Комплексная экспертиза в случае автомобильной травмы без смертельного исхода

/ Ростошинский Э.Н., Дербенев В.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1978 — №1. — С. 45-46.

Ростошинский Э.Н., Дербенев В.Д. Комплексная экспертиза в случае автомобильной травмы без смертельного исхода

(Москва)

УДК 340.661: [614.86:656.13

ссылка на эту страницу

Имеющийся у нас опыт дает основание считать, что в случаях автомобильной травмы без смертельного исхода весьма эффективна бывает экспертиза, проводимая совместно судебным медиком и криминалистом.

В качестве иллюстрации опишем один случаи проведения такой экспертизы.

Гр-н С., управляя автомобилем ВАЗ-2101, совершил наезд на граждан В. и Е., причинив им тяжкие телесные повреждения. Водитель утверждал, что они. внезапно появились перед машиной и стали перебегать дорогу слева направо. Пострадавшие показывали, что стояли у правой обочины по ходу движения машины лицом друг к другу и беседовали. Других следственных данных по делу не было.

Для решения вопросов о положении пострадавших в момент травмы относительно автомашины и друг друга, механизме возникновения повреждений и о том, какими частями машины нанесены каждому из них повреждения, была назначена комплексная экспертиза.

Предварительно эксперты изучили истории болезни пострадавших, определили характер и расположение повреждений, которые отобразили на схеме, и обозначили высоту их от подошвенной поверхности стоп.

После этого произвели осмотр автомобиля с участием следователя, судебного медика и криминалиста, измерили уровни выступающих частей машины и имевшихся на ней повреждений (высота переднего края капота 72 см, нижнего края переднего бампера 30 см, его ребра 33 см). Стекла противотуманных фар, вмонтированных в облицовку радиатора кнутри от осветительных фар, оказались, разбитыми, капот смещен кзади, крепежные детали его деформированы. Повреждения на автомашине можно было разделить на 2 группы: 1) повреждения правой передней части машины: округлое вдавление на правой фаре, на облицовке радиатора под фарой, «вмятина» переднего края капота над фарой (72 см), вдавление на переднем крае крыши справа на уровне противотуманной фары, 2) повреждения левой передней части машины: вдавление на облицовке радиатора (высота 70 см), вдавление переднего края капота и вдавление кзади от этого места на капоте на участке 45×25×6 см. Расстояние между этими группами повреждений около 76 см.

При освидетельствовании у гр-на Е. обнаружены переломы правой лобковой кости (высота 85 см), перелом правой седалищной кости (высота 79 см), рваная рана в правой теменной области головы, рана и ссадины в правой заушной области. У гр-на В. были переломы костей левой голени (высота 26 см), перелом левого бедра (высота 77 см), ушибленная рана левой голени (высота 27 см), кровоподтек в левой височной области головы.

С целью уточнения особенностей и характера переломов изъяли в больнице 20 рентгенограмм пострадавших. На одном из снимков у гр-на В. был четко виден клиновидный перелом левой малоберцовой кости (на уровне перелома большеберцовой кости), основание которого обращено кнаружи, что указывало на факт нанесения удара слева направо.

Исследовали одежду и обувь пострадавших. На обуви и одежде гр-на Е. повреждений и каких-либо особенностей не было. На наружной поверхности левой штанины брюк В., соответственно перелому левого бедра, обнаружены наслоения лакокрасочного покрытия, сходного по цвету и составу с покрытием автомобиля, совершившего наезд.

Комплексный, медико-криминалистический анализ полученных данных позволил прийти к заключению, что переломы левого бедра и голени у гр-на В., соответствующие по высоте переднему краю капота и бамперу, возникли от ударов этими частями машины в направлении слева направо при вертикальном положении пострадавшего, когда он был обращен к машине левой стороной тела.

Переломы костей таза справа у гр-на Е., с учетом их высоты, произошли от действия переднего края капота при вертикальном положении тела пострадавшего с последующим падением на капот и отбрасыванием на покрытие дороги, в момент которого возникли повреждения в области головы.

Некоторое несоответствие высоты повреждений на автомобиле и теле пострадавших можно объяснить неровностями дороги, движениями в суставах нижних конечностей и динамическими колебаниями движущегося автомобиля.

Все это позволило считать, что в момент наезда гр-н В. был обращен к автомобилю левой стороной тела, а гр-н Е. — правой, т. е. пострадавшие стояли лицом друг к другу, а не бежали по проезжей части, как об этом говорил водитель машины.

Совместное проведение экспертизы судебным медиком и криминалистом дало возможность комплексно оценить повреждения на автомобиле, одежде и теле пострадавших и дать конкретные ответы на вопросы следствия и суда, вынесшего обвинительный приговор.

похожие статьи

Судебно-медицинские аспекты дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом / Осипов А.А., Морозов Ю.Е., Стороженко Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 116-117.

Влияние некоторых факторов на особенности повреждений, возникающих в условиях автомобильной травмы у детей-пассажиров / Савенкова Е.Н., Ефимов А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №1. — С. 4-7.

Характер и локализация повреждений у водителей и пассажиров при несмертельной травме в салоне легковых автомобилей при опрокидывании / Саркисян Б.А., Паньков И.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №6. — С. 42-45.

Судебно-медицинская оценка наезда легкового автомобиля в случаях нелетальной травмы / Глинский С.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 61-63.

Повреждения, причиняемые стопорными кольцами автомобиля / Игнатенко А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 42-43.

больше материалов в каталогах

Автотравма