опьянения.

Тщательное клиническое обследование, исследование характера опьянения по материалам дела и показаниям испытуемого о его состоянии в момент правонарушения обеспечивают правильный диагноз и соответствующее экспертное заключение.

При простом опьянении испытуемые признаются вменяемыми. Если правонарушение в состоянии простого опьянения совершено лицом, страдающим хроническим алкоголизмом, в экспертном заключении указывается также о необходимости в соответствии со статьей 62 УК РСФСР проведения принудительного лечения.

При патологическом опьянении испытуемых признают невменяемыми. В связи с тем, что у большинства из них, по нашим данным, наблюдаются органические изменения центральной нервной системы, мы считаем целесообразным проведение специального лечения в условиях психиатрической больницы с назначением средств, снижающих внутричерепное давление, а также транквилизаторов и т. п. Лиц, перенесших патологическое опьянение, необходимо предупреждать о возможности повторения этого состояния. Лица, перенесшие патологическое опьянение, не должны выполнять работу, связанную с ношением оружия.

Необходимо подчеркнуть, что заключение о невменяемости лиц, перенесших патологическое опьянение, относится только к правонарушению, совершенному в этом состоянии. В случаях, когда правонарушению, совершенному в состоянии патологического опьянения, предшествовали другие правонарушения, такие как, например, незаконное хранение огнестрельного оружия, испытуемые в связи с этим правонарушением должны признаваться вменяемыми.

 

похожие статьи

Изменения структур внутренних органов и головного мозга при терминальных состояниях, обусловленных интоксикацией алкоголем и его суррогатами, судебно-медицинское и клиническое значение / Павлов А.Л. — 2014.

Изучение комбинированного применения алкоголя, наркотических и сильнодействующих веществ с целью потенцирования клинических эффектов / Павлова А.З., Ларев З.В., Калёкин Р.А., Орлова А.М. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 235-237.

Морфологическая характеристика хронической диффузной алкогольной энцефалопатии / Богомолов Д.В., Денисова О.П., Збруева Ю.В., Джуваляков П.Г. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 50-53.

Критерии диагностики хронической алкогольной интоксикации при судебно-медицинском исследовании лиц, погибших внезапно / Конев В.П., Голошубина В.В., Московский С.Н., Богза М.В., Сорокина В.В., Абубакирова Д.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 47-50.

Экспериментальная и секционно-морфологическая характеристика хронического воздействия алкоголя на яички / Уланов В.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №4. — С. 12-13.

Вопросы практического применения приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. № 3н “Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы” и предложения по его совершенствованию / Юрасов В.В., Смахтин Р.Е., Шлапак А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 43-45.

К разграничению сверхценных идеи ревности психопатов от близких по содержанию бредовых идей больных шизофренией / Шостакович Б.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 39-43.

Общественно опасные действия психически больных, обусловленные болезненными переживаниями синдрома Кандинского-Клерамбо / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 34-39.

Судебная психиатрия. Под редакцией Г.В. Морозова; изд-во «Медицина». М., 1965. / Лещинский А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 57-59.

Клинические отграничения и судебно-психиатрическая оценка реактивных психозов с экспансивно-стеническим бредообразаванием / Свириновский Я.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 46-49.