Современные возможности судебно-медицинской экспертизы некоторых вещественных следов преступления : лекция для студентов

/ Загрядская А.П.  — 1977.

Лекция читается студентам медицинского института. В ней представлены современные возможности судебно-медицинской экспертизы следов крови, спермы и других выделений человека, волос, органов и тканей тела. Определенное внимание уделяется вопросам обнаружения, изъятия и направления на экспертизу вещественных доказательств со следами биологического происхождения.

ссылка на эту страницу

Наряду с новейшими литературными данными в лекции отражены результаты научных изысканий и практический опыт коллектива кафедры по исследованию различных объектов, а также по проведению комплексных судебно-медицинских экспертиз наложений на орудиях травмы и подногтевого содержимого.

Материалы, изложенные в лекции, могут представить интерес для практических врачей—судебно-медицинских экспертов, для работников органов дознания, следствия и суда.

При расследовании преступлений большое значение придается вещественным доказательствам. Согласно ст. 83 УПК РСФСР «вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили сна себе следы преступления, или были объектами преступных действий обвиняемого, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо -к опровержению или смягчению вины обвиняемого».

Как видно из текста ст. 83 УПК РСФСР, далеко не все предметы, которые отвечают понятию «вещественные доказательства», нуждаются в специальном исследовании. Например, если похищенная у определенного человека вещь обнаружена в квартире подозреваемого лица и если природа (происхождение) этой вещи не вызывает сомнений, то при необходимом процессуальном оформлении она может быть приобщена к конкретному уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

Однако многие предметы из числа «немых свидетелей» могут «заговорить» только после соответствующего исследования, выполненного экспертом, т. е. специалистом в определенной области знания.

Значительная часть таких экспертиз проводится в судебно-медицинских лабораториях при областных (краевых, республиканских) бюро судебно-медицинской экспертизы.

В структуре лаборатории предусмотрено три отделения: судебно-биологическое, физико-техническое и судебно-химическое (судебно-гистологические исследования проводятся в специальных лабораториях, отделениях, при моргах). В каждом из этих отделений работают специалисты—судебные медики или судебные химики (в судебно-химическом отделении) и исследуются, в основном, биологические, а частично — и небиологические объекты, но со следами, обусловленными, напр., нанесением повреждений человеку. Наиболее сложные, а также повторные судебно-медицинские экспертизы вещественных доказательств выполняются в научно-исследовательском институте судебной медицины МЗ СССР.

Проанализируем современные возможности судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, полностью или частично исследуемых в судебно-биологическом отделении лаборатории. Это, в основном, предметы со следами крови и жидкая кровь, части тела человека (волосы, кусочки органов и тканей), а также выделения (сперма, слюна, моча, кал, пот и др.).

Успех любого экспертного исследования определяется не только опытом и знаниями эксперта, как специалиста, или применением рациональных методик, но и состоянием объекта, подлежащего исследованию. В полной мере это относится к вещественным доказательствам, которые должны быть (правильно изъяты и направлены на экспертизу. Если, например, не «высушить «перед отсылкой в лабораторию пятна, подозрительные на кровь, они могут зашить, и исследование окажемся безрезультативным. Если специально не предохранить корочки крови на каком-то предмете от стирания, то при пересылке они могут отпасть и затеряться. Особенно важно иметь в виду отмеченное потому, что нередко объект исследования бывает представлен микроследами или микрочастицами, и их необходимо полностью сохранить с тем, чтобы обеспечить возможности разрешения экспертных вопросов, интересующих следствие.

Обнаружение и изъятие различных вещественных доказательств производится следователем, который может привлечь к этим действиям специалистов. Если предполагается наличие объектов биологического происхождения, таким специалистом является врач. Как биолог, он должен иметь четкое представление об их внешнем виде и других свойствах.

При выявлении различных следов и частиц необходимо учесть особенности их расположения в зависимости от вида л характера происшествия, а также сохранность в различных условиях содержания. В этом аспекте судебными медиками накоплена существенная информация, основанная на результатах специальных экспериментов и обобщения практически}: наблюдений.

Так, известно, что форма следов крови зависит от механизма их образования, а локализация на одежде преступника, на предметах обстановки места происшествия, на транспортных средствах и т. д- в значительной степени обуславливается видом и особенностями происшествия.

Важно, например, учесть, что на транспортных средствах различных типов при наездах на человека и переездах через его тело расположение объектов биологического происхождения (крови, волос, мелких частиц, изолированных клеток поврежденных органов тела), а также материалов одежды по- терпевшего и отдельных волокон из гних .неодинаково. Отмечено, в частности, что при наездах автомобильным транспортом такие следы—наложения, как и повреждения, в основном, располагаются в области фар, крыльев и капота автомобиля, а при переездах—на колесах, раме, днище, внутренней' поверхности крыльев, брызговиках (Л.М. Фридман, 1970).

Изучена динамика изменений пятен крови, мелких частиц органов и тканей тела, а также других объектов с учетом (Влияния различных внешних факторов (температуры, влажности, света), а также механического трения, застирывания с применением стиральных порошков (с целью уничтожения) и т. д.

Установлено, что клеточные элементы поврежденных органов тела, высохшие на различных предметах, хорошо сохраняются и могут быть обнаружены даже спустя многие месяцы после происшествия. И только во влажной среде клетки разлагаются довольно быстро: через 3—7 дней их выявить, как правило, не удается. Наблюдения показали также, что даже специальные действия, направленные на уничтожение клеток, не всегда приводят к желаемой цели—они могут сохраниться и обнаружиться при исследовании. Так, в одном случае нож, после использования его для нанесения смертельного ранения, был обтерт снегом. Нож обнаружен и изъят следователем через несколько часов после происшествия. При исследовании на клинке его выявлены клетки поверхностных слоев 'КОЖИ, содержащие группоспецифический антиген А, свойственный крови потерпевшего (группа А(3).

