Исторические аспекты применения статьи уголовного кодекса о неоказании помощи больному

/ Ковалев А.В., Кадочников Д.С., Зубкова И.И., Мартемьянова А.А. — 2014.

Ковалев А.В., Кадочников Д.С., Зубкова И.И., Мартемьянова А.А. Исторические аспекты применения статьи уголовного кодекса о неоказании помощи больному

Ковалев А.В., Кадочников Д.С., Зубкова И.И., Мартемьянова А.А. Исторические аспекты применения статьи уголовного кодекса о неоказании помощи больному // Полицейская и следственная деятельность. — 2014. - № 3. - С.48-58. DOI: 10.7256/2409-7810.2014.3.9914. URL: http://e-notabene.ru/pm/article_9914.html

Аннотация. Работники системы здравоохранения Российской Федерации в целом, а врачи, в частности, являются одной из самых уязвимых и юридически незащищенных категорией работников с точки зрения применения уголовного права [1].Одной из статей Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) в действующей редакции, квалифицирующей действия и устанавливающей меру наказания в том числе, медицинским работникам, является статья 124 – «Неоказание помощи больному».В настоящее время данная статья УК РФ имеет следующую формулировку: «1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, – наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев. 2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, – наказывается принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такого либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового»

Ключевые слова: уголовная ответственность, медицинский персонал, правонарушения, судебно-медицинские экспертизы, органы управления здравоохранением, анализ деятельности следователя, медицинская документацию, возбуждение уголовного дела, Судебно-медицинские эксперты, время на расследование

DOI: 10.7256/2409-7810.2014.3.9914

ссылка на эту страницу

Введение

Работники системы здравоохранения Российской Федерации в целом, а врачи, в частности, являются одной из самых уязвимых и юридически незащищенных категорией работников с точки зрения применения уголовного права [1].

Одной из статей Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) в действующей редакции, квалифицирующей действия и устанавливающей меру наказания в том числе, медицинским работникам, является статья 124 – «Неоказание помощи больному».

В настоящее время данная статья УК РФ имеет следующую формулировку: «1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, – наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев. 2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, – наказывается принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такого либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового» [2].

Основная часть

Из формулировки статьи следует, что закон не определяет неоказание только медицинской помощи больному, а также не определяет специальными субъектами преступления только врачей или иной медицинский персонал (работников системы здравоохранения Российской Федерации). Согласно статье 124 УК РФ, субъектами указанного преступления могут являться и иные категории лиц, деятельность которых включает обязательство оказывать помощь больному в силу закона или специальных правил.

Приведенная трактовка статьи 124 УК РФ, действующего в настоящее время, полностью соответствует комментариям к Уголовному кодексу Российской Федерации Верховного суда Российской Федерации [3]. Однако, формулировка статьи в виде «неоказания помощи больному», при её применении, чаще всего обращает внимание правоприменителей на действие (бездействие) именно медицинских работников.

Уголовный кодекс нашего государства с течением времени претерпевал существенные изменения, при этом одни статьи привносились, другие устранялись. Однако, уже в первый Уголовный кодекс, вступивший в силу в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике (РСФСР) в 1922 году, статья о неоказании помощи больному была внесена, впоследствии претерпевала изменения и уточнения, изменяла свой порядковый номер, но не исключалась из перечня статей Уголовного кодекса.

Исходя из различных вариаций формулировок статьи о неоказании помощи больному, менялись условия её правоприменения и, что важно, субъект преступления.

Необходимо отметить, что в настоящее время при трактовках статьи 124 действующего УК РФ о неоказании помощи больному встречаются указания на то, что субъектом преступления являются именно медицинские работники и (или) лица обязанные оказывать именно медицинскую помощь в силу закона или специального правила, что не отвечает существующей формулировке рассматриваемой нами статьи [4].

