Некоторые методологические аспекты изучения морфофункционального состояния надпочечников человека

/ Алябьев Ф.В. Падеров Ю.М. Кладов С.Ю. Поверинов С.Н. Роговская Ю.В. Алябьева С.Ю.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Алябьев Ф.В., Падеров Ю.М., Кладов С.Ю., Поверинов С.Н., Роговская Ю.В., Алябьева С.Ю. Некоторые методологические аспекты изучения морфофункционального состояния надпочечников человека

(Томск)

ссылка на эту страницу

Основным методологическим аспектом проблемы изучения ответной реакции различных органов и систем организма человека на внешние воздействия является выбор модели адекватно отражающей их исходное состояние. Особенно актуальным это становится в случаях исследования роли танатогенных стрессоров. Традиционно в качестве такой модели используется мгновенная смерть от несовместимых с жизнью повреждений. Считается, что наступление летального исхода без выраженного агонального периода не сопровождается развитием структурных изменений, вызванных процессом умирания [7], позволяя рассматривать морфофункциональное состояние изучаемых органов в качестве “исходного”. При планировании научных исследований в выборе модели исходного состояния, а также подборе адекватных групп исключающих анатомо-физиологические, возрастные и прочие различия, как правило, не возникает существенных сложностей. В тоже время за рамками исследований высоко реактогенных парных органов, в частности надпочечников, зачастую остается наличие их асинхронного функционирования, сопровождающегося выраженными структурными отличиями. Игнорирование данного фактора может повлечь за собой значительные искажения трактовки полученных результатов. Именно анализ с позиций структурно-функциональной неоднородности парных органов, позволил выявить наличие возникающей с возрастом асимметрии контралатеральных надпочечников [3], а так же зависимость последней от причины и механизма смерти, вида соматической патологии, наличия ряда сопутствующих факторов [2-6, 8]; установить, что использование показателей, отражающих морфофункциональную неоднородность парных надпочечников, позволяет с высокой, в ряде случаев, до 100% долей вероятности выделить ведущий танатогенетический фактор.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Проведено морфометрическое исследование 32-х пар надпочечников (НП) мужчин в возрасте 21-55 лет погибших без агонального периода от несовместимых с жизнью повреждений. По результатам аутопсии и гистологического исследования были исключены случаи с выраженной соматической патологией. Сроки от момента наступления смерти до проведения вскрытия составляли 25,1±2,1 часов. Надпочечники фиксировали в растворе формалин-кальция и взвешивали. На трех параллельных срезах, делящих железу на четыре равные по длине части, по сетке Автандилова с шагом 1 мм определяли количество точек соответствующих корковому и мозговому веществу [1]. Общее количество точек принимали за 100%. Массу коркового (КВ) и мозгового (МВ) вещества, а также их соотношение (КВ/МВ) в правом и левом надпочечнике вычисляли по рассчитанному процентному соотношению зон. Площадь ядер и цитоплазмы эндокриноцитов клубочковой, пучковой и сетчатой зон коркового вещества и хромаффинных клеток мозгового вещества измеряли на гистологических препаратах окрашенных гематоксилином и эозином при увеличении х300, для этого изображение поля зрения светового микроскопа вводилось в компьютер с помощью видеокамеры с последующей калибровкой с использованием объекта-микрометра. В программе Adobe PhotoShop 5.0 пользуясь опцией «лассо», позволяющей измерять площадь неправильных фигур, обводили контуры клеток и их ядер. В каждой зоне было проведено измерение не менее 30-ти клеток. Статистическая обработка осуществлена с использованием пакета программ STATISTIСA 6.0 for Windows. Использован t-тест для зависимых и независимых величин и непараметрические тесты Вилкоксона и Манна-Уитни, корреляционный и дискриминантный анализы. Выбор параметрического или непараметрического метода проводился в зависимости от правильности распределения величин в вариационном ряду, проверка проводилась с помощью теста Колмогорова-Смирнова. Статистически значимыми результаты считались при p<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Установлено, что у погибших без агонального периода от несовместимой с жизнью механической травмы масса контралатеральных надпочечников, а также масса их коркового и мозгового вещества статистически значимо не различаются (табл. 1).