Клетки могут быть обнаружены на вещественных доказательствах после более или менее длительного пребывания в довольно неблагоприятных условиях. Так, в одном случае ударами ног, обутыми в ботинки, женщина нанесла своей родственнице смертельные повреждения органов брюшной полости. Ботинки были сняты с ног подозреваемой после того, как она в течение двух часов ходила в них по талому снегу. На одном из ботинок обнаружен кусочек кожи человека женского генетического пола, по групповым свойствам сходный с кровью покойной. Выявлены также текстильные волокна, по изученным признакам совпадающие с волокнами—образцами из материалов одежды потерпевшей.

Принципиальной основой правильного изъятия вещественных доказательств является необходимость полного сохранения обнаруженных следов. Поэтому предметы (или их части, если в связи с громоздкостью или по иной причине изъять -предмет полностью не представляется возможным) упаковываются таким образом, чтобы не повредить следы, т. е. не изменить их первоначального вида и не стереть. Разработаны и применяются на практике специальные приемы и правила изъятия различных вещественных доказательств со следами крови и иными биологическими объектами. Например, такие предметы, как стакан, лож, топор и т. п., с целью предохранения пятен крови и других следов, помещаются между листами картона, фанеры или иного плотного материала. Можно использовать и подходящие по емкости коробки, закрепив в них вещественные доказательства таким образом, чтобы исключить трение следов о стенки. При этом, если, например, складной нож был обнаружен в разложенном состоянии, его нельзя складывать; если, наоборот, в сложенном — клинок из прорези рукоятки не извлекают. Нежелательны неоднократные осмотры вещественных доказательств (особенно разными людьми), в процессе которых следы могут быть частично стерты.

При изъятии крови со снега—окровавленные участки, з также расположенный рядом незапятнанный снег (для контроля) помещают по отдельности на марлю, сложенную в несколько слоев на тарелке или блюдце. При таянии снег пропитывает марлю, которая после высушивания направляется на исследование. Марлю смачивают и в окровавленной жидкости, обнаруженной, например, на месте происшествия и подлежащей исследованию. Волосы помещаются в бумажные пакеты.

Вещественные доказательства со следами биологического происхождения направляют на лабораторную судебно-медицинскую экспертизу вместе с соответствующими образцами— объектами, необходимыми для сравнительных исследовании. Без исследования образцов трудно, а иногда .и невозможно выбрать реагенты, необходимые для отдельных реакций, и оценить результаты экспертизы в целом ил и отдельных ее этапов.

В зависимости от характера следов и методик, избранных для их изучения, образцы могут быть разными: слюна, волосы с головы человека, которому могли принадлежать волосы, изъятые на месте происшествия, кровь потерпевшего, подозреваемого и т. д. Образцы изымаются в соответствии с существующими правилами, предусматривающими их необходимый объем (количество) и достаточно полное отражение свойств, подлежащих сравнительному изучению.

Примечание: Если при судебно-медицинском исследовании трупа обнаружен!,і механические повреждения, сопровождавшиеся наружным кровотечением или нарушением целости кожных покровов тела, не исключается вероятность попадания крови или клеточных элементов транмировапных тканей на использованное орудие или другие предметы, которые могут быть вещественными доказательствами по делу. Поэтому в таких случаях из трупа требуется изъять соответствующие образцы (крови, поврежденных тканей), необходимые при установлении групповой и половой принадлежности объектов на вещественных доказательствах.

При расположении повреждений в частях тела, покрытых: волосами, с указанной целью берутся образцы волос с конкретных областей. При транспортных травмах, независимо от локализации, кроме других объектов—образцов необходимо во есех случаях изъять образцы волос с головы. Это диктуется тем, что даже при отсутствии повреждений на голове, в процессе секции трупа очень трудно исключить контакт ее с той или иной частью транспорта в момент (происшествия и,, следовательно, можно предполагать вероятность обнаружения волос на транспортном средстве.

Как вещественные доказательства, так и объекты—образцы направляются на лабораторное исследование после соответствующего процессуального оформления, с постановлением следователя о назначении экспертизы. В постановлении излагаются данные о характере события и обстоятельствах: обнаружения вещественных доказательств, мотивируется назначение экспертизы, указываются вопросы, подлежащие разрешению.

Проанализируем современные возможности судебно-медицинской экспертизы некоторых следов и частиц биологического происхождения. При этом мы сознательно не будем останавливаться на технической стороне исследований, обстоятельно освещенной в инструктивных «Правилах судебно- медицинского исследования вещественных доказательств» (М., 1957), специальных руководствах для судебно-медицинских экспертов этого профиля и .много-численных литературных источниках.

 

ИССЛЕДОВАНИЕ КРОВИ

Исследования по выявлению крови в пятнах на вещественных доказательствах по частоте занимают первое место в работе биологических отделений судебно-медицинских лабораторий.
В зависимости от особенностей конкретного случая, применительно к следам крови в процессе экспертизы могут быть разрешены следующие основные вопросы:
  • а) Имеются ли следы крови на вещественных доказательствах?
  • б) Принадлежит кровь человеку или какому-либо животному?
  • в) Если кровь принадлежит человеку, то какова ее групповая принадлежность?
  • г) Какова половая принадлежность крови?
  • д) Каково региональное происхождение крови?
  • е) Принадлежит кровь взрослому человеку или плоду?