Встречается и точка зрения о неоправданно широком применении статьи 124 УК РФ о неоказании помощи больному в отношении медицинских работников, а также об отсутствии механизма реализации прав пациентов, без ущемления прав медицинского работника [1, 5].

Приведем несколько примеров применения в юридической практике данной статьи о неоказании помощи больному, как с ранее существовавшими её формулировками, так и в ныне действующими.

В первом Уголовном кодексе, принятом в 1922 году в РСФСР (далее – УК РСФСР), статья о неоказании помощи больному была изложена в следующей редакции: «165. Неоказание помощи больному без уважительной причины лицом, обязанным ее оказывать по закону или по установленным правилам, карается – принудительными работами на срок до одного года или штрафом до 500 рублей золотом. Отказ врача в оказании медицинской помощи, если он заведомо мог иметь опасные для больного последствия, карается – лишением свободы на срок до двух лет» [6]. Интересным является факт дополнительного выделения в статье 165 УК РСФСР специального субъекта преступления (помимо прочих) – именно врача.

В 1924 году главному судебно-медицинскому эксперту РСФСР Я.Л.Лейбовичу была направлена телеграмма с просьбой разъяснить сложившуюся ситуацию в отношении «зубного врача», привлеченного к «судебной ответственности» по статье 165 УК РСФСР за неоказание медицинской помощи больному, по причине отсутствия у последнего на момент обращения карточки страховой кассы, требуемой действующей инструкцией для оказания бесплатного приема пациента. Главный судебно-медицинский эксперт, совместно с начальником административного управления в своём ответе указали на то, что отказавшись оказывать «зубоврачебную» помощь больному, не имевшему удостоверения страховой кассы, врач действовал на основании инструкции Губздравотдела (отдел здравоохранения Губисполкома), регламентирующей деятельность медицинских работников, и в этом случае врач не может быть привлечен к уголовной ответственности по части 1 статьи 165 УК РСФСР, так как «не может быть ответственным за распоряжения последнего». Кроме этого, указанный выше медицинский работник не может быть привлечен и по части 2 статьи 165 УК РСФСР, так как отказ «в немедленной медицинской помощи» в конкретном случае и «по существу болезни» не мог иметь заведомо опасных для больного последствий. Дополнительно было указано на необоснованно широкую трактовку судебно-следственными органами рассматриваемой статьи и ввиду этого на последующую возможность возникновения множества недоразумений с многочисленными фактами «привлечения персонала больниц по ст. 165 Уголовного Кодекса, сплошь и рядом отказывающего в силу данных инструкций в оказании медицинской помощи нетрудовым элементам». Губернская прокуратура полностью разделила изложенную точку зрения, и уголовное дело в отношении зубного врача было прекращено [5].

В 1926 году статья УК РСФСР о неоказании помощи больному претерпела некоторые изменения: «157. Неоказание помощи больному без уважительных причин со стороны лица, обязанного ее оказывать по закону или по специальному правилу, – принудительные работы на срок до одного года или штраф до трехсот рублей. Отказ лица, занимающегося медицинской практикой, от оказания медицинской помощи, если таковой заведомо мог иметь опасные для больного последствия, – лишение свободы или принудительные работы на срок до одного года или штраф до одной тысячи рублей» [7].

В данной формулировке вторая часть статьи о неоказании помощи больному расширила определение специальных субъектов и вместо ранее указанного «врача», определила более широкий круг медицинских работников («лица, занимающиеся медицинской практикой»), бездействие которых может быть квалифицировано по указанной статье УК.

Изменения УК РСФСР, вступившие в силу в 1957 году, коснулись, в том числе и 157 статьи с изменением формулировки определения наказания, где вместо установления «принудительных работ» была определена «исправительно-трудовая работа», в остальном текст указанной статьи остался без изменений [8].

