Гистохимические исследования микросомальной этанолокисляющей системы при смертельных отравлениях алкоголем

/ Породенко В.А. Панкратова А.А. Травенко Е.Н. Бондаренко С.И.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 229.

Породенко В.А., Панкратова А.А., Травенко Е.Н., Бондаренко С.И. Гистохимические исследования микросомальной этанолокисляющей системы при смертельных отравлениях алкоголем

(Краснодар)

ссылка на эту страницу

Изучено влияние этанола на активность НАДФ-Д в случаях наступления смерти от алкогольного отравления [1, 4, 5, 6]. Произведена экспертиза и проанализирован материал 62 смертельных алкогольных интоксикаций. В качестве контрольной группы изучено 15 случаев смерти от механической травмы. Материал для гистохимического исследования отбирали из восьми участков печени: поверхностные и глубокие участки правой и левой доли, область ворот печени и участки, прилежащие к печеночным венам. Гистохимические исследования на НАДФ-Д выполняли методом Hess, Scarpelli, Pears (1958). Для количественной морфометрии и первичной статистической обработки данных применяли разработанную на кафедре компьютерную программу “Morfolog” [2, 3].

Анализ полученных данных показал, что исследуемый материал может быть распределен в 3 группы. Морфометрия гистохимических препаратов 1-ой группы обнаружила неравномерность распределения активности НАДФ-Д в 1-3 зонах ацинусов. Во втором участке (область ворот) отмечалось небольшое снижение общей активности и изменение распределения формазана в сторону увеличения его количества в балочном аппарате - 0,505±0,03 по сравнению с портальным трактом – 0,455±0,02 и центром дольки – 0,439±0,03. В первом участке печени (вблизи печеночных вен) также отмечалось нетипичное его распределение с нарастанием показателей от портальных трактов к центральным венам: 0,598±0,03–0,607±0,02– 0,631±0,01. В 3-8 участках печени количество продукта реакции в структурах ацинусов снижалось, причем по направлению от портальных трактов к балкам, с приближением к центральным венам оно становилось незначительным. Так, в 3-ем участке процентное соотношение формазана составляло 100%-79,3%-77,8%; в 4-ом - 100%-78%-78,5%. В 5-ом участке количество формазана в балках было на 21,7% ниже, чем в портальных трактах, а к центру дольки оно снижалось ещё на 0,5%. В балочном аппарате 6, 7 и 8 участков процентные показатели понижались на 20,5%, к центральным венам – всего лишь на 0,1%. Формазан высокой оптической плотности (ОП) в 1-ом участке печени составлял 16%-16,3%-17,3% от суммарного продукта реакции. По мере снижения ОП значения формазана уменьшались и составляли 84%-83,7%-82,7%. Во 2-ом участке высокая ОП была представлена соотношением 15,8%-16,2%-15,2%. Продукт низкой ОП превышал высокую в 5,3–5,2–5,6 раза. В 3-ем участке процент продукта высокой ОП по ходу ацинусов неуклонно снижался: 17,4%-16,3%-16,1%. Соотношение продукта низкой ОП по ходу ацинусов соответственно выражалось противоположной пропорцией: 82,6%-83,7%-83,9%. В 4-ом участке соотношение формазана низкой и высокой ОП в портальных трактах было 1:5,1; в клетках балок - 1:5,5; вокруг центральных вен - 1:5,6. В 5-ом и 7-ом участках отмечалось снижение продукта высокой ОП: 18,3%-17,9%-17,5% и 18,8% -17,4% -17,1%. В 6-ом и 8-ом участках печени соотношение продукта гистохимической реакции выражалось как 1:5,5 и 1:5,6 - в портальных трактах, 1:5,8 и 1:5,9 - в клетках балок, 1:6,0 и 1:6,2 - в центральных отделах дольки.

Во второй группе наблюдали снижение показателей активности НАДФ-Д. Максимум продукта реакции приходился на балочный аппарат с резким уменьшением по направлению к центральным венам. Если принять количество формазана в балках за 100%, то в 1-ом участке в портальных трактах его было на 26,6% меньше, чем в балках, а вокруг центральной вены - на 38%. Во 2-ом участке показатели составляли 26% и 37,7%. В остальных областях печени сохранялось та же закономерность. На формазан высокой ОП приходилось в среднем 17,6%-18,9%-17,3% от суммарного продукта, остальную его долю составляли градации низкой ОП; их соотношение выражалось пропорцией 1:4,6 - для портальных трактов, 1:4,2 – для балок и 1:4,8 – для центральных вен.

Общая активность НАДФ-Д третьей группы была неравномерной в различных областях печени. Во 2-6 участках в портальных трактах и балках она была почти одинаковой и возрастала по направлению к центру дольки. В 5-ом участке печени имелась особенность распределения количества формазана – в балках оно снижалось, затем возрастало к центральным венам, превышая уровень в зоне портальных трактов: 0,667±0,01–0,629±0,01–0,701±0,01. Продукт низкой ОП превышал высокую в 3,6–3,7–4,5 раза. В 1-ом, 7-ом и 8-ом участках, наоборот, отмечалось общее снижение активности фермента и уменьшение количества продукта реакции по ходу ацинусов. В балочном аппарате 1-ого участка печени оно снижалось на 7,7%, а к центральной вене - на 19,3%. В 7-ом и 8-ом участках эти показатели составляли соответственно 9,8% и 15,9%, а также 9,9% и 24,1%. Минимум активности фермента приходился на 2-ой участок, количество формазана возрастало по направлению к центральным венам: 0,455±0,04–0,458±0,03–0,514±0,05. Соотношение формазана высокой и низкой плотности выражалось как 1:3,4 – в портальных трактах, 1: 3,2 – в балках и 1:2,6 – в области центральных вен.

Исследования показали, что наиболее оптимальным является забор материала из глубоких зон правой доли органа, так как получены почти одинаковые результаты при изучении восьми участков печени. Лишь в поверхностных зонах и в воротах печени результаты отличались от других областей в сторону снижения активности фермента за счет особенностей их кровоснабжения.

похожие статьи

Острое отравление этанолом: Характеристика нейронов коры головного мозга / Уткина Т.М., Лютикова Т.М., Конев В.П., Кинле А.Ф., Актушина Г.А., Москвина И.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 27-29.

Морфогистохимические изменения в поджелудочной железе при общем переохлаждении и остром отравлении этанолом / Москвина И.В., Афанасьева К.В., Кинле А.Ф., Гальчиков Ю.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 19-20.

О новых подходах к дифференциальной диагностике смерти от общего переохлаждения организма и острого отравления этанолом / Уткина Т.М., Горощеня Ю.Б., Кинле А.Ф., Лупенко И.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 17-18.

Токсическое действие алкоголя / — 2016.

К вопросу судебно-медицинской оценки токсического действия этилового спирта у детей / Плис С.С. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 185-187.

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.

Анализ работы судебно-гистологического отдела КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» за 2017 год / Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 37-43.

Метод спектрально-селективной лазерной поляриметрии автофлуоресценции эндогенных порфиринов в посмертной диагностике острой ишемии миокарда / Ванчуляк О.Я. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 24-26.

Судебно-медицинская гистология. Руководство для врачей : изд. 6-е перераб. и доп. / Витер В.И., Кунгурова В.В., Хасанянова С.В., Столяров А.П. — 2018.

Иммуногистохимическая оценка процесса формирования нестабильной атеросклеротической бляшки / Мурашов И.С., Волков А.М., Кливер Е.Э., Казанская Г.М., Савченко С.В., Полонская Я.В., Каштанова Е.В., Чернявский А.М. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №2. — С. 36-40.