Далеко не всегда пятна, подозрительные на следы крови, выявляются на вещественных доказательствах при осмотре невооруженным глазом. Нередко из-за загрязненности предмета, или вследствие изменений при застирывании, загнивании, а также в связи с большой давностью цвет пятен резко изменяется: они становятся зеленоватыми, желтоватыми, темно-коричневыми и т. д. В таких случаях для обнаружения подозрительных на кровь следов обычно прибегают к осмотру в ультрафиолетовых лучах ртутно-кварцевой лампы. Пятна крови при этом выглядят темно-кор...ными, бархатистыми. И только если красящее вещество крови (гемоглобин) под влиянием внешних воздействий превратилось в продукт глубокого распада (гематопорфирин), пятна приобретают яркий оранжевый цвет.

Таким образом, исследование в ультрафиолетовых лучах является о р и си тш р о в оч ной реакцией на кровь. Такими же по значимости будут химические пробы на ферменты (пероксидазу, каталазу), содержащиеся в крови. Однако производить эти пробы ие рекомендуется, т. к. они связаны с нежелательным воздействием на пятна химических реактивов и расходованием материала, подлежащего исследованию, и в то же время являются неспецифичными, т. е. положительный результат их не доказывает присутствия крови (ферменты имеются не только в крови), а отрицательный—не свидетельствует о ее отсутствии (в старых пятнах, или измененных под влиянием различных внешних воздействий ферменты могут разложиться).

О наличии крови в пятне свидетельствуют лишь форменные элементы, а также гемоглобин или его производные. В современных условиях обычно применяют абсорбционную спектроскопию с целью обнаружения характерных спектров производных гемоглобина—гемохромогена (восстановленного гематина) или гематопорфирина (в старых пятнах). При отсутствии спектроскопа производят микрокристаллические реакции—получение соляно-кислого гемина (кристаллов коричневого цвета в виде косых параллелограммов) или гемо- хромогена (красные игольчатые кристаллы).

Видовая принадлежность крови может быть установлена разными способами. Наиболее распространенными являются иммунологические методики, в частности,—реакция преципитации. Эта реакция была открыта в 1899 году Ф. Я. Чистовичем, и впервые применена в судебной медицине для определения видовой принадлежности крови в 1901 году Уленгутом.

Принцип ее заключается в том, что организм животного в ответ на введение чужеродного белка (антигена), т. е. на (иммунизацию, вырабатывает антитела—преципитины. Сыворотка крови этого животного становится иммунной преципитирующей. При взаимодействии ее с нормальной сывороткой животного, белком которого производили иммунизацию, выпадает осадок — преципитат. С нормальными сыворотками животных других видов преципитат не образуется. Поэтому, располагая сыворотками, преципитирующими белки различных животных (набор таких сывороток имеется в каждой лаборатории), можно путем апробации этими сыворотками неизвестной крови определить ее видовую принадлежность.

Кстати следует заметить, что с помощью реакции преципитации в судебно-медицинской практике устанавливается видовая принадлежность не только крови, но и иных объектов животного происхождения, содержащих белок—слюны, пота, изолированных клеток, а также кусочков различных органов и тканей и др. Следовательно, реакцией преципитации определяется видовая принадлежность белка, что, разумеется, не может свидетельствовать о кровяном происхождении пятна (доказательства наличия крови приводились выше).

Преципитирующие сыворотки обычно готовят путем иммунизации кроликов соответствующим белкам (на белок кролика или зайца — путем иммунизации кур, коз или иных животных). Таким образом, получают сыворотки, способные осаждать белки разных видов (человека, лошади, свиньи, кошки, собаки, рогатого скота — крупного и мелкого и др.).

Реакция преципитации может проводиться в двух вариантах: в жидкой среде и геле (в зависимости от количества исследуемого материала, объема и мутности вытяжек из пятен и др. условий). В настоящее время активно внедряется в практику высокочувствительный и быстрый метод электропреципитации или встречного иммуноэлектрофореза, представляющий собой комбинацию реакции преципитации в геле и электрофореза.

Изучается также возможность определения видовой принадлежности крови и иных объектов животного происхождения другими методами: с помощью иммупофлуоресцеиции (метод флуоресцирующих антител), используемой в различных областях биологии и медицины, путем эмиссионного спектрального анализа, представляющего особый интерес в случаях денатурации белка (напр., при воздействии высокой температуры) и др. Широкого применения в экспертной практике эти методы пока не получили, хотя некоторые из них, по-видимому, являются перспективными.

С целью установления возможного происхождения следов крови от конкретного лица важно определить ее групповую принадлежность.

Известно, что в крови каждого человека содержатся ан- пи гены эритроцитарных, лейкоцитарных, сывороточных и ферментных систем, передающиеся по наследству. Сочетание антигенов образует в каждой системе группу крови.

Наиболее изучены и прежде всего исследуются эритро- цитарные системы, а из них—система АВО. Кроме антигенов О(Н), А и В, содержащихся в эритроцитах, в эту систему •входят агглютинины а и (3, находящиеся в сыворотке.

Установление групповой принадлежности крови в пятнах складывается из раздельного выявления антигенов (агглюти- ногенов) и агглютининов. Антигены устойчивы к внешним воздействиям и могут сохраняться в кровяных пятнах длительное время. Агглютинины, наоборот, большой стойкостью не обладают и обнаруживаются не всегда.

Определение антигенов основано на явлении абсорбции, т. е. на способности их при контакте с соответствующими реагентами извлекать специфические антитела. Результаты абсорбции выявляются реакцией гемагглютинации.

Наряду с классическим методом — реакцией абсорбции агглютининов (в количественной модификации) в последние годы стали применяться методы абсорбции-элюции и «смешанной» агглютинации. Существенным преимуществом их является незначительное количество (объем) материала, необходимого для исследования: из пятен крови берут лишь отдельные ниточки длиной 0,5—0,6 см или кусочки размерами 0,2x0,2 см (А. К. Туманов, 1975).

Агглютинины обычно определяют методом покровного стекла по Ляттесу, основанным на извлечении из пятна крови агглютининов во взвеси стандартных эритроцитов групп А и В.

