Некоторые вопросы взаимодействия органов внутренних дел с учреждениями судебно-медицинской экспертизы

/ Мурашов С.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977 — №1. — С. 16-19.

Мурашов С.В. Некоторые вопросы взаимодействия органов внутренних дел с учреждениями судебно-медицинской экспертизы

УДК 340.6:343

Начальник Следственного управления Министерства внутренних дел СССР генерал-лейтенант милиции С.В. МУРАШОВ

ссылка на эту страницу

Забота о здоровье советских граждан включает в себя не только профилактику и лечение различных заболеваний, но и защиту жизни и здоровья людей от преступных посягательств.

Существенную роль в решении этой важной задачи играют органы внутренних дел и их следственный аппарат. Расследование уголовных дел о преступлениях против личности, автодорожных происшествиях и пожарах, как правило, связано с проведением судебно-медицинских экспертиз. Участие судебных медиков необходимо также в стадии проверки материалов до возбуждения уголовных дел.

В 1975 г. судебно-медицинские экспертизы назначались по каждому четвертому делу из числа оконченных следователями Министерства внутренних дел. Если говорить о контактах следователей органов внутренних дел с медицинскими учреждениями в целом, то нужно отметить, что необходимость в них возникает по большинству дел и прежде всего по делам о преступлениях, совершенных лицами, находящимися в нетрезвом состоянии, а также по делам, направляемым следователями в суд для применения к правонарушителям мер медицинского характера.

Все эти обстоятельства обусловили необходимость дальнейшего совершенствования взаимодействия органов внутренних дел с учреждениями здравоохранения и прежде всего с судебно-медицинскими учреждениями.

Следственный аппарат оснащен передовой техникой, научно-техническими средствами, активно использует возможности экспертных учреждений, оперативно-технических подразделений и Всесоюзного научно-исследовательского института Министерства внутренних дел СССР, где проводятся экспертизы по исследованию вещественных доказательств.

В Центральной криминалистической лаборатории Министерства внутренних дел СССР имеется специальное отделение пластической реконструкции лица по черепу по методу проф. М.М. Герасимова. На основании выполненных реконструкций сотрудники этого отделения установили личности ряда скелетированных трупов, а по результатам умело произведенного дактилоскопирования разложившихся трупов — личности нескольких человек. Сотрудники лаборатории успешно освоили ряд сложных методов, требующих знаний в различных областях медицины и биологии. Работа экспертов Центральной криминалистической лаборатории Министерства внутренних дел СССР строится на широком сотрудничестве с различными научными и практическими учреждениями Министерства здравоохранения СССР. В частности, заключен договор о научно-техническом сотрудничестве между II Московским медицинским институтом им. Н.И. Пирогова и Главным научно-исследовательским центром управления и информации Министерства внутренних дел СССР, предусматривающий разработку и внедрение системы идентификации личности с использованием электронно-вычислительных машин.

Проблема искоренения преступности, укрепления правопорядка и совершенствования деятельности правоохранительных органов — общегосударственная задача. В ее решении определенная роль принадлежит судебно-медицинским учреждениям, призванным содействовать правильному осуществлению правосудия.

Судебные медики оказывают большую помощь органам внутренних дел при выездах на места происшествий и в решении вопросов, требующих специальных знаний.

Примером этого является опыт организации судебно-медицинской службы Министерства здравоохранения Латвийской ССР.

При работе на месте происшествия дежурный судебно-медицинский эксперт пользуется специально изготовленным чемоданом с набором необходимых инструментов и приборов. Кроме того, в распоряжении оперативной группы при необходимости имеются специализированный транспорт и бригада по перевозке трупа, санитар, а также судебно-химическая лаборатория, осуществляющая круглосуточно исследования для установления алкогольного опьянения у живых лиц, проведения анализа трупной крови при экстренных вскрытиях и т. д. Оперативная группа имеет постоянную радиосвязь с Управлением внутренних дел Риги и скорой медицинской помощью. Дежурный судебный медик выезжает на место происшествия, принимает участие в совещании оперативной группы, составлении плана первоначальных оперативно-розыскных мероприятий, а также в случаях необходимости в допросах подозреваемого, свидетеля (очевидца) правонарушения или несчастного случая.

