Индуцированный психоз, закончившийся расширенным самоубийством

/ Липанов Р.Г.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1976 — №1. — С. 41-42.

Липанов Р.Г. Индуцированный психоз, закончившийся расширенным самоубийством

УДК 340.63:616.89-008.441.44-056.78

Кафедра психиатрии (зав. — проф. А.Н. Корнетов) Крымского медицинского института, Симферополь

ссылка на эту страницу

Описываемый случай является единственным в Крыму за послевоенный период и совершен специально приехавшими для этого жителями другой области.

В апреле 1974 г. на берегу моря была обнаружена гр-ка М., 1941 г. рождения, а недалеко от берега выловлен труп ее матери С., 1922 г. рождения, с предсмертной запиской: «После моей смерти вскрыть всем кишечник и там увидите нашу смерть».

Расследованием установлено, что С., жительница Днепродзержинска, окончила в 1941 г. библиотечный техникум и работала по этой специальности до 1952 г., а затем до 1965 г. — бухгалтером, после чего работу оставила и занималась домашним хозяйством. Характеризуется добрым, спокойным, пользующимся уважением человеком, но с неустойчивым фоном настроения. В молодости, при неприятностях, говорила о никчемности жизни, попыток к самоубийству не предпринимала. Замужем, имеет дочь М., окончившую в 1969 г. индустриальный институт, семейная жизнь у которой сложилась неудачно (развод в 1969 г.). От этого брака в 1968 г. родилась девочка. На производстве М. проявила

себя хорошим организатором, вела в коллективе воспитательную работу, регулярно выполняла производственный план, активно участвовала в общественной жизни предприятия.

Семья жила вместе. В 1971 г. у С. прекратились месячные, а с 1972 г. она стала жаловаться, что у нее пропал аппетит и внушать дочери и внучке, что в животе шевелятся паразиты и не дают ей покоя.

Со слов мужа, была консультирована в Кировограде и диагностировано психическое заболевание, но стационарно не лечилась. Считала себя психически здоровой, лекарств не принимала. Поведение было упорядоченным, и каких-либо других странностей не проявляла. Продолжала заниматься домашним хозяйством.

М. не верила матери о наличии в животе паразитов и считала, что это у нее на нервной почве. С середины 1973 г. внучка также стала жаловаться, что у нее в животе что-то шевелится. У нее ухудшился аппетит, стала худеть. Это взволновало М., и вскоре у нее также появились аналогичные неприятные ощущения.

Неоднократные поликлинические обследования ничего не обнаружили. Все трое стали чувствовать себя хуже — «стали шевелиться глисты по всему телу и даже в мозгах».

М. достала рецептурный справочник и стала изучать симптомы глистной инвазии, но С. уверяла ее, что в книге пишут неправду, так как лекарства приводят к гибели только тело паразитов, а голова остается живой и затем, попадая в кровь, поражает весь организм, что и произошло с ними. Избавиться от этого недуга невозможно.

Состояние их продолжало ухудшаться, и С. предложила сообща покончить с собой, на что М. долго не решалась. Этот вопрос они обсуждали около месяца в присутствии девочки, которая вскоре согласилась с бабушкой.

Придя, наконец, к выводу о необходимости самоистребления, они решили утонуть в чистой воде какого-нибудь «хорошего города». Вспомнили про Алушту, где отдыхали в прошлые годы, и на ней остановили свой выбор.

Перед отъездом С. написала завещание на имя мужа, который об их замысле не знал, а М. — письмо к отцу: «Дорогой и любимый папочка, обращаюсь к тебе в последний раз, уходим мы из жизни, но без жалости, ведь у Аленушки и у мамочки нет больше сил терпеть такие муки, которые уже наступили. Ведь уже начался цистицеркоз, тебе оставляю этот диагноз, может быть ты не поверишь, но это наступило, но это факт. Прочти и не осуди. Я без них не могу жить. потому ухожу вместе с ними, потому что не стало смысла в моей жизни, а зачем так жить. Папочка, прошу тебя, живи, сколько сможешь, сколько хватит у тебя сил...»

Сказав гр-ну С., что они решили отдохнуть на Южном берегу, втроем выехали в Алушту. Утром на берегу моря М. с матерью выпили ,< «для храбрости» по стакану водки, которую они специально взяли из дома. После этого стали в ряд (девочка была в середине) и, взявшись за руки, бросились в море. Труп девочки, несмотря на все меры, разыскать не удалось.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, причиной смерти С. явилась механическая асфиксия в результате утопления, в крови обнаружено 0,65%о этилового спирта. Психиатрический диагноз (посмертно): инволюционный параноид.

М., доставленная в областную психиатрическую больницу, в связи с гибелью матери и дочери перенесла реактивную депрессию, из которой через месяц начала выходить. На неприятные ощущения в теле не жаловалась, понимала неправильность своего поступка. Диагноз: индуцированный бред с индуцированным покушением на свою жизнь, реактивная депрессия.

похожие материалы в каталогах

Судебно-психиатрическая экспертиза

похожие статьи

Психотические эпизоды у психопатических личностей из наследственно отягощенных шизофренией семей в судебно-психиатрической экспертизе / Наталевич Э.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 33-37.

Теория и практика оценки степени тяжести вреда здоровью в виде психического расстройства / Клевно В.А., Ткаченко А.А., Чибисова И.А., Кононов // Судебная медицина. — 2015. — №3. — С. 11-16.

Вопросы практического применения приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. № 3н “Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы” и предложения по его совершенствованию / Юрасов В.В., Смахтин Р.Е., Шлапак А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 43-45.

К разграничению сверхценных идеи ревности психопатов от близких по содержанию бредовых идей больных шизофренией / Шостакович Б.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 39-43.

Общественно опасные действия психически больных, обусловленные болезненными переживаниями синдрома Кандинского-Клерамбо / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 34-39.