Агглютинация тех или иных стандартных эритроцитов свидетельствует о присутствии в исследуемом пятне определенных агглютининов.

При совпадении групп крови подозреваемого и потерпевшего по системе АВО прибегают к дифференциации антигенов других изоеерологичееких систем — эритроцитарных, сывороточных и ферментных (таблицы 1, 2, 3).

Из эритроцитарных систем в настоящее (время в кровяных пятнах широко исследуются Р, Лыоис, антиген Д системы Rh. Имеются реальные предпосылки для определения системы MNSs и др.

Из сывороточных систем изучаются гаптоглобин, Gm, Ge, из ферментных — кислая фосфатаза эритроцитов, фосфоглюкомутаза (ФГМ), аденилаткипаза.

Совершенно очевидно, что чем больше антигенов различных систем будет выявлено в кровяном пятне, тем больше оснований будет получено для вывода об индивидуальной принадлежности крови, т. к. установленная совокупность факто- ров окажется неповторимой, т. е. свойственной только одном/ человеку. В этом аспекте представляют интерес и лейкоцитарные антигены (система HZ—А), пока еще не применяемые в судебно-медицинской практике.

В настоящее время, когда исследуется еще сравнительно небольшое количество систем крови, можно или исключи: ть происхождение ее от определенного лица (по одной или нескольким системам), или высказать суждение о том, что кровь могла принадлежать этому лицу. Последний вывод делается в том случае, когда антигены крови конкретного человека выявлены в пятнах на вещественном доказательстве.

Отмеченная антигенная характеристика крови с учетом изученных законов наследования кровяных факторов составляют основу экспертизы крови в делах о спорном отцовстве, материнстве и замене детей. При формулировке вывода исходят из того факта, что у ребенка могут быть только те антигены н изоферменты, которые присутствуют либо у обоих родителей, либо у одного из них, и что если у ребенка имеется антиген или изофермент, отсутствующий у матери и у пред- ^слагаемого отца (или, наоборот, у отца и предполагаемой матери), то такой мужчина исключается как отец данного ребенка (или исключается женщина как мать).

Гр-н К. отрицал свое отцовство по отношению к 8-месячному мальчику Виктору.

В процессе двух, проведенных одна на другой, судебно-медицинских экспертиз у ребенка, его матери и гр-на К. исследовались изосерологические системы AB0, MNSs. Р, Rh " категория выделительства (см. ниже). По этим системам отцовство не исключалось.

Третья экспертиза, выполненная в .научно-исследовательском институте МЗ СССР, была более расширенной. При использовании дифференцирующих сывороток различных систем установлены следующие групповые характеристики:

  • Мать: В, N, Fy(a + ), р(Р-), k(K—). Gm(abx-), Le(a—b+> и антигены С, Д, е системы резус.
  • Предполагаемый отец: A, MN. Fy(a I-), k(K—), Gm(a—х—J Le(a—b + ) и антигены с и е системы резус.
  • Ребенок: A3, MN, р(Р-), Fy(a + ), k(K—), Cim(a+x—), Le (а + в—) и антигены С, Cw, Д, е системы резус.

Таким образом, наличие в крови ребенка антигена С , при отсутствии его в крови матери и предполагаемого отца позволило категорически исключить отцовство гр-на К. в отношении мальчика Виктора.

Как и относительно происхождения крови в пятнах на вещественных доказательствах от определенного лица, при экспертизе отцовства можно исключить, например, конкретного мужчину как отца ребенка, но нельзя сделать вывод о том, что мужчина является отцом ребенка. Это объясняется тем» что отмеченную групповую характеристику крови (в пределах: исследованных систем) может иметь любой другой мужчина, а .не только предполагаемый отец ребенка. Лишь при условиях, отмеченных выше, т. е. когда судебные медики будут определять индивидуальную совокупность групповых факторов- крови, отцовство (или материнство) может быть установлено.

Довольно надежный путь определения отцовства (ил.ш материнства) открывается при дополнительном использовании математических расчетов, основанных па теории вероятности. Разработаны специальные таблицы для вычисление процента вероятности отцовства на основании результатов исследования крови матери, ребенка и ответчика (предполагаемого отца). Метод используется в экспертной практике ряда> стран (ГДР, ФРГ, Польша и др.).

Если потерпевший и подозреваемый разного пола, то исключить вероятность происхождения крови в пятнах на вещественных доказательствах от одного из них можно путем определения половой принадлежности крови.

Точные методы установления полового происхождения крови и других объектов судебно-медицинской экспертизы без. выраженных признаков анатомического пола (например, изолированных клеток или кусочков органов и тканей расчлененных, скелетированных или обугленных трупов и т. д.) были разработаны после того, как в 1949 году Вагг и Bertram констатировали половой диморфизм тканей. Он обусловлен различным набором половых хромосом у женщин (XX) »? мужчин (XY).

В 31—77% ядер женских тканей содержится характерна» для иола глыбка—Х-хроматин (тельце Барра) величиной т? 1 мк, состоящая из ДНК- В мужских тканях Х-хроматин или вообще не обнаруживается или отмечается пе более, чем з< 10—14% ядер.

Выявляется Х-хроматин при окраске ядер основными красителями (по Фельгену), толуиднновым голубым по До- кумову и др.).

В 1968 г. Caspersson была разработана методика выявления мужского полового хроматина (У-хроматина), а в 1970 P. L. Pearson доказал возможность дна гностики пола человека по содержанию У-хроматина в соматических клетках. Установлено, что в мужских клетках У-хроматин встречается в 22—100% ядер, в женских — в 1—2%. Он четко выявляется при люминесцентной микроскопии препаратов, окрашенных атебрином или акрихин-ипритом.