Особой формой взаимодействия следователя и специалиста в области судебной медицины является участие судебного медика при производстве отдельных следственных действий.

Несмотря на большие достижения советской судебной медицины и серьезный вклад судебно-медицинских экспертов в защиту жизни и здоровья людей от преступных посягательств, следует признать, что эта служба требует дальнейшего совершенствования.

Успешная борьба с преступностью, всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела о преступлениях против жизни и здоровья советского человека требуют постоянного взаимодействия органов предварительного следствия и судебно-медицинской службы.

Однако во многих районах должности судебно-медицинских экспертов не предусмотрены, а межрайонные эксперты, обслуживающие три и более районов, не в состоянии обеспечить в полной мере запросы следователя, интересы советского правосудия.

В связи с отсутствием судебных медиков производство многих экспертиз поручается врачам районных больниц, которые в вопросах судебной медицины недостаточно компетентны, вследствие чего следователи вынуждены назначать повторные экспертизы.

В последние годы возросла роль следователя в раскрытии преступлений по «горячим следам». Участие судебных медиков при осмотрах места происшествия, производство отдельных следственных действий и розыскных мероприятий на первоначальной стадии следствия имеют существенное значение.

В системе учреждений судебно-медицинской службы деятельность экспертов на этом этапе расследования должным образом не регламентирована; нет единых правил осмотра трупа на месте происшествия, которые особенно необходимы для лиц, не являющихся судебными медиками, но приглашенных в качестве специалистов на место происшествия; дежурная служба в техническом отношении оснащена слабо, а во многих судебно-медицинских учреждениях она и не создана; не везде организовано согласованное дежурство экспертов и оперативно-следственных работников; не всегда или несвоевременно выезжают эксперты на место происшествия, в частности по делам об автодорожных происшествиях. Между тем участие эксперта в осмотре автодорожного происшествия необходимо, особенно для обнаружения и квалифицированного изъятия вещественных доказательств биологического характера (крови, волос), определения места нахождения пострадавшего и транспорта в момент нанесения удара, определения пути перемещения потерпевшего и скорости транспортных средств и т. д.

Значительные трудности испытывают сотрудники органов внутренних дел и граждане при доставке трупов к месту судебно-медицинского вскрытия. Существующая практика зачастую противоречит санитарно-гигиеническим правилам и этическим нормам. Нередко перевозка трупа на случайном транспорте приводит к возникновению дополнительных повреждений и посторонних загрязнений, что отрицательно влияет на результаты экспертизы трупа и его одежды.

В организации судебно-медицинской экспертизы серьезной проблемой являются сроки ее проведения, и действующая инструкция их строго не регламентирует.

В отдельных случаях при определении степени тяжести телесных повреждений даже при установленном диагнозе и прогнозе заболевания и характера повреждения эксперты дают заключения только после выписки больного или окончания лечения. Нередко заключения судебномедицинских экспертов о степени тяжести и механизме причинения телесных повреждений не отличаются полнотой и конкретностью, что влечет изменение квалификации действий обвиняемого.

Серьезные трудности вызывает разнобой в подходе к определению степени тяжести телесных повреждений в различных союзных республиках. Вряд ли можно объяснить какими-либо национальными особенностями тот факт, что в Украинской ССР кратковременным расстройством здоровья считается болезнь сроком до 12 дней, в Казахской ССР— до 21 дня, а в РСФСР — до 28 дней. Почему одно и то же телесное повреждение, повлекшее, например, прерывание беременности, в одной республике будет тяжким, а в другой — легким?

В деятельности ряда судебных медиков отсутствует единый подход к описанию характера телесных повреждений и механизма их образования. Много ошибок допускают медицинские работники в травматологических пунктах, приемных покоях больниц, когда к ним обращаются потерпевшие за медицинской помощью. Некоторые из врачей наличие видимых телесных повреждений фиксируют в истории болезни как гематомы, другие—аналогичные телесные повреждения отмечают как ушибы. При проведении судебно-медицинских экспертиз повреждения, зафиксированные в виде гематом, учитываются экспертами в качестве телесных повреждений, а ушибы не считаются таковыми и тяжесть их не определяется.

