О спорных вопросах возникающих при проведении исследований в случаях половых преступлений

/ Намаконов А.И. Брескун М.В. Мальцев С.В.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 199.

Намаконов А.И., Брескун М.В., Мальцев С.В. О спорных вопросах возникающих при проведении исследований в случаях половых преступлений

(Кемерово)

ссылка на эту страницу

Одним из видов судебно-медицинской экспертизы живых лиц являются исследования проводимые при преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Нормативными актами, регулирующими проведение этих исследований являются УПК, УК и «Приказ об утверждении инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы».

В данном сообщении хотелось бы остановиться на некоторых дискуссионных моментах судебно-медицинских нормативных актов регулирующих проведение таких экспертных исследований.

Незаконченность мысли составителя инструкции приводит к различным расширительным толкованиям приказа и его положений. Это затрудняет проведение исследований, приводит к спорам между экспертами и дает повод специалистам в области права манипулировать экспертным документом для достижения различных целей. Например, экспертное заключение может быть отвергнуто как доказательство, в связи с тем, что эксперт, производивший исследование не имел подготовки в области судебной гинекологии и судебного акушерства.

Проблема законности проведения исследования встает перед экспертом сразу же после получения от следственных органов документа, назначающего проведении исследования (экспертизы). Произвести экспертизу может только лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения. В данном случае таким лицом будет врач, получивший подготовку по специальности судебно-медицинская экспертиза. Во время обучения специальности будущий эксперт осваивает правовые основы судебно-медицинской деятельности, основные разделы специальности (экспертиза живых лиц и трупов), лабораторных методов исследования. В конце обучения сдается экзамен с получением сертификата специалиста, вследствие чего эксперт приобретает право проводить экспертизы живых лиц и трупов. При работе эксперта в лаборатории, ему необходимо пройти дополнительное обучение по более узкой специализации.

Согласно правилам судебно-медицинского исследования трупа и определения тяжести вреда здоровью, исследование трупа и живых лиц производится судебно-медицинским экспертом. При этом, решая главные экспертные вопросы - установление причины смерти и характера телесных повреждений, кроме специализации по судебно-медицинской экспертизе, другой какой-либо специальной подготовки от эксперта не требуется (хотя она и желательна). Так эксперт может производить без специального усовершенствования экспертизу скоропостижной и насильственной смерти, устанавливать наличие повреждений, механизм и давность их образования, тяжесть причиненного вреда здоровью. Приказом же №161, напротив, определено, что, судебно-медицинские акушерско-гинекологические исследования может проводить только врач судебно-медицинский эксперт, имеющий соответствующую специальную подготовку. Если для проведения этих исследований требуются иные специальные медицинские познания, то их проводят комиссионно с участием необходимых специалистов (п.3.1.1.).

Для уяснения смысла этого пункта необходимо, практически, пословесное его толкование.

В первую очередь обращает на себя название - исследование судебно-медицинское акушерско-гинекологическое. Не понятно, что имеется в виду. Если так именуется способ получения информации, то вполне допустимо получение ценных, для ответа на поставленные вопросы, признаков путем применения методов исследования принятых в гинекологии и акушерстве. Если же под этим подразумевается наименование отдельного вида доказательства, то такое название нецелесообразно. В судебной медицине различают исследования (проведение экспертизы) живого лица, трупа и вещественных доказательств. Исследование (экспертизу) вещественных доказательств допустимо называть по основному методу и цели исследования (судебно-биологическое, судебно-гистологическое, судебно-химическое, медико-криминалистическое и т.д.). Такое же название исследования (экспертизы) в отношении живого лица и трупа в официальном документе (заключении эксперта, акте исследования) является, по нашему мнению, не правильным. Так как по аналогии с акушерско-гинекологическим исследованием (экспертизой), можно будет выделить еще множество видов исследования (экспертиз), например, андрологическое, ректальное, исследование тяжести вреда здоровью, исследование соропостижной, насильственной смерти и т.д. Издание учебной и научной литературы по специальным вопросам судебно-медицинской экспертизы (Е.Е.Розенблюм и др., «Судебно-медицинская акушерско-гинекологическая экспертиза», 1935; М.Г.Сердюков, «Судебная гинекология и судебное акушерство», 1957) не дает оснований для искусственного вычленения одного из видов экспертизы живых лиц в самостоятельный вид экспертизы с обособленным названием.

Также следует отметить, что в перечне медицинских специальностей имеются раздельно судебно-медицинская экспертиза, акушерство и гинекология. Таких специальностей как судебно-медицинские акушерство и гинекология нет. Акушерство и гинекология, а так же травматология, токсикология, сексология и другие медицинские и не медицинские науки в судебно-медицинском отношении входят в общую подготовку судебно-медицинского эксперта, как частный вид судебно-медицинского исследования. Таким образом, понятие судебно-медицинское акушерско-гинекологическое исследование, в контексте указанного приказ, следует рассматривать как изначально комиссионное исследование, проводимое судмедэкспертом и акушером-гинекологом.

