О назревших изменениях в мотивации преподавания судебной медицины

/ Неклюдов Ю.А.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Неклюдов Ю.А. О назревших изменениях в мотивации преподавания судебной медицины

(Саратов)

ссылка на эту страницу

Мотивация преподавания судебной медицины в медицинских вузах страны и выбор места ее в учебных планах создавались еще в 20-30хх годах XX века, когда самостоятельной судебно-медицинской службы в стране не было, специалистов – судебных медиков было недостаточно и поэтому основная часть необходимых экспертиз вынужденно проводилась врачами-клиницистами, привлекавшимися правовыми органами. При этом специальность врача особого значения не имела, достаточным считалось, чтобы приглашаемый был врачом. Исходя из этого, во всех программных документах задачей преподавания судебной медицины провозглашалась подготовка любого выпускника медицинского вуза к выполнению обязанностей судебно-медицинского эксперта. Предполагалось, что любой врач независимо от специальности, должен обладать достаточными знаниями и умениями для проведения экспертизы трупа и живого человека. Именно поэтому и преподавание предмета производилось на 5 курсе, когда знакомство студента с основными медицинскими предметами завершалось.

Начиная с 50-60 годов положение с судебно-медицинской экспертизой постепенно изменилось. В системе МЗ была создана самостоятельная судебно-медицинская служба с разветвленной сетью крупных экспертных учреждений, налажена система последипломной подготовки профессиональных судебно-медицинских экспертов, штаты бюро СМЭ практически заполнились. Уже с 60-70 гг. врачи-клиницисты стали приглашаться только в состав экспертных комиссий по сложным делам (и то это касается лишь самых высококвалифицированных врачей-клиницистов). А с введением в действие положения о сертификации врачей-специалистов, проведение судебно-медицинских экспертиз кем-либо, кроме специально подготовленных (через интернатуру, ординатуру, курсы специализации на ФУВах по судебной медицине) экспертов, попросту запрещается.

В связи с этим необходимо радикально пересмотреть саму концепцию преподавания судебной медицины.

При этом следует исходить из следующих моментов:

Большинство судебно-медицинских экспертиз, в том числе все судебно-медицинские экспертизы в связи с более или менее серьезными преступлениями против личности, проводится в отношении лиц, которым до экспертизы оказывалась медицинская помощь (первичная хирургическая обработка ран, репозиция отломков, операции на внутренних органах и т.п.). При этом свойства повреждений резко изменяются или они ликвидируются полностью. В подобных случаях выводы последующей экспертизы о свойствах травмирующего предмета, механизме травмы, о величине вреда здоровью и др. целиком зависят от содержания и качества записей клинических врачей в медицинских документах.

Практика показывает, что эти записи в большинстве случаев малоинформативны, дефектны, а нередко вовсе отсутствуют. Это лишает возможности проведения полноценных экспертиз даже самыми высококвалифицированными судебно-медицинскими экспертами и, тем самым, наносит немалый ущерб органам следствия и суда.

В связи с этим, очевидно, что качество экспертиз всецело зависит от качества медицинских документов, которые являются главным источником информации для экспертных выводов.

Главную задачу преподавания на кафедре судебной медицины на современном этапе мы видим в выработке у студентов всех факультетов убежденности в необходимости полноценного составления медицинских документов, в обучении их правильному описанию повреждений, общих симптомов травмы, отравлений и других состояний, имеющих значение для последующих экспертиз. Кроме этого, необходимо уделять большее внимание преподаванию механизмов действия на организм различных факторов внешней среды, патогенезу происходящих при этом изменений в организме, методам диагностики этих воздействий. На клинических кафедрах этим вопросам уделяется мало внимания.

Одной из основных задач преподавания судебной медицины считается обучение студентов технике вскрытия трупов. В настоящее время, в свете вышеупомянутых изменений в организации судебно-медицинской службы и введенного в действие положения о сертификации специалистов, эту задачу следует признать исчерпавшей себя, и ее следует исключить из программы преподавания судебной медицины. Тем более что в учебном плане медицинских вузов имеется специальный секционный курс, который и призван решать подобную задачу.

Уголовно-процессуальным кодексом РФ по-прежнему предусмотрена возможность привлечения врача (независимо от специальности) не к исследованию (вскрытию) трупа, а лишь к его наружному осмотру на месте обнаружения и к освидетельствованию потерпевших. Исходя из этого, обучение правилам осмотра трупа на месте происшествия и освидетельствования живых лиц остается одной из задач кафедры судебной медицины.

Таким образом, следует изменить формулировку мотивации изучения судебной медицины и из перечня задач преподавания изъять обучение студентов технике вскрытия трупов (оставить лишь демонстрационное вскрытие), но сконцентрировать внимание на обучении:

  • правилам осмотра трупа на месте его обнаружения;
  • приемам констатации смерти пострадавшего на месте происшествия;
  • принципам освидетельствования живых лиц по предложениям судебно-следственных органов;
  • принципам и правилам описания в медицинских документах первичного характера имеющихся повреждений у пациентов медицинских учреждений и выработке у студентов осознанного понимания юридического значения этого;
  • другим вопросам, характер которых должен быть установлен при коллегиальном составлении учебных программ по предмету.

Если изменить концепцию преподавания в изложенном направлении, становится возможным перенос преподавания судебной медицины на четвертый курс, когда на кафедрах общей хирургии и пропедевтики внутренних болезней студенты уже обучились общим принципам оформления медицинских документов. На кафедре судебной медицины, затем, будет уместным их знакомство с юридическими аспектами медицинской деятельности. Перенос преподавания судебной медицины на 4 курс, кроме того, позволит восстановить курсовой экзамен, совершенно необоснованно отмененный в последние годы.

Безусловно, подобная перестройка педагогического процесса потребует существенных изменений в программе, методическом обеспечении, согласования с кафедрами других вузов и т.д. Кафедра судебной медицины СГМУ готова принять участие в решении назревшей задачи.

Несмотря на вышесказанное, мы не предлагаем вообще отказаться от сложившейся концепции преподавания судебной медицины. В том виде, как она преподается в настоящее время, она должна преподаваться в процессе подготовки профессиональных судебно-медицинских экспертов – в интернатуре, клинической ординатуре, аспирантуре и на курсах первичной специализации на кафедрах ФУВов. Эта система прекрасно зарекомендовала себя при подготовке ряда поколений судебно-медицинских кадров и не нуждается в коренной перестройке.

похожие материалы в каталогах

Вопросы преподавания судебной медицины

похожие статьи

Перспективы развития непрерывного медицинского образования врачей судебно-медицинских экспертов в Российской Федерации / Клевно В.А., Кучук С.А., Романько Н.А. // Судебная медицина. — 2015. — №4. — С. 50-54.

О необходимости изменения программы по судебной медицине в учебных заведениях МВД РФ / Паждин Ю.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 28-29.

О проведении первичной специализированной аккредитации специалиста по специальности «судебно-медицинская экспертиза» на кафедре судебной медицины МОНИКИ / Лысенко О.В., Тарасова Н.В., Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 41-43.

Формы организации учебного процесса преподавания дисциплины «Судебно-медицинская экспертиза» / Михеева Н.А., Баринов Е.Х. // Судебная медицина. — 2018. — №3. — С. 41-42.

Критерии и методы оценки коммуникативной компетентности аспирантов кафедры судебной медицины / Михеева Н.А., Молчанов К.А., Молчанов А.С., Баринов Е.Х. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 27-31.