Необходимо иметь единые критерии описания и определения механизма образования телесных повреждений, идентификации орудий причинения травм. Понимая всю сложность и трудность этого вопроса, следовало бы разработать методику выявления и описания частных признаков повреждений, которые характеризуют конкретные орудия, не ограничиваясь указанием на то, что данное повреждение причинено тупым, твердым или колюще-режущим предметом.

Требует дальнейшего улучшения оформление заключений судебномедицинских экспертов; к ним целесообразно прилагать схемы, указывающие локализацию телесных повреждений, которые помогают следователям и судьям объективнее оценивать действия потерпевших и обвиняемых.

Анализ следственной практики показывает, что при назначении судебно-медицинских экспертиз отдельные следственные работники органов внутренних дел допускают серьезные ошибки, выносят постановления не в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом, не всегда выполняют методические указания и рекомендации, разработанные в криминалистике.

Вопросы, предлагаемые на разрешение судебных медиков, формулируются некоторыми следователями нечетко, неконкретно. При этом не всегда учитываются возможности судебно-медицинской экспертизы, не во всех случаях создаются реальные условия для ее выполнения, не в полном объеме представляются в распоряжение судебного медика необходимые объекты исследования, вещественные доказательства и иные материалы уголовного дела. Это приводит к тому, что судебно-медицинскому эксперту приходится дополнительно их запрашивать, что в свою очередь ведет к затягиванию сроков проведения экспертизы и расследования уголовного дела.

В системе органов внутренних дел принимаются меры к устранению этих недостатков в деятельности следственного аппарата.

Большое значение имеет не только разработка новых методик исследования, применения новейших технических средств и современного лабораторного оборудования, но и повсеместное внедрение новых методик. Решающее значение в этом принадлежит профессиональной подготовке кадров судебно-медицинских учреждений.

Министерство здравоохранения СССР осуществляет специализированную подготовку судебных медиков на курсах при институтах усовершенствования врачей. В системе органов внутренних дел тоже имеются специализированные учебные сборы первоначальной подготовки выпускников юридических вузов, направленных на следственную работу. Однако мы отдаем себе отчет, что юрист широкого профиля еще далеко не следователь-профессионал.

В Министерстве внутренних дел СССР найдено удачное решение вопроса о специализированной подготовке следователей: открыта Высшая следственная школа. Выпускники ее получают общее высшее юридическое образование и углубленную подготовку по дисциплинам, необходимым следователю, причем на судебную медицину выделено вдвое больше учебных часов, чем в других юридических вузах. Опыт такой специализации полностью себя оправдал.

Наличие специального вуза для подготовки судебных медиков, на наш взгляд, позволило бы коренным образом решить многие вопросы, в том числе правовой подготовки судебно-медицинских экспертов.

Успешное разрешение затронутых проблем будет способствовать лучшему взаимодействию учреждений судебно-медицинской экспертизы с правоохранительными органами, в частности с органами предварительного следствия по дальнейшему усилению борьбы с преступностью и укреплению социалистической законности в свете решений XXV съезда Коммунистической партии Советского Союза.

похожие статьи

Итоги судебно-медицинской экспертной деятельности в Московской области за 2014 год / Клевно В.А. // Судебная медицина. — 2015. — №2. — С. 9-12.

Судебно-медицинская характеристика структуры смерти в г. Москве в 1990-1994 годах / Тучик Е.С., Жаров В.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 4-6.

Структура причин смерти при убийствах в г. Москве / Тучик Е.С., Жаров В.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 3-4.

Актуальные аспекты организации судебно-медицинской деятельности в современных условиях / Кишиневский А.Н., Туманов В.М., Ивкин А.А., Чернуха Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 11-13.

К вопросу об альтернативной судебно-медицинской экспертизе / Заславский Г.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 8-9.