Из общих принципов медицинской подготовки следует, что человек получивший диплом врача должен уметь проводить осмотр больного (пострадавшего). Это является неотъемлемой частью медицинского образования. Ссылка на то, что исследование женщины должно проводиться только врачом специалистом, получившим специальную подготовку по акушерству и гинекологии, является не обоснованной, так как основы акушерского и гинекологического осмотра, сбора анамнеза изучаются во время получения общего медицинского образования, а дальнейшая специализация акушеров-гинекологов направлена на углубление знаний в области родовспоможения, выявление патологии и ее лечения. Судебно-медицинский эксперт, исследуя женщину, решает самостоятельно только узко специальные вопросы, входящие в его компетенцию, и никоим образом не вторгается в область акушерства и гинекологии. Если же такая необходимость возникает, то для этого и привлекаются специалисты – акушеры-гинекологи. Данное положение подтверждается и самими правилами исследования женщин при половых преступлениях. Так в исследовательской (описательной) части необходимо отразить следующие, не являющиеся исключительной компетенцией акушера-гинеколога, данные: антропометрические данные, выраженность вторичных половых признаков, анатомические особенности наружных половых органов, характер девственной плевы, повреждения на теле, состояние заднепроходного отверстия и прямой кишки. Вопросами требующими обязательного участия акушера-гинеколога являются: установление способности к совокуплению и зачатию, наличия и срока беременности, установление факта бывших родов, факта искусственного прерывания беременности, связи прерывания беременности с травмой. Решение таких вопросов как установление признаков нарушения девственности, признаков совершения полового акта или развратных действий базируется на обнаружении повреждений и не требует специальных познаний в акушерстве и гинекологии. В таких случаях судебно-медицинский эксперт может единолично проводить исследование лица женского пола, однако, в присутствии работающего с экспертом штатного среднего медицинского работника (п.3.1.2.).

Выполнение данного правила не вызывает никаких затруднений, только в случаях исследований, проводимых в рабочее время экспертного учреждения. Напротив, если возникает необходимость исследования в другое время суток, выполнение такого условия становится проблематичным в виду того, что функции экспертного учреждения в не рабочее время обеспечивают дежурный эксперт и дежурный санитар.

По нашему мнению, присутствие во время исследования кого-либо из медицинского персонала ни коим образом не может повлиять на доказательственность исследования, так как законодателем наличие понятых предусмотрено только при совершении следственных действий (составление протокола осмотра трупа или освидетельствования), а проведение исследования потерпевшего врачом к таковым действиям не относится. Помимо этого, присутствие среднего медперсонала предусмотрено почему-то «Приказом» исключительно только во время исследования при совершении половых преступлений против женщин. В других случаях (исследования трупа и вещественных доказательств, всех оставшихся видах исследования живых лиц) такая его функция не предусмотрена. Таким образом, законодательно (УПК), функция присутствия при проведении исследования потерпевшей за средним медицинским персоналом не закреплена. Средний медицинский персона, также как и младший, необходим для оказания помощи в работе, но никак как лицо подтверждающее правильность (достоверность) действий эксперта.

Основная работа дежурного эксперта связана с оказанием помощи следователю в наружном осмотре трупа на месте его обнаружения и эту функцию при невозможности участия судебно-медицинского эксперта, может осуществлять иной врач либо специалист (ст.178УПК РФ). В таких случаях возможна ситуация при которой дежурный «эксперт» (врач иной специальности) не будет обладать специальными познаниями в области проведения исследования пострадавшей при совершении насильственного полового акта (что в отличие от других половых исследований требует незамедлительного решения). Этот недостаток может быть устранен несколькими способами. Во-первых - это дежурство штатных судебно-медицинских экспертов. Во-вторых – проведение специальной тематической подготовки дежурных врачей (иной специализации) с выдачей соответствующего документа. В-третьих - изъятие содержимого влагалища дежурным врачом и последующее исследование потерпевшей штатным судебно-медицинским экспертом в рабочее время. Такой вариант может быть осуществлен только врачом, не имеющим подготовки по судебно-медицинскому исследованию живых лиц, на основании самоотвода по причине не компетентности. Судебно-медицинский эксперт не вправе без уважительной причины отказаться или уклониться от выполнения своих обязанностей, так как вопрос о наличии признаков совершения полового акта не выходит за пределы его компетенции. В-четвертых отказ от исследования в не рабочее время дежурным врачом. Этот вариант недопустим, так как эксперт не может отказаться от проведения исследования в связи с возможной утратой вещественного доказательства (спермы). Таким образом, данную проблему можно решить либо дежурством штатных судебно-медицинских экспертов, либо обучением дежурных врачей с последующим правовым закреплением их статуса.

Таким образом, анализируя только одно из положений вышеуказанного нормативного акта, следует признать наличие неопределенности формулировок, противоречий между общими положениями и специальными нормами, введение ограничений не предусмотренных федеральным законом. Все это позволяет трактовать как сами правила исследования так и сделанные заключения с противоположных точек зрения, что не допустимо по отношению к правилам как правовому акту так и к заключению как доказательству.

похожие статьи

Анализ генетических исследований абортивного материала / Абдулина Е.В., Зыков В.В., Мальцев А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 15-18.

Случай повреждения прямой кишки при сексуальном насилии / Бадяев В.В., Шульга И.П., Терентьев К.Л. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 29-34.

Половое созревание и развитие вторичных половых признаков у девушек кабардинской и балкарской национальностей (Сообщение I) / Силин Г.А., Пономаренко О.В., Кутимов Ю.И., Славский И.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №1. — С. 25-28.

Судебно-медицинские аспекты расследования уголовных дел по факту заражения социально-значимыми заболеваниями / Колкутин В.В., Каирова А.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 28-34.

О возможности определения половой принадлежности концевых фаланг кисти (Сообщение 2) / Неклюдов Ю.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 30-32.