В крови половые различия отмечаются в ядрах лейкоцитов. В 1954 году Davidson et Smith впервые обнаружили в нейтрофилах женской крови характерные ядерные отросткй диаметром около 1 мк, обозначенные авторами как барабанные палочки. Они выявляются при окраске мазков по Рома- новекому—Гимза, Фельгену и др. красителями. Davidson et Smith , а также другие исследователи (Briggs, Cupnermann, 1957; Murthy, Haam, 1958; Т. В. Матвейчук, 1958; А. Коссаковский ;и Р. Гжелен, 1959; Б. С. Лакиза, 1968 л др.) считают, что барабанные палочки свойственны сегманто- ядерным нейтрофилам только женской крови. По данным других авторов (Cosenow, Scupin, 1956; Caratzali, Phleps, Turpin, 1957; А. В. Капустин, 1969 и др.)» они встречаются и у мужчин, однако значительно реже, чем у женщин. Так, А. В. Капустин указывает, что у женщин барабанные палочки содержатся в количестве 5—42, а у мужчин—0—3 на 500 .лейкоцитов.

Кроме барабанных палочек (отростков типа А) в нейтро- филах отмечены и другие специфические для пола отростки—? узелки (отростки типа Б). Установлено, что частота обнаружения их у женщин 17—42, у мужчин—0—9 на 500 лейкоцитов (А. В. Капустин, 1959).

Другие отростки ядер нейтрофилов (ракетки, маленькие дубинки и пр.) половой специфичностью не обладают.

Содержание Y-хроматина в разных клетках белой крови примерно такое же, как и в соматических клетках.

Примечания:

  1. В случаях аномалий хромосомного набора (например, при синдромах Шерешевского—Тернера и Клайнфельтера) у женщин и мужчин содержание клеточных ядер с Х- и Y-хроматином может быть свойственно противоположному иолу. Это следует иметь в виду при оценке результатов цитологического изучения объектов судебно-медицинской экспертизы с целью определения пола.
  2. Исследования по установлению процентного содержания ядер с Х- и Y-хроматином производятся также при определении пола субъектов в случаях неправильного полового развития (интерсексуальные состояния). Объектами изучения при этом являются буккальные или вагинальные мазки, а также кровь (у живых лиц), мазки-отпечатки или кусочки органов и тканей (у трупов).

Иногда возникает необходимость в определении регионального происхождения крови. Обычно это касается менструальной крови (напр., при половых преступлениях). В отдельных случаях требуется высказать суждение о возможном носовом кровотечении, о происхождении крови из более глубоких дыхательных путей или легкого, из желудка, прямой кишки.

Основным методом исследования является морфологический или цитологический, предусматривающий обнаружение в кровяных следах клеточных элементов определенного органа (напр., эпителия слизистой матки, влагалища, дыхательных путей и др.)- Для установления менструального происхождения крови, кроме того, предложен ряд методик, среди которых, по мнению А.К. Туманова, заслуживает внимания электрофоретическое определение фибринолитической активности менструальной крови (Gulliford, 1959; М. Б. Табакман; 1963). Исследованию могут подвергаться насыщенные кровью пятна без примеси выделений спермы, слюны и др. Вопрос о принадлежности крови взрослому человеку или плоду (новорожденному ребенку) возникает при расследовании уголовных дел об убийстве новорожденных детей, прежде всего—о детоубийстве, т. е. убийстве .новорожденного ребенка матерью. Основанием для положительного ответа является обнаружение в кровяных пятнах свойственного крови плодов фетального гемоглобина (HbFe). В пуповинной «крови доношенного плода содержание его составляет 70—80%, к концу ^первого года жизни ребенка не превышает 1—4%, т. е. уровня, характерного для крови взрослого человека (Г. М. Корень, 1967; Э. М. Семенчева, 1970).

HbFe отличается от гемоглобина крови взрослого человека (НЬА) физико-химическими, биохимическими, иммунологическими и др. свойствами. В частности HbFe характеризует высокая резистентность к щелочам, что и используется в качестве реакции для его выявления (определение скорости щелочной денатурации). Установлено, однако, что достоверные результаты могут быть получены лишь при исследовании свежих пятен крови (до трех месяцев, В. А. Шевчук, 1972), т. к. со временем количество фетального гемоглобина в них снижается.

Кроме разрешения проанализированных вопросов, при судебно-медицинском исследовании пятен крови, в зависимости от особенностей конкретного дела, иногда требуется установить и ряд других экспертных -положений. Так, необходимо бывает определить механизм образования кровяных следов. Суждение по этому поводу базируется на комплексных данных, полученных при изучении формы, размеров и локализации следов на вещественных доказательствах с одной стороны, морфологических и прочих особенностей конкретной травмы — с другой. Поэтому вопрос обычно разрешается или в физико-техническом отделении судебно-медицинской лаборатории, куда направляются соответствующие объекты, или экспертом, производящим исследование повреждений.

Может возникнуть надобность в определении количества жидкой крови, необходимой для образования конкретного пятна (пятен) на вещественных доказательствах. Точных методов разрешения этого вопроса не существует. Ориентировочное значение могут иметь данные, полученные при определении сухого остатка крови в пятне с последующим перерасчетом на количество жидкой крови (исходя из того, что 1000 мл жидкой крови в среднем соответствуют 211 г сухого остатка). Масса сухого остатка устанавливается или путем (вычитания разности в ;весе равных по площади участков пятен и чистого предмета-носителя или путем извлечения крови из пятна слабым раствором едкой щелочи и аммиака.