Таблица 1

Параметры надпочечников человека в случаях смерти от несовместимой с жизнью механической травмы

Параметр

Величина параметра M ± m

р*

Масса левого НП

5,19± 0,21

 

Масса правого НП

5,15± 0,18

р*=0,81

Масса КВ левого НП

4,52± 0,21

 

Масса КВ правого НП

4,48± 0,17

p*=0,75

Масса МВ левого НП

0,66± 0,06

 

Масса МВ правого НП

0,68± 0,07

p*=0,91

Отношение КВ/МВ слева

7,67± 0,71

 

Отношение КВ/МВ справа

8,11± 1,03

p*=0,43

Здесь и далее: М – средняя арифметическая, m – ошибка средней арифметической
p* – статистическая значимость разницы по отношению к величине соответствующего параметра левого надпочечника.

Также у контралатеральных надпочечников отсутствовали различия большинства гистологических характеристик: толщины, характера, клеточного состава и степени инфильтрации капсулы, степени кровенаполнения, насыщения липидами и липофусцином различных морфофункциональных зон, распространенности и степени кариопикноза адренокортикоцитов. В тоже время установлено, что очаговая мононуклеарная, преимущественно лимфоцитарная инфильтрация клубочковой зоны правого и левого надпочечника имеет разную степень выраженности. Если в левом надпочечнике её избирательная локализация в клубочковой зоне отмечается в 19 % случаев, то в клубочковой зоне правого надпочечника очаговая инфильтрация встречается в 34% случаев, причем это никак не связано с наличием инфильтрации в парном надпочечнике.

Средние площади ядер адренокортикоцитов КЗ:ПЗ:СЗ соотносятся в левом НП как 1:1,42:1,33; в правом НП как 1:1,39:1,36. При этом средняя площадь ядер адренокортикоцитов клубочковой и сетчатой зон в правом надпочечнике статистически значимо больше, чем в левом (табл. 2).

Таблица 2

Кариометрические параметры коркового вещества надпочечников

Зона
коркового
вещества

Средняя площадь ядер ЛН,
мкм2
M ± m

Коэффициент вариабельности площади ядер ЛН,
%
M ± m

Средняя площадь ядер ПН,
мкм2
M ± m

Коэффициент вариабельности площади ядер ПН,
%
M ± m

клубочковая

22,12±0,66

20,33± 1,01

23,11±0,59
p*=0,05

19,29± 1,44

пучковая

31,45±0,56;

19,70± 0,95

32,12± 0,68

21,24± 1,46

сетчатая

29,31±0,74;

19,57± 0,99

31,66± 0,76;
p*=0,01

22,04± 1,93

p*- статистическая значимость разницы по отношению к аналогичному параметру левого надпочечника

Соотношение величин коэффициентов вариабельности площади ядер адренокортикоцитов КЗ:ПЗ:СЗ составляет в левом надпочечнике 1:0,97:0,96; в правом надпочечнике 1:1,10:1,14. Относительная стабильность средней площади ядер адренокортикоцитов в каждой зоне обоих надпочечников подтверждается одинаковыми коэффициентами вариабельности (табл. 2).

При расчете параметров асимметрии выявлены статистически значимые проявления правостороннего доминирования количества на 1 мм2 адренокортикоцитов пучковой зоны (13,98±4,33 %), а также площади ядер адренокортикоцитов клубочковой (2,23±0,51 %) и сетчатой (3,7±1,45 %) зон коркового вещества. Однако, несмотря на статистически значимое большее количество адренокортикоцитов пучковой зоны в правом надпочечнике, установлено, что по весовым и кариометрическим параметрам пучковой зоны асимметрия отсутствует, о чем свидетельствуют близкие к нулю значения коэффициентов асимметрии (от – 0,44±2,12 % до 1,49±4,34 %) и сопоставимое со значением средней арифметической значение ее стандартной ошибки.

