Проведение судебно-медицинской экспертизы при синдроме жестокого обращения с детьми

/ Козлова Т.П. Баринов Е.Х.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 143.

Козлова Т.П., Баринов Е.Х. Проведение судебно-медицинской экспертизы при синдроме жестокого обращения с детьми

(Москва)

ссылка на эту страницу

В нашей стране проблема защиты детства почти всегда стояла чрезвычайно остро. 20 ноября 1989 г. Генеральной Ассамблеей ООН была единогласно принята Конвенция о правах ребенка. Через год она была ратифицирована нашей страной.

Значение Конвенции заключается в том, что она является наиболее полным документом, в котором положениям о правах ребенка придана сила норм международного права. В конвенции провозглашается неотъемлемое право ребенка на жизнь, на имя и на приобретение гражданства. Государства обеспечивают осуществление каждым ребенком всех прав без какой-либо дискриминаций или различий.

Родители несут основную ответственность за воспитание ребенка, однако государства должны оказать им соответствующую помощь и развивать сеть детских учреждений. Государство должно обеспечивать защиту детей от нанесения им физического или психологического ущерба.

Большая доля положений Конвенции обращена к правительственным органам и организациям, обладающим реальными возможностями принять необходимые и действенные меры для защиты детства.

Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Супруги обретают родительские права с момента рождения ребенка. Эти права сохраняются за ними до тех пор, пока их собственное поведение и отношение к своим родительским обязанностям соответствует требованиям морали и права.

Родительских прав лишают тех родителей, которые уклоняются от выполнения обязанностей по воспитанию детей, злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с детьми, вредно влияют на них своим аморальным поведением, являются хроническими алкоголиками или наркоманами. Лишая безответственных родителей прав, государство устраняет не только их неблагоприятное, вредное влияние на детей, но и прекращают фикцию воспитания. Именно неблагополучные семьи - серьезная проблема для нашего общества, и прежде всего в них страдают дети и подростки, которые часто подвергаются жестокому обращению.

В последние годы в нашей стране большое внимание уделяется проблеме детского травматизма в связи с постоянным ростом количества смертельных и не смертельных повреждений в детском возрасте. В судебно-медицинской литературе описаны случаи смертельных травматических повреждений, которые были подробно изучены (Е.Х. Баринов, 1992, 1993; Е.Х. Баринов, И.В. Буромский, 1992, Walker P.L., Cook D.C., 1997 и др.). Случаи не смертельных повреждений среди детей и подростков изучены еще недостаточно, хотя это весьма актуальная тема и имеет важное социальное значение (Е.Х. Баринов, 2003; 2004; Е.Х. Баринов с соавт., 2003; Т.П. Козлова, Е.Х. Баринов, 2004). Актуальность проблемы подчеркивается еще и потому, что данные действия совершаются членами семей и носят сексуальную направленность.

По мнению Авдеева М.И. (1953), статистические данные очевидно не составляют полной картины действительного состояния вопроса. Дети и подростки очень часто скрывают тот факт, что повреждения получили от своих родителей или других членов семьи, чтобы не усугубить свое положение, боясь мести со стороны взрослых. Также причиной может быть стыд перед окружающими.

Проведение судебно-медицинской экспертизы в случаях причинения повреждений детям и подросткам их близкими требует от судебно-медицинского эксперта не только обязательного соблюдения «Правил судебно-медицинского определения тяжести вреда здоровью», но и крайне тактичного отношения к свидетельтвуемому.

Прежде всего, при опросе свидетельствуемого следует завоевать доверие ребенка или подростка, тогда при проведении судебно-медицинской экспертизы, эксперт сможет объективно составить себе картину происшедшего. Желательно присутствие на экспертизе независимого психолога, с которым ребенок сможет поделиться своей проблемой.

Одной из главных трудностей при проведении такого рода судебно-медицинских экспертиз являются медицинские документы из лечебных учреждений, куда обращались дети и подростки. Зачастую, в медицинских документах не в полном объеме излагаются обстоятельства происшедшего, так как анамнез данных и описание повреждений изложены в них очень кратко. Поэтому судить о давности причинения повреждений, о механизме их образования и особенностях повреждающего предмета, когда отсутствует детальное описание морфологических особенностей повреждений, не представляется возможным.

Не менее важную роль играют сроки проведения судебно-медицинской экспертизы с момента причинения повреждений. Поздний срок проведения экспертизы не дает возможность решить вопросы, которые были поставлены на рассмотрение, так как следы повреждений уже исчезли, а в медицинских документах отсутствует детальное описание кровоподтеков, ссадин ран, состояния окружающих тканей, их точная анатомическая локализация, форма, размеры и поэтому удить о давности их образования невозможно. В этих случая проведение судебно-медицинской экспертизы носит лишь формальный характер.

Из вышеизложенного следует, что имеющиеся недостатки сказываются как на качестве проводимой экспертизы, так и на ходе расследования.

В качестве примера приводим следующее наблюдение из экспертной практики.

Из постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы следует, что гр-н А. систематически, в период с 1997 по 2003 год беспричинно избивал, оскорблял свою 13 летнюю дочь. Унижая ее человеческое достоинство и своим исключительно безнравственным поведением к душевному состоянию несовершеннолетней девочки, поставил ее в безвыходное положение. После очередных побоев девочка приняла большую дозу психотропных препаратов, после чего совершила попытку самоубийства (через повешение в петле), которая не удалась. Поступила в ГКБ, где был выставлен диагноз «Странгуляционная асфиксия, кома. Постгипоксический отек головного мозга, отравление психотропными препаратами. Суицид. Множественные кровоподтеки на верхних и нижних конечностях, в поясничной области». По данному факту было заведено уголовное дело. На допросе мать девочки подтвердила факт жестокого отношения своего мужа к ребенку. При проведении судебно-медицинской экспертизы, выполненной после выписки пострадавшей из стационара, выяснилось, что в медицинской карте отсутствует детальное описание кровоподтеков. Не указана их точная анатомическая локализация, цвет, размеры и поэтому судить о давности образования не представилось возможным. Медицинские работники допустили грубейшую ошибку не описав повреждений, полученных во время побоев.

На основании вышеизложенного следует считать, что в настоящее время необходимо продолжать исследование проблемы несмертельного детского травматизма.

похожие материалы в каталогах

Судебно-медицинская экспертиза живых лиц

похожие статьи

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.

Объективный метод экспертной оценки цвета зубов в эстетической стоматологии / Пашинян Г.А., Добровольская Н.Е. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №3. — С. 25-27.

Роль сурдологических исследований при судебно-медицинской оценке повреждений среднего уха / Баринов Е.Х., Морозова Т.Ю. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 37-38.

Судебно-медицинская экспертиза в случаях пренебрежения нуждами несовершеннолетних / Ковалев А.В., Кеменева Ю.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №3. — С. 4-8.

Клиническое исследование костей, суставов и мышц / Букуп К. — 2008.