В соответствии с требованием времени существовавший Уголовный кодекс РСФСР нуждался в более серьезной коррекции и такие изменения были внесены в 1960 году. Статья о неоказании медицинской помощи также подверглась существенной доработке и изменениям и была опубликована в следующей формулировке: «Статья 128. Неоказание помощи больному Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать по закону или по специальному правилу, – наказывается исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до ста рублей, или общественным порицанием, либо влечет применение мер общественного воздействия. То же деяние, если оно повлекло или заведомо могло повлечь смерть больного или иные тяжкие для него последствия, – наказывается лишением свободы на срок до двух лет с лишением права заниматься профессиональной деятельностью на срок до трех лет» [9].

Таким образом, согласно новому тексту статьи, мера наказания ужесточилась, было внесено принципиальное изменение, а именно было полностью ликвидировано целенаправленное определение субъекта преступления в лице медицинского работника (в том числе, врачей), а также появилось указание на необходимость установления состоявшихся или возможных последствия для больного в виде «тяжких», без конкретизации таковых.

Смена политического строя, изменения в социальной сфере государства не могли не повлиять на основополагающие документы и в 1996 году Уголовный кодекс теперь уже Российской Федерации, вновь подвергся существенной коррекции. Изменения не обошли стороной и рассматриваемую статью, которая в очередной раз претерпела коррекцию: «Статья 124. Неоказание помощи больному 1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, – наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо исправительными работами на срок до одного года, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев. 2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, – наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового» [10]. Внесенное изменение на данном этапе вновь было принципиальным: установлена необходимость квалификации вреда здоровью причиненного больному в результате бездействия любых лиц, обязанных ее оказывать, вследствие неоказания какой-либо помощи (не только медицинской).

В настоящее время статья 124 УК РФ, исходя из ее формулировки, используется при квалификации действий (бездействий) как медицинских, так и иных лиц, определенных условиями, установленными в данной статье.

В доступной литературе имеются сведения о различном применении статьи 124 УК РФ в настоящее время, как в отношении медицинских работников, так и в отношении иных субъектов преступления.

В качестве примера приводим постановление Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 17.12.2009 г. по делу гражданина против Российской Федерации (жалоба № 32704/04) [11]. В жалобе содержатся данные о применении статьи 124 УК РФ не только в отношении медицинских работников, но и в отношении сотрудников милиции, которые, обнаружив двух мужчин в бессознательном состоянии в общественном месте (во дворе дома), не предприняли каких-либо действий и покинули место обнаружения пострадавших.

Кроме этого, в данной жалобе был затронут вопрос, относящийся к одному из самых проблемных моментов рассматриваемой нами статьи. В частности, перед судебно-медицинскими комиссиями были поставлены вопросы об установлении «степени» влияния неоказания медицинской помощи на тяжесть причиненного вреда здоровью в результате полученной травмы, которая сама по себе уже была квалифицирована как причинившая тяжкий вред здоровью.

Выводы

В выводах одной из экспертных комиссий, было констатировано, что: «…Степень ущерба, причиненного длительным пребыванием (заявителя) в медицинском учреждении без соответствующей медицинской помощи, не может быть точно установлена. Можно только утверждать, что его состояние в этот период значительно ухудшилось…».

Однако, указанный результат судебно-медицинской экспертизы не явился препятствием для того, чтобы ЕСПЧ признал жалобу «в части неадекватности расследования нападения на заявителя, неоказания ему помощи со стороны милиции и медицинского персонала…» приемлемой, постановил: «…что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с уклонением милиции от оказания помощи заявителю… в отношении неадекватности медицинской помощи… в отношении уклонения властей от проведения эффективного расследования в отношении предполагаемой халатности со стороны медицинских работников…», а также постановил выплатить государству-ответчика компенсацию материального ущерба и морального вреда [11].

Таким образом, вышеизложенное показывает, что проблеме неоказания помощи больному, в рамках Уголовного Кодекса, в различные исторические периоды уделялось большое внимание, а вопросы правоприменения статьи 124 УК РФ в настоящее время остаются актуальной проблемой, которая требует дальнейшего изучения.

