Политика фармацевтической организации и концепция фармацевтической помощи в современном здравоохранении

/ Гребнева Т.В. Геллер Л.Н. Воропаев А.В.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Гребнева Т.В., Геллер Л.Н., Воропаев А.В. Политика фармацевтической организации и концепция фармацевтической помощи в современном здравоохранении

(Иркутск)

ссылка на эту страницу

Фармацевтический рынок неизбежно подчиняется законам и механизмам товарно-денежных отношений, которые порой проявляют себя в ряде отрицательных явлений практического здравоохранения (фирменная монополия на производство лекарственных средств (ЛС), система работы с врачами по продвижению препаратов фирмы на рынок и т.п.). В результате оказание фармацевтической помощи в настоящий период характеризуется такими негативными факторами, как фальсификация ЛС; недобросовестная и неэтичная конкуренция на уровне производства, оптового и розничного звена, представителей фармацевтических компаний, рекламных агентств; недостаточный уровень квалификации работников по отпуску ЛС; сознательное нарушение законодательной базы при реализации ЛС и др. [3].

С точки зрения принципа безопасности медицинского права любое самолечение вредно. Поэтому источником назначения ЛС должны служить объективные данные, а не телевизионная реклама. С другой стороны, фармацевтическая компания продвигает свои ЛС именно через врачей, которые, в свою очередь, выписывают больным данные препараты. И дело не только в высокой стоимости ЛС, которую хотя бы формально можно оправдать большей эффективностью, а в пренебрежении этическими нормами, когда порою медицинский работник, ориентируется на материальную выгоду, пренебрегая интересами больного и нарушая правило "запрета компеража" (т.е. взаимоотношений между провизором и врачом, направленных на получение личной материальной выгоды) кодекса медицинской деонтологии[2], что в итоге вытекает в нарушение важнейшего положение клятвы Гиппократа: «Primum non nocere» (прежде всего не навреди).

Наметившаяся тенденция большинства людей покупать необходимые ЛС и другие товары аптечного ассортимента без посещения врача обязует фармацевтического работника быть всесторонне эрудированным, в то время, когда потребитель имеет право быть некомпетентным. Как свидетельствуют данные литературы, только 20% покупателей твердо знают, что они хотят купить, а остальные 80% посетителей имеют об этом весьма смутное представление. Поэтому возникает острая необходимость пересмотра функций современной аптеки, роли провизора, изменить определение фармацевтической деятельности, поскольку это не торговля, а, прежде всего, профессиональная деятельность по оказанию фармацевтической помощи.

Не случайно ведущими научными школами страны ведется большая работа по формированию современной концепции фармацевтической помощи. Суть её заключается в том, что фармацевтический работник в содружестве с пациентом и врачом принимает более активное участие в лечебном процессе, не ограничивая своей роли лишь консультацией по приему ЛС и принимая на себя долю ответственности за качество лекарственной терапии, в том числе за полипрогмазию, т.е. направляя свою деятельность на доброкачественность, безопасность, эффективность применяемых ЛС и повышение качества жизни больного[1].

Вопросы взаимодействия фармацевтических работников и пациентов всегда были приоритетной темой обсуждения для специалистов фармацевтической отрасли многих стран. Не случайно среди основных документов, рассмотренных и утвержденных Международной фармацевтической федерацией (FIP) в 2004 г был Профессионально-этический кодекс. FIP настоятельно рекомендует фармацевтическим ассоциациям всех стран мира разрабатывать собственные этические кодексы фармацевтического работника, в которых бы были обозначены его профессиональные обязанности и приняты меры к практическому соблюдению данных кодексов.

Впервые в России этические кодексы фармацевтического работника были разработаны ММА им. И.М. Сеченова и фармацевтической ассоциацией «Росфарма» в 1995-1996 гг. В этих документах определены взаимоотношения фармацевтического работника и: общества; пациента; врача; коллег. Четко определена область действия этического кодекса, порядок его пересмотра и ответственность за его нарушения. К сожалению, в представленных кодексах рассмотрены только взаимоотношения фармацевтического работника с оппонентами и не совсем четко представлены его обязанности.

Сравнительный анализ этических кодексов, действующих на территории России, предложенных ММА им. Сеченова и фармацевтической ассоциацией «Росфарма» свидетельствуют о том, что при определенной доработке данные кодексы могут служить канвой для разработки аналогичных документов каждой фармацевтической организацией России. Именно в документах подобного рода излагается политика конкретной фармацевтической организации. В связи с изложенным нами ведутся исследования в данном направлении.

похожие материалы в каталогах

Разное

похожие статьи

Московская область анализирует достижения целевых показателей снижения смертности в рамках реализации майских Указов Президента России / Елкина О.Е. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 53-55.

Ранение и смерть генерала М.А. Милорадовича: судебно-медицинские аспекты / Молин Ю.А., Гончаров А.Г. // Судебная медицина. — 2018. — №3. — С. 53-56.

Возрастная структура самоубийств в кировской области, по результатам исследования судебно-медицинского материала / Зыков В.В., Мальцев А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 12-14.

Новые книги / // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 57.

Вступительное слово главного редактора / Клевно В.А. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 4.