Дефекты медицинской документации и современное законодательство

/ Чернобай В.В. Породенко В.А. Варшавец Н.П.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 297.

Чернобай В.В., Породенко В.А., Варшавец Н.П. Дефекты медицинской документации и современное законодательство

(Краснодар)

ссылка на эту страницу

Определяющим моментом в объективности сформулированных выводов экспертов по «врачебным делам» является наличие оригиналов первичной медицинской документации, форма и содержание которых соответствуют требованиям законодательства РФ и ведомственных положений Минздрава России. На практике же полноценные медицинские документы, как и в прежние времена, встречаются редко; часть из них подвергается переписыванию и исправлению; не единичны случаи полной утраты или предоставления ксерокопий. Особенно заметными эти явления стали в последний период времени в связи с ростом числа комиссионных судебно-медицинских экспертиз по неблагоприятным исходам лечения в гражданском и уголовном процессах.

Логическим следствием являются выводы экспертов о невозможности дать ответы на те или иные вопросы следователя (суда) или даже оставление материалов без исполнения. В свою очередь, следователь по уголовному процессу не может доказать виновность обвиняемых, и дело прекращается. Презумпция невиновности в отечественном уголовном праве, в данной ситуации, играет на руку нерадивым врачам.

Доперестроечным временам была неведома широкая практика предъявления гражданских исков лечебным учреждениям за причиненный вред здоровью и жизни пациента и моральный вред. Революционные изменения внесли принятые в последнее десятилетие законодательные акты, регулирующие правоотношения в сфере здравоохранения: ГК РФ, УПК РФ, ГПК РФ, «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан», ФЗ «О защите прав потребителей» и др. Обратную ситуацию новое законодательство определяет в гражданско-правовой ответственности за причиненный вред пациенту: презумируется вина причинителя вреда, если он не докажет обратное. По гражданскому процессуальному кодексу РФ (ст. 56) обязанность доказывания обстоятельств, на которые ссылается сторона, ложится на саму эту сторону. Суд примет решение на основании оценки доказательств, которые предоставят стороны и не имеет цели устанавливать истинное положение дел.

Гражданский кодекс РФ предусматривает возмещение вреда, причиненного здоровью гражданина, в полном объеме (ст. 1064). Возмещать причиненный врачом вред будет лечебное учреждение, где он работает (ст. 1068 ГК РФ). Освобождение от возмещения вреда возможно, если ответчик докажет, что вред причинен не по его вине (ст. 1064 ГК РФ). Это означает, что лечебное учреждение совместно с лечащим врачом должны доказывать свою невиновность, предъявив в качестве доказательства прежде всего должным образом оформленную первичную медицинскую документацию (ст. 71 ГПК РФ). Если в этом она заполнялась без соблюдения требований законодательства и ведомственных приказов, а равно оказалась утерянной, то эксперты, также как по уголовному производству, не смогут ответить на ряд вопросов суда. Из этой ситуации суд может сделать вывод, что ЛПУ не доказало свою невиновность в причинении вреда и может принять решение по удовлетворению иска пациента (ст. 67, 68, 79 ГПК РФ).

Судья по заявлению истца (его представителя) в случае подозрения на несоответствие содержания документа другим видам доказательств имеет право (ст. 186 ГПК РФ) назначить криминалистическую экспертизу для решения ряда вопросов: времени возникновения записей, их авторстве, первоначальном тексте, исправлениях и т. д.

При оказании медицинской помощи, как правило, больному оказывают помощь несколько медицинских работников, в том числе медсестра, фельдшер, которые отражают свою деятельность в медицинской документации. В рамках уголовного дела при неблагоприятном исходе в подобной ситуации нередко затруднительно определить главенствующее воздействие чьего-либо вмешательства на вред, причиненный пациенту. Привлечение двух и более сотрудников лечебного учреждения за неумышленное причинение вреда по уголовному праву исключается. Противоположный подход к этой ситуации предусматривает гражданский кодекс РФ: лица, причинившие вред совместно, отвечают перед потерпевшим солидарно в долях, соответствующих степени вины каждого, а если степени вины невозможно определить, то доли признаются равными (ст. 1080). Законом предусмотрена возможность встречного иска (право регресса) лечебного учреждения к своим сотрудникам, виновным в причинении вреда пациенту (ст. 1081 ГК РФ). В таком случае доказывать суду виновность будет администрация лечебного учреждения, в том числе на основании записей в медицинских документах. В этой ситуации интересы юридического лица (ЛПУ) и причастных к делу врачей становятся противоположными. Не потому ли информации о регрессных исках в нашей практике и доступной литературе не имеется?

На основании изложенных положений законодательства, ссылок на фактические обстоятельства можно сделать вывод, что невыполнение приказов по ведению первичной медицинской документации, утрата и подделка последней, не предоставление ее в качестве доказательств невиновности ответчика дает право суду принять решение по удовлетворению иска пациента. К сожалению, такая постановка вопроса законодательством не известна большинству работников практического здравоохранения. Доказательством этому служит сегодняшняя правоприменительная практика.