К вопросу о выраженности термических изменений на трупах извлеченных из очага пожара и определении степени посмертных высокотемпературных повреждений тканей

/ Алексеев И.В. Зайцев А.П.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Алексеев И.В., Зайцев А.П. К вопросу о выраженности термических изменений на трупах извлеченных из очага пожара и определении степени посмертных высокотемпературных повреждений тканей

(Иркутск)

ссылка на эту страницу

Нередко в судебно – медицинской практике экспертам приходится проводить экспертизу и исследование трупов обнаруженных на пожаре. Ежегодно, по данным Иркутского областного бюро судебно-медицинской экспертизы, такие случаи составляют 5-6% в категории насильственной смерти. При этом большинство погибших перед смертью находились в состоянии алкогольного опьянения.

В ходе наших исследований было установлено, что при действии на труп высокой температуры пожара в его жидких средах происходит изменение концентрации этилового алкоголя, находящееся в зависимости от площади и степени термического повреждения тканей.

Анализ доступной судебно-медицинской литературы позволил нам сделать вывод о наличии лишь единичных работ, касающихся описания структурных сдвигов, возникающих в мягких тканях при посмертном и прижизненном действии пламени на тело пострадавшего. Кроме того, в имеющихся источниках нет четких рекомендаций по определению степени повреждения тканей, возникающего от воздействия высокой температуры в условиях пожара с учетом обширности (глубины) этих изменений. В связи с этим нами была разработана классификация термических повреждений, возникающих на трупе в условиях пожара. В основу ее положен методологический подход, широко используемый в клинической медицине при лечении ожоговой травмы, при этом была использована аналогичная четырехстепенная характеристика. Исследование кожных покровов и мягких тканей, подвергшихся действию высокой температуры, проводили по общепринятой в экспертной практике гистоморфологической методике.

Первую степень устанавливали по следующим морфологическим признакам: подсыхание и уплотнение сохранившихся кожных покровов, незначительное обгорание (опаление) волос, изменение цвета кожных покровов от розовато – желтого до желтого и светло – коричневого, наложения копоти на незащищенных областях тела с их уплотнением и напротив появление «опрелостей» на участках, прикрытых одеждой.

При второй степени наблюдали отслойку эпидермиса с формированием лопнувших или целых пузырей, заполненных прозрачной или слегка мутноватой жидкостью; лишенная верхнего слоя кожа имела шероховатую, чаще желтую или желтовато – коричневую корочку. Основание целого пузыря в большинстве случаев имело розовый или розовато – красный, с алым оттенком, цвет. Значительное нагревание тела при второй степени вызывало ускорение трупных изменений, что нередко приводило к газовой эмфиземе и увеличению объема мягких тканей. Иногда эпидермис отслаивался без образования пузырей, а его отделение возникало даже при незначительном механическом воздействии.

Кожа при третьей степени высокотемпературных изменений становилась сухой и плотной. Эпидермис чаще всего полностью отсутствовал, а сохранившийся – крошился при дотрагивании. Покровные ткани имели коричневый и даже коричневато – черный цвет с повреждениями в виде разнонаправленных, линейных, различной глубины растрескиваний, обнажающих жировую клетчатку, а иногда сосуды и мышцы. Края трещин обычно были вывернуты наружу, а на их стенках нередко обнаруживали капельки расплавленного жира. При этой степени появляются признаки «температурного окоченения», приводящие к формированию специфической позы трупа – «позы боксера». Иногда отмечали посмертные переломы, связанные с коагуляцией белков мышц сгибателей. Сосуды в зонах с третьей степенью термических изменений, как правило, содержат лишь следы крови, нередко находящейся в состоянии термической коагуляции (буро – красные крошащиеся массы).

Четвертая степень характеризуется значительными повреждениями не только мышц, сухожилий, сосудов, но и костей. Кожа и жировая клетчатка полностью отсутствуют, обнажая сухие, разволокненные мышечные волокна, часть которых может быть либо обуглена, либо выгоревшей до костей. При незначительном механическом воздействии происходит разрушение обгоревших тканей. Обнаженные внутренние органы плотные, черные, резко уменьшены в размерах, на разрезах имеют «вареный» или «печеный» вид. Кровь может сохраняться лишь в зонах максимально отдаленных от областей с подобными изменениями. При этом происходит ее загустевание вплоть до формирования сухих, легко крошащихся комочков, цвета красного кирпича. Иногда отмечается полное сгорание конечностей и костей свода черепа с выгоранием головного мозга. Трупы с такими повреждениями долго не подвергаются гнилостным изменениям.

Таким образом, в ходе проведенных нами исследований было установлено, что при термических изменениях покровных и глубоких тканей трупа, возникающих под действием высокой температуры пожара, в зависимости от глубины следует выделять четыре степени повреждения, отличающиеся по морфологическим особенностям от ожогов прижизненного происхождения.

похожие материалы в каталогах

обгорание, сжигание трупов

похожие статьи

Экспертные возможности определения времени полного сожжения трупа или его частей / Пазенко Т.Я., Филипчук О.В., Николаенко А.А. — 1988.

Энтомологические и микробиологические особенности разложения трупов, подвергшихся воздействию пламени / Лаврукова О.С., Лябзина С.Н., Сидорова Н.А., Приходько А.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 30-34.

Молекулярно-генетический анализ митохондриальной ДНК в обожженных костях: еще раз о пределах возможного / Земскова Е.Ю., Бордюков М.М., Ковалев А.В., Иванов П.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №2. — С. 21-25.

Возможности экспертной диагностики повреждений при исследовании останков сильно обгоревших и обугленных трупов / Фетисов В.А., Макаров И.Ю., Ковалев А.В., Гусаров А.А., Саркисян Б.А., Янковский В.Э. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №5. — С. 44-48.

Выпадение вещества головного мозга при обгорании трупа / Калчев И.Г., Чомаков М.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №2. — С. 46-47.