Во многих случаях важно было бы высказать суждение о давности возникновения кровяных следов. К сожалению, достоверный вывод по этому поводу также сделать пока нельзя, т. е. те изменения, которые претерпевает излившаяся из сосуда кровь и которые -могут быть зарегистрированы теми или иными методами, зависят не только от времени образования пятна, но и от комплексного влияния различных внешних факторов. Учесть же это влияние можно далеко не всегда, т. к. оно связано с условиями содержания вещественных доказательств, выяснить которые часто не удается.

При расследовании некоторых дел об убийствах, криминальном аборте или детоубийстве, а также о половых преступлениях, может возникнуть необходимость установления происхождения крови от беременной женщины. Это можно доказать выявлением в пятнах (гормона беременности —хор ионического гонадотропина. Известные биологические реакции (в частности, проба Ашгейм-Цондека) с этой целью не применяются, т. к. проведение их трудоемко, связано с содержанием в лабораториях животных и в силу ряда иных причин. Более перспективными являются иммунологические методики, основанные на наличии у хорионгонадотропина антигенных свойств. Для их определения рекомендуется использовать применяемые в акушерской практике иммунологические системы «Гравидиагностикум» и «Гравимун».

Точность этого метода оценивается разными авторами б пределах 79—100%. Вместе с тем установлено влияние на сохранность хорионгонадотропина в пятнах крови (и мочи) фактора времени и различных внешних условий. Отмечено,, что четкие результаты могут быть получены с пятнами давностью до 20—30 дней и что хранение пятен при температуре свыше 30° резко снижает возможность выявления в них гормона, а при 60° он разрушается (А. К. Туманов, 1975).

С целью определения факта беременности и родов А. С, Гладких (1970) предлагает исследовать содержащийся в крови фермент — лейцинаминопептидазу. По данным автора, электрофоретически в сыворотке крови женщин, начиная с 8—10 недель беременности, обнаруживается добавочная фракция этого фермента. В дальнейшем интенсивность ее возрастает, достигая максимума в последние дни беременности и во время родов. В послеродовом периоде добавочную фрак- дню можно выявить спустя 3 недели, затем выраженность ее снижается. Лейцинаминопептидаза отчетливо определяется в пятнах крови давностью до 50 дней.

 

ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЛОС

Необходимость в судебно-медицинском исследовании волос возникает при обнаружении их на орудиях травмы, транспортных средствах, на одежде и теле подозреваемых и потерпевших при различных преступлениях и в других случаях, когда волосы .

могут быть вещественными доказательствами по делу.

В зависимости от особенностей конкретного события относительно волос судебно-медицинским экспертом могут разрешаться различные вопросы, основные из них следующие:

  1. Являются ли присланные на исследование объекты волосами?
  2. Принадлежат волосы человеку или животному? Если животному, то какому?
  3. Если волосы принадлежат человеку, то с какой области тела происходят?
  4. Какова групповая и половая принадлежность волос?
  5. Не сходны ли волосы, доставленные в качестве вещественных доказательств, с образцами волос, изъятыми у определенного лица (потерпевшего, подозреваемого и др.).

Иногда требуется установить факт искусственной окраски (или обесцвечивания) волос и вид использованного красителя, воздействие на волосы высокой температуры (напр., при огнестрельных ранениях, при поражении электрическим током, молнией и т. д.), повреждение тупым или острым предметом (при травме соответствующего вида). В ряде случаев принципиальное значение имеет вопрос о том, вырваны волосы или выпали сами.

С целью разрешения указанных вопросов используются различные методы исследования волос, направленные на выявление особенностей их морфологического строения и других свойств (физико-химических, биологических, механических) .

В процессе микроскопического исследования производится дифференцирование волос с внешне сходными волокнами; по характерному строению кутикулы, коркового и мозгового вещества устанавливается принадлежность волос человеку или животному. Вид животного определяется в процессе сравнительного изучения исследуемых волос и волос-образцов от разных животных (в лабораториях имеются атласы фотографий волос животных и коллекции этих волос).

С учетом длины, толщины, формы и площади поперечного сечения, расположения пигмента и ряда иных свойств вы- 16 сказывается суждение о региональной принадлежности волос (с головы, лобка, бровей, ресниц и т.д.)

По состоянию центрального конца волос делается вывод о том, вырваны они или выпали сами, оборваны или острижены.

Определение групповой принадлежности волос производится по выявлению в стержнях их, а также во влагалищных оболочках (если волосы вырваны) антигенов системы АВО.

Половая принадлежность волос может быть установлена по обнаружению Х- и Y-хроматина в клеточных ядрах влагалищных оболочек. Заслуживают внимания также методы, натравленные на выявление половых различий в элементном составе волос. Так, Н. Г. Петросян и А. К- Туманов (1974) путем атомно-абсорбционного анализа установили, что в мужских волосах, по сравнению с женскими, содержится в среднем в 2—4 раза меньше кальция, магния и в полтора раза меньше натрия.

Характерные следы остаются на волосах при воздействии пламени, при повреждениях острыми и тупыми предметами.

Изменяется цвет волос под влиянием красителей, а также при ряде профессиональных интоксикаций.

На современном этапе развития судебно-медицинской науки и экспертной практики не представляется возможным установить принадлежность изучаемых волос конкретному человеку. Можно сделать вывод лишь о сходстве (или различии) волос с определенными образцами. Это объясняется тем, что в процессе экспертизы выявляется и анализируется, ках правило, сравнительно ограниченное число признаков волос, причем каждый из них может значительно варьировать у волос одного лица и, наоборот, совпадать у волос разных лиц, Существенное значение имеет и то обстоятельство, что объектами изучения обычно является небольшое количество волос, фигурирующих по делу в качестве вещественных доказательств.

В связи с этим усилия направлены на разработку дополнительных чувствительных методов исследования волос, позволяющих при их полном сохранении или минимальной затрате выявить ценные дифференцирующие признаки.

