К вопросу о влиянии твердости травмирующего объекта на формирование переломов костей черепа

/ Казымов М.А. Шадымов А.Б.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Казымов М.А., Шадымов А.Б. К вопросу о влиянии твердости травмирующего объекта на формирование переломов костей черепа

(Барнаул)

ссылка на эту страницу

Изучению тупой травмы, как наиболее часто встречающейся, уделено немало внимания в судебно-медицинской литературе. При этом самый большой интерес у исследователей вызывает черепно-мозговая травма, поскольку она часто представляет собой угрозу для жизни потерпевшего.

При этом для разрешения вопросов следствия или в рамках судебного заседания судебно-медицинскому эксперту, на основе выявленных морфологических особенностей повреждений (особое внимание в этом плане заслуживают кости черепа), бывает необходимо установить возможность причинения телесных повреждений каким-либо конкретным орудием (предметом), либо исключить таковую.

В данном направлении проведено немало исследований. Изучая закономерности формирования повреждений входящих в комплекс черепно-мозговой травмы, авторы (в силу ряда вышеуказанных причин) в основном обращают свое внимание на переломы костей черепа, особенности образования которых при различных условиях исследованы достаточно подробно [8, 9, 10].

Так к настоящему времени сложилась концепция, определяющая процесс разрушения костей черепа как взаимодействие "внешних" и "внутренних" факторов. К "внешним" факторам относят свойства травмирующего объекта, такие как его площадь, форма и твердость, а так же скорость соударения. К "внутренним" - анатомические особенности костей черепа (форма, кривизна отдельных анатомических образований) [1, 2, 11, 12].

В большинстве работ, которые посвящены изучению особенностей формирования переломов костей черепа, «внешние» факторы были представлены среднескоростным (удары), низкоскоростным (компрессия) и комбинированным (ударное сдавливание) нагружением костей черепа твердыми тупыми предметами различной формы и твердости.

Проведенные исследования позволяют впоследствии определять способ нагружения (удар, компрессия), групповые и специфические свойства травмирующих объектов, проводя их идентификацию, которая основана на восстановлении отобразившейся формы контактирующей части орудия – так называемые «штамп-переломы», достаточно точно отображающие форму и площадь предмета [3, 7].

Однако внешнее воздействие предмета не всегда приходится в плоский участок кости, и тогда вид перелома в большей степени определен не формой и площадью его поверхности, а структурно-морфологическими особенностями костей черепа и способом нагружения кости, а также твердостью травмирующего объекта.

Твердость является одной из важных характеристик травмирующего предмета, и оказывает определенное влияние на образование повреждений головы при ударных воздействиях, так как она обусловливает способность к упругой или пластичной деформации предмета при соударении. Это находит свое подтверждение в работах последних лет.

Так, например, было установлено, что при ударах металлическими пуансонами в теменно-височную область возникающие переломы костей черепа сопровождались образованием ушибленных ран и осаднения кожи в месте приложения силы. При воздействии же деревянным пуансоном с той же энергией образования ран не наблюдалось, несмотря на выраженную травматизацию костей черепа, было отмечено лишь размятие подлежащих мягких тканей [6]. Аналогичные ударные воздействия резиновыми пуансонами вообще не приводили к разрушению костей на макроуровне [5]. Кроме того, исключается возможность формирования переломов при нивелировании твердости бойка наличием мягкой подложки – так называемый «амортизирующий» удар [11].

При ударном сдавливании черепа также было выявлено, что объем переломов костей черепа превалирует на стороне действия более твердого предмета [13, 14].

Нами была проведена серия экспериментов по установлению объема и характера повреждений в лобно-теменной области головы при ударах обычной пустой стеклянной бутылкой (стекло как материал более твердый, чем кость, но в тоже время очень хрупкий). Исследование показало, что при таком воздействии переломов костей черепа не формируется, отмечались лишь повреждения мягких тканей [4].

Все это доказывает существенное влияние твердости контактирующей поверхности предмета на характер и объем повреждений.

Тем не менее, в повседневной судебно-медицинской практике встречаются телесные повреждения, причиненные самыми различными орудиями, зачастую сходными между собой по форме и площади травмирующей поверхности, но при этом отличающимися по твердости.

В этих случаях у судебно-медицинского эксперта могут возникнуть затруднения при ответе на поставленные следствием или судом вопросы о причинении повреждений тем или иным орудием, так как нет достоверно разработанных критериев, позволяющих определить твердость травмирующего орудия по характеру и объему повреждений.

В этой связи, представляется перспективным изучение данной проблемы, в свете возможной разработки диагностических критериев определения твердости травмирующего орудия, исходя из оценки комплекса повреждений кожи, мягких тканей и подлежащих костей, с учетом их индивидуальных анатомических особенностей.

похожие материалы в каталогах

Переломы

Черепно-мозговая травма

похожие статьи

Характер и вид деформаций и разрушения, морфология разрушения кости в зависимости от вида внешнего воздействия / Крюков В.Н., Буромский И.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 155.

Изломы хрящей ребер при ударном и компрессионном разрушениях / Светлаков А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 148-149.

Фрактография повреждений длинных трубчатых костей при неоднократных внешних воздействиях / Бахметьев В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 143-144.

Диагностика механизмов микроразрушений костной ткани лабораторными методами исследования / Бахметьев В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 142-143.

Микрофрактография переломов ребер / Клевно В.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 139.

Лёгкая черепно-мозговая травма : клинические рекомендации / Потапов А.А., Лихтерман Л.Б., Кравчук А.Д., Охлопков В.А., Александрова Е.В., Филатова М.М., Маряхин А.Д., Латышев Я.А. — 2016.

Гистологическая диагностика ранних сроков давности черепно-мозговой травмы / Панченко А.К. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 144-145.

Интракраниальные повреждения черепных нервов при ЧМТ / Мацкевич А.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 145-146.

Повреждения ствола мозга при черепно-мозговой травме со смертельным исходом / Мазуренко М.Д., Мацкевич А.Н., Серватинский Г.Л., Иванов И.Н., Коржевская В.Ф., Соловьева И.П. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 138-139.

Механизм и морфология «закрытых» подкожных повреждений мягких тканей головы / Кузьмин А.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 131-132.