Библиография

1.Риффель А.В. – Избранные вопросы медицинского права. – Академия Естествознания, 2008. – 72 с.
2.Уголовный кодекс Российской Федерации: текст с изменениями и дополнениями на 7 июля 2013г. – Москва: АСТ – (Новейшее законодательство), 2013. – 256 с.
3.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). Отв. ред. Лебедев В.М. – 13-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2013.
4.Колоколов Г.Р., Махонько. Н.И. – Медицинское право. – Учебное пособие. – М: Дашков и К, 2009.
5.Лейбович Я.Л. Принципиальный вопрос. (Из материалов главного судебно-медицинского эксперта) // Судебно-медицинская экспертиза. – 1925. – №1. – С.114-115.
6.Собрание узаконений РСФСР. – 1922. – №15. – Ст. 153.
7.Собрание узаконений РСФСР. – 1926. – №80. – Ст. 600.
8.Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 1 марта 1957г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. – М.: Госюриздат, 1957. – 235 с.
9.Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. – М.: Юрид. лит., 1979. – 256 с.
10.Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – №25. – 6048 – Ст. 2954.
11.Постановление Европейского Суда по правам человека от 17.12.2009. Жалоба № 32704/04.

References (transliterated)

1.Riffel' A.V. – Izbrannye voprosy meditsinskogo prava. – Akademiya Estestvoznaniya, 2008. – 72 s.
2.Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii: tekst s izmeneniyami i dopolneniyami na 7 iyulya 2013g. – Moskva: AST – (Noveishee zakonodatel'stvo), 2013. – 256 s.
3.Kommentarii k Ugolovnomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii (postateinyi). Otv. red. Lebedev V.M. – 13-e izd., pererab. i dop. – M.: Yurait, 2013.
4.Kolokolov G.R., Makhon'ko. N.I. – Meditsinskoe pravo. – Uchebnoe posobie. – M: Dashkov i K, 2009.
5.Leibovich Ya.L. Printsipial'nyi vopros. (Iz materialov glavnogo sudebno-meditsinskogo eksperta) // Sudebno-meditsinskaya ekspertiza. – 1925. – №1. – S.114-115.
6.Sobranie uzakonenii RSFSR. – 1922. – №15. – St. 153.
7.Sobranie uzakonenii RSFSR. – 1926. – №80. – St. 600.
8.Ugolovnyi kodeks RSFSR. Ofitsial'nyi tekst s izmeneniyami na 1 marta 1957g. i s prilozheniem postateino-sistematizirovannykh materialov. – M.: Gosyurizdat, 1957. – 235 s.
9.Ugolovnyi kodeks RSFSR, Ugolovno-protsessual'nyi kodeks RSFSR, Ispravitel'no-trudovoi kodeks RSFSR. – M.: Yurid. lit., 1979. – 256 s.
10.Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 1996. – №25. – 6048 – St. 2954.
11.Postanovlenie Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka ot 17.12.2009. Zhaloba № 32704/04.

похожие статьи

Методические рекомендации по сопоставлению заключительного клинического и патологоанатомического / судебно-медицинского диагнозов / Забозлаев Ф.Г., Зайратьянц О.В., Кактурский Л.В., Клевно В.А., Кучук С.А., Максимов А.В. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 48-56.

Характеристика показателей расхождения заключительного клинического и судебно- медицинского диагнозов в случаях смерти от внешних причин в Московской области за период 2014–2018 гг. / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 15-19.

«Покаянные» разборы деятельности клиник. Наблюдения судмедэкспертов / Елкина О.Е. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 48-50.

Оценка достоверности федерального статистического наблюдения о количестве и структуре расхождения заключительного клинического и судебно-медицинского диагнозов / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 11-14.

Анализ динамики показателей расхождения заключительного и судебно-медицинского диагнозов в случаях смерти от заболеваний / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №2. — С. 11-15.

больше материалов в каталогах

Дефекты оказания медицинской помощи, профессиональные правонарушения врачей