В последние годы изучены многие свойства волос, представляющие интерес в указанном аспекте: некоторые физические показатели (относительная плотность, коэффициенты рефракции и пропускания света, прочность на разрыв и др.), особенности расположения цистин а, реакции на воздействие ряда химических реагентов (Н. Г. Александров, 1956; М. А. Васильев, А. Н. Кишиневский, 1960; А. Н. Кишиневский, 1965—1973; В. А. Татаренко, 1965; Н. П. Асадчих, В. Е. Локтев, 1969 и др.).

С помощью эмиссионного спектрального анализа установлены изменения макро-микроэлемеитпого состава волос в зависимости от их цвета, пола и возраста субъекта, ряда заболеваний, влияния красителей и обесцвечивания с косметической целью, профессионального контакта с металлами и других факторов (А. К. Туманов, А. А. Розанов, 1959; С. А. Володин, 1967, 1970; Д. Я. Шабельник, 1967, 1975; В. А. Татаренко, 1968 1969; В. А. Брюханов, 1968, 1969 и др.).

Для отличия естественных по цвету волос от окрашенных с косметической целью предлагается использовать также люминесцентную и поляризационную микроскопию (С. А: Володин, 1967; В. А. Татаренко, Е. И. Чернега, 1968), дл^ установления факта обесцвечивания, кроме того,—диазореак- цию (Miiller, Barth, 1950, 1951; В. А. Татаренко, 1968).

Весьма перспективными методами изучения особенностей химического состава волос являются нейтроипо-а.ктивацион- ный и атомно-абоорбционный (анализ (В. В. Бибиков, А1 В. Кисин, Т. Ф. Одиночкина, 1969).

Подобно тому, как обстоит вопрос относительно -крови, не исключено, что накопленная со временем информация позволит сформулировать надежные признаки дифференцирования морфологически сходных волос. Тем самым будут созданы условия для установления принадлежности волос определен ному лицу.

 

ИССЛЕДОВАНИЕ ВЫДЕЛЕНИЙ ЧЕЛОВЕКА

Любые выделения человека—сперма, слюна, влагалищное содержимое, кал (в том числе—мекоппй), пот, моча» молозиво и др.

могут быть объектами судебно-медицинской экспертизы.

Кроме основного вопроса о наличии па вещественных доказательствах тех или иных выделений, в зависимости от их характера, перед экспертом могут быть поставлены вопросы о видовой, групповой и половой принадлежности. Путем исследования пятен мочи может устанавливаться также факт бывшей беременности (см. выше—относительно пятен крови).

О наличии тех или иных выделений судят по выявлению свойственных им морфологических элементов (сперматозоидов — в пятнах спермы, вагинального эпителия—в пятнах влагалищной слизи, характерных элементов мекония, молока и др.), или по результатам специальных реакций (на пот, мочу, слюну — Л.А. Барсегянц, 1960—1973).

Определение видовой принадлежности производится по обнаружению видоспецифического белка, групповой—по (выявлению антигенов системы АВО, половой — по определению Х- и Y-хроматина в ядрах клеток, содержащихся в некоторых: выделениях (в вагинальной слизи, слюне).

Наиболее частым объектом исследования является сперма, поэтому следует специально подчеркнуть, что применительно к ее пятнам на вещественных доказательствах, а также к сперме, которую требуется обнаружить в вагинальной слизи потерпевшей в случаях половых преступлений, экспертом разрешаются два вопроса:

  • а) о наличии спермы;
  • б) о групповой принадлежности.

Выбор необходимых реагентов для выявления в различных выделениях, в частности, в сперме группоспецифических. антигенов системы АВО и оценка результатов исследований, производятся при обязательном учете феномена выделитель- ства. Он генетически связан с антигенами системы АВО и заключается в том, что люди по-разному выделяют групповые антигены: одни—интенсивно и их называют «выделителямм-> или «сильными выделителями», другие—слабо, в выделениях, их антигены вообще не обнаруживаются, такие люди обоз?і;ь- чаются как «невыделители» или «слабые выделители».

Примечание: Антигены формируются в клетках тканей и органов. Выделение их с фильтрацией из крови не связано.

Для установления категории выдел нтельства конкретных. лиц в судебно-медицинскую лабораторию направляются образцы их слюны. При необходимости посмертного определения выделительства (в случаях насильственной смерти) исследуют в крови изосерологическую систему Лыоис, связанную с выделительством, или используют в качестве образцов^ желчь, а также мочу (Т. М. Масис, 1971).

 

ИССЛЕДОВАНИЕ ОРГАНОВ И ТКАНЕЙ ТЕЛА ИЛИ ИХ ОТДЕЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ

Объектами исследования могут быть как целые органы де ткани, или их ,крупные части (напр., при обнаружении расчлененных, скелетированных или обугленных трупов), так и« мелкие кусочки или изолированные клетки, выявляемые на орудиях травмы, на трансдтортных средствах, на одежде w теле подозреваемых в различных преступлениях, на предметах обстановки места происшествия и т. д.

Применительно к таким объектам могут разрешаться следующие вопросы:

  • 1) об органной или тканевой принадлежности;
  • 2) о видовой, групповой и половой принадлежности.

Органная принадлежность устанавливается при исследовании по меньшей мере мелких кусочков органов или клеточных пластов, передающих характерную структуру определен- того органа. Относительно отдельных, изолированных клеток зможно сделать вывод лишь об их тканевой принадлежности (эпителиальные, соединительнотканные, нервные и др.).

Принципы определения видовой, групповой и половой принадлежности клеток те же, что и для крови, а также выделений человека (см. выше).

Установлено, что в высохших кусочках тканей, происходящих от беременных женщин, может быть выявлен гормон беременности—хориальный гонадотропнії и, следовательно, установлена принадлежность клеток беременной женщине (П. Е. Шиков, 1972).