Наличие морфофункциональной неоднородности контралатеральных надпочечников было подтверждено и в ходе корреляционного анализа продемонстрировавшего разное количество, а также зачастую различные характер и направленность имеющихся взаимосвязей. Корреляционный анализ показателей морфофункционального состояния установил что в левом надпочечнике с увеличением площади ядер адренокортикоцитов клубочковой зоны увеличивается площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны (г = 0,79, р=0,02), уменьшается насыщение липидами цитоплазмы адренокортикоцитов клубочковой (г = -0,69, р=0,03) и пучковой (г = -0,70, р=0,03) зон. Количество липидов в цитоплазме адренокортикоцитов клубочковой зоны тем меньше, чем больше в этой зоне лимфоцитов (г = -0,65, р=0,04) и чем больше адренокортикоцитов, с переполненной липофусцином цитоплазмой в сетчатой зоне (г = -0,73, р=0,02). Площадь ядер адренокортикоцитов пучковой зоны увеличивается с повышением степени кровенаполнения мозгового вещества (г = 0,67, р=0,04). Насыщение цитоплазмы адренокортикоцитов пучковой зоны суданофильными липидами уменьшается при увеличении кровенаполнения этой зоны (г = -0,71, р=0,04). Чем больше функциональная активность ядер адренокортикоцитов сетчатой зоны, тем меньше объем цитоплазмы адреналоцитов мозгового вещества (г = -0,88, р=0,01), больше выражена ее вакуолизация (г = 0,71, р=0,03), и тем меньше лимфоцитов в мозговом веществе (г = -0,74, р=0,03). При увеличении в мозговом веществе количества лимфоцитов в цитоплазме его адреналоцитов уменьшается количество и размер вакуолей (г = -0,76, р=0,03), а сама она становится менее базофильной (г = -0,72, р=0,03).

В правом надпочечнике в отличие от левого площадь ядер адренокортикоцитов клубочковой зоны не коррелирует с площадью ядер и выраженностью липоидизации пучковой зоны, но так же как и в левом отрицательно коррелирует с выраженностью липоидизации клубочковой зоны (г = -0,72, р=0,02). В свою очередь количество липидов в клубочковой зоне отрицательно коррелирует с количеством в ней лимфоцитов (г = -0,65, р=0,04) и распространением адренокортикоцитов с липофусцином в сетчатой зоне (г = -0,73, р=0,02). При увеличении в правом надпочечнике степени кровенаполнения мозгового вещества увеличивается площадь ядер адренокортикоцитов сетчатой зоны (г = 0,61, р=0,05). Увеличение кровенаполнения пучковой зоны коркового вещества сопровождается уменьшением в ней количества суданофильных липидов (г = -0,77, р=0,02). Площадь ядер сетчатой зоны положительно коррелирует с количеством лимфоцитов в мозговом веществе (г = 0,69, р=0,03) и объемом цитоплазмы его клеток (г = 0,82, р=0,02). При увеличении количества лимфоцитов в мозговом веществе правого надпочечника, также как и в левом, в цитоплазме его секреторных клеток уменьшается количество и размер вакуолей (г = -0,76, р=0,03). Кроме этого, выявлены статистически значимые положительные корреляции между массой левого и правого надпочечников, массой их коркового и мозгового вещества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, при использовании в качестве модели относительного контроля, отражающей “исходные” параметры надпочечников, несовместимой с жизнью кратковременной механической травмы, выступающей в качестве единственного танатогенного стрессора, следует учитывать наличие их асинхронного функционирования, поскольку недоучет этого фактора может привести к значительным искажениям полученных данных. В свою очередь наличие неоднородности морфофункционального состояния парных органов может быть использовано в качестве критериев диагностики танатогенных воздействий различной природы. Правомочность этого утверждения неоднократно продемонстрирована при изучении случаев завершенного суицида [2,8], отравления этанолом и угарным газом, общего охлаждения организма, туберкулеза легких, ишемической и цереброваскулярной патологии [4-6].

похожие материалы в каталогах

Общая танатология

похожие статьи

Определение факта мгновенно наступившей смерти на основании содержания веществ низкой и средней молекулярной массы (ВНСММ) в крови и моче / Эделев И.С. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 19-22.

Структура экспертной работы по исследованию трупов на примере Шегарского межрайонного отделения ОГУЗ БСМЭТО за 2016–2017 годы / Зеленцова А.П., Качаева А.А., Сапега А.С., Степанова В.С., Сергеев А.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 76-77.

Судебно-медицинская танатология : учебно-методическое пособие / Авходиев Г.И., Касатеев А.В. — 2005.

Современные проблемы исследования танатогенеза и причин смерти в публикациях журнала «Судебно-медицинская экспертиза» за период 2000—2014 гг. / Фетисов В.А., Гусаров А.А., Хабова З.С., Байбарза Н.В., Руденко И.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2015. — №6. — С. 53-60.

Об одном из эффективных путей познания сущности жизни / Неговский В.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №3. — С. 3-8.