В начале лекции мы отметили, что проанализируем объекты судебно-медицинской экспертизы, полностью или частично исследуемые в биологическом отделении судебно-медицинской лаборатории. Это «полностью или частично» было подчеркнуто не случайно.

Дело в том, что в настоящее время значительно расширился комплекс методов, которые рекомендуется использовать с целью изучения указанных объектов. Некоторые из таких методов (отдельные физические, а также цитологические, гистохимические и др.) еще несколько лет назад в судебно-медицинской практике вообще не применялись, теперь без помощи их обойтись стало трудно, а в некоторых случаях—и невозможно. Это объясняется тем, что, если раньше органы следствия удовлетворяли недостаточно конкретные, «общие», выводы эксперта относительно происхождения изучаемых объектов, то сейчас, в связи с резко возросшими требованиями к заключению эксперта как источнику доказательств по делу, перед экспертом ставится задача провести предельно полное исследование объекта с целью получения максимально возможной информации о нем.

Но специалисты, владеющие теми или иными частичными методиками, могут работать не в биологическом, а в каком-то ином отделении судебно-медицинской лаборатории, напр., физико-техническом, в цитологическом (последние постепенно организуются в судебно-медицинских лабораториях, хотя официально еще не регламентированы), в гистологическом отделении при морге и др. Такие специалисты могут работать и в другом каком-то учреждении. Поэтому все чаще и чаще возникает необходимость в проведении комплексных экспертиз с широким привлечением специалистов разных профилей.

Типичным примером таких экспертиз является т. ;н. «экспертизы наложений на орудиях травмы». Эта экспертиза. методика которой разработана на нашей кафедре (А.П. Загрядская, 1963—1975; Л. С. Федоровцева, 1969; Л. А. Ревнитская, 1971; С. Э. Глизер, 1972; Н. В. Ераиов, 1971; М. А. Колыш, 1976), преследует цель выявления на орудиях, использованных для нанесения повреждений человеку, различных вещественных следов, как-то: кровь, волосы (при повреждениях частей тела, покрытых волосами), клеточные элементы травмированных тканей тела и текстильные волокна из материалов одежды. Разносторонние исследования с привлечением комплекса методик (морфологических, иммунологических, гистохимических, физических и др.), которые требуется провести в процессе такой экспертизы, может выполнить один специалист, владеющий этими методами. Это мы считаем наиболее целесообразным. Однако принципиально такую экспертизу (а подобной ей является экспертиза подногтевого содержимого, в котором также могут быть различные объекты:, кровь, клетки поврежденных тканей тела, текстильные волокна, волосы) можно поручить и нескольким специалистам, каждый из которых будет выполнять соответствующие исследования с применением необходимых методик. Но при этом должно строго соблюдаться одно условие: учитывая, что и на орудиях травмы и в подногтевом содержимом все объекты (кровь, клетки и др.) обычно бывают представлены микроследами и микрочастицами, исследования должны проводиться таким образом, чтобы не потерять даже минимальной информации, содержащейся в каждом из таких объектов. Это возможно только тогда, когда все специалисты работают слаженно и четко представляют себе задачи не только своего, но и параллельных исследований.

Из материала, изложенного в лекции, можно сделать вывод о существенной значимости судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств для раскрытия и расследования преступлений, а также для разрешения ряда вопросов в гражданском судебном процессе (например, о взыскании алиментов на содержание детей). Без преувеличения можно сказать, что во многих случаях от результатов экспертного исследования зависит исход уголовного или гражданского процесса, а следовательно, и судьбы определенных людей.

При судебно-медицинской экспертизе вещественных доказательств широко используются достижения биологии, физики, химии, серологии, генетики и других наук. Однако многие положения не получили еще своего разрешения и составляют актуальную тематику научных изысканий. И совершенно очевидно, что в связи с современным общим научно-техническим прогрессом новые успехи будут достигнуты в этой интересной и важной области судебной медицины и экспертной практики.

 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА (кроме учебников и руководств по судебной медицине)

  1. Бронникова М.А., Гаркави А.С. Методика и техника судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, М., 1963.
  2. Геньбом Р.Г., Корнеева-Асадчих Н.П. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств, М., 1972.
  3. 3агрядская А.П. Методы обнаружения и исследования наложений клеток тканей животных и текстильных волокон из материалов одежды на орудиях травмы и других объектах. В кн. «Лабораторные и специальные методы исследования в судебной медицине» (практическое руководство) под редакцией В. И. Пашковой, В. В. Томилина, М., «Медицина», 1975, с. 157 — 178.
  4. Косяков П.Н. Антигенные вещества организма и их значение в биологии и медицине, М., 1951.
  5. Косяков П.Н. Иммунология изоантпгенов и изоантител, М., 1965.
  6. Туманов А.К. Основы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, М., 1975.
  7. Туманов А.К., Томилин В.В. Наследственный полиморфизм изоантигенов и ферментов крови в норме и патологии человека, М., 1975.

похожие материалы в каталогах

Судебно-биологические исследования

похожие статьи

К вопросу об использовании макроглобулинов крови человека при судебно-медицинском исследовании трупа / Яковлев Д.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 16-18.

К анализу и интерпретации результатов при установлении видовой принадлежности биологических объектов (случай из практики) / Кулясова Н.А., Недолуга Н.О. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 143-145.

Дифференциация в смешанных пятнах антигена А выделений от антигена А крови при помощи лектина / Потапов М.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 21-26.

Сравнительное исследование антигенов системы АВ0 в слюне, сперме и в секрете влагалища / Масис Т.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 21-27.

Выявление в сыворотках крови людей антител к антигенам системы Gm / Резникова М.Н., Баринова Л.И., Соловьева Н.А., Башлай А.Г., Моргулис Н.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №1. — С. 35-38.