Мотивация общественно опасных действий и клинические критерии судебно-психиатрической оценки при патологических формах пубертатного периода

/ Наталевич Э.С. Диамант Л.Н. Мазуро Г.Д.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1978 — №3. — С. 44-49.

Наталевич Э.С., Диамант Л.Н., Мазуро Г.Д. Мотивация общественно опасных действий и клинические критерии судебно-психиатрической оценки при патологических формах пубертатного периода

Центральный научно-исследовательский институт судебной психиатрии им. проф. В.П. Сербского (дир.— акад. АМН СССР Г.В. Морозов), Москва

УДК 340.63-053.6

Мотивация общественно опасных действий и клинические критерии судебно-психиатрической оценки при патологических формах пубертатного периода. Наталевич Э.С., Диамант Л.Н., Мазуро Г.Д. Суд.-мед. эксперт., 1978, № 3, с. 44-49.

В практике экспертизы значительное место занимают лица с психопатическими особенностями. Судебно-психиатрическая оценка этих состояний зависит от выраженности патологических проявлений.

Таблиц 2.

ссылка на эту страницу

Особенности пубертатного периода в каждый временной отрезок у самых различных контингентов подростков имеют много общих черт. Этому возрасту, как правило, свойственны поиски своего места в жизни, выбор формы «взрослого» поведения, формирование социального' самосознания и мировоззрения, отстаивание самостоятельности. Иногда переживания самоутверждения приобретают чрезмерную аффективную окраску, и тогда поведение принимает характер оппозиции, своеобразного личностного протеста.

Формирование себя как сильной, волевой личности, способной справляться с внутренними и внешними психологическими препятствиями, в значительной степени становится самоцелью деятельности подростка. Именно этим и объясняется направленность на самоутверждение, отрицательная реакция на «авторитетность» взрослых (В.Г. Асеев, 1976).

Подобные формы реагирования иногда имеют карикатурную окраску: подростки неожиданно для себя и окружающих совершают агрессивные асоциальные действия. В этот период легко возникают группы несовершеннолетних, которым свойственны отсутствие интереса к учебе, труду, полезной деятельности, к событиям общественного характера. Такие подростки активно или пассивно становятся членами разновозрастных дворовых компаний, склонных к употреблению спиртных напитков, азартным играм, асоциальным и паразитическим формам поведения. В некоторых случаях эти группы непрочны — при изменении ситуации, в связи с возрастом они распадаются естественным образом. Часть таких несовершеннолетних компенсируется, начинает вести обычный образ жизни, трудоустраивается, создает семьи. Часть же совершает правонарушения, в связи с чем некоторые попадают в поле зрения судебных психиатров.

Настоящее исследование основывается на изучении 200 несовершеннолетних правонарушителей в возрасте от 14 до 17 лет, проходивших стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в Институте им. В.П. Сербского. Из них 134 наблюдения составили подростки с аномальной психикой в рамках пограничной патологии. Изучение особенностей их поведения представляет особый интерес, так как имение клинические синдромы этих болезненных расстройств представляют наибольшие трудности для диагностики и судебно-психиатрической оценки. Испытуемые с явным психическим заболеванием (шизофрения, эпилепсия, олигофрения и др.), а также испытуемые, признанные психически здоровыми, нуждаются в особом изучении, и этот материал в данной работе не анализируется.

Таблица 1

Распределение общественно опасных действий, совершенных вменяемыми и невменяемыми несовершеннолетними правонарушителями

Судебно-психиатрическая
оценка
Количество обследованных,
подпадающих под статьи УК РСФСР
Итого
89–101144145–147212102–106108–114117,
120,
121
206,
207,
191
Вменяемые1079256191270
Невменяемые, или
подпадающие под
ст. 362 упк рсфср
1517143136564
Всего...2524235692517134

Весь многообразный симптоматологический набор, при большом сходстве аномальных форм поведения, имеет в своей основе две (в некоторых случаях взаимосвязанных и взаимообусловливающих) клинико-патогенетические структуры. Подростков с явлениями ранней церебральной недостаточности было 82, с патологией характера — 46. У 6 человек основной клинический диагноз на период обследования — реактивное состояние.

Из 134 испытуемых вменяемыми признали 70, невменяемыми — 55; подпадающими под действие ст. 362 УПК РСФСР как лица, которые в силу своих аномальных качеств (либо развивающейся декомпенсации) не могут отбывать наказание, — 5. У 4 вопрос о вменяемости решен не был в связи с развившимся затяжным реактивным состоянием; в последующем их признали невменяемыми (табл. 1).

Изучение криминогенности (социальной опасности) несовершеннолетних показывает, что, помимо краж и хулиганских действий, они совершают опасные поступки, в том числе покушение на убийство и убийства.

Наше исследование выявляет интересный факт: преобладание корыстных общественно опасных действий наблюдается среди лиц со значительной выраженностью патологии со стороны психики настолько, что их признали невменяемыми либо подвели под действие ст. 362 УПК РСФСР. Среди несовершеннолетних с теми или иными болезненными отклонениями в психической деятельности, выраженными, однако, не настолько, чтобы они не могли отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, относительно преобладали лица, совершившие насильственные криминальные действия.

Полученные цифровые соотношения проверили методом определения х2-критерия и установили отсутствие элемента случайности (распределение достоверно при 0,1% уровне значимости, вероятность ошибки менее 0,1%, х2-критерий равен 45,8).

Для правильного выяснения тенденций, лежащих в основе общественно опасных действий, важное значение имеет изучение статистических данных. Разумеется, статистическая картина может меняться под влиянием ряда самых различных факторов, а интерпретация вестись в самых различных направлениях. Однако надлежащим образом собранные и использованные цифры точно соответствуют наблюдаемым клиническим явлениям. Как пишет Гиббенс (1963), статистические данные, характеризующие тенденции в преступности, рисуют «прискорбную, но несомненно точную картину положения, с которым сталкиваются органы власти в процессе обеспечения населения различного рода службами, — именно для этой цели главным образом и собирают статистические данные». Отсюда следует, что в судебной психиатрии должны проводиться специальные исследования и собираться статистические материалы. Это является частью общей, широкой разработки проблемы профилактики общественно опасных действий душевнобольных.

Приведенные выше статистические данные устанавливают определенную зависимость между степенью деформации личности и характером общественно опасных действий. Они имеют значение как для прогноза, так и для профилактики асоциального поведения.

А.И. Долгова, В.Д. Ермаков, И.В. Беляева (1976) выявили, что нравственные и правовые взгляды и установки при сравнении ценностных ориентаций у несовершеннолетних существенно отличаются — подростки-правонарушители совершают или преимущественно корыстные преступления, или же преимущественно насильственные.

Следует подчеркнуть, что такое деление сугубо условно. Судебно-психиатрическая практика показывает, что иногда одни и те же лица совершают и «корыстные», и «насильственные» действия.

Те же авторы отмечают решающее значение криминогенного влияния микросреды: семьи и близких друзей в искаженном формировании личности подростков-правонарушителей. «Устойчиво-преступная деформация» поведения возникает чаще в наиболее неблагоприятной микросреде — с криминогенным влиянием со стороны семьи и «улицы».

Наши наблюдения охватывают подростков с более или менее выраженными признаками болезненного расстройства психической деятельности. По-видимому, здесь можно говорить о различном сочетании биологических, социальных и психологических факторов в поведении подростков обеих групп (вменяемых и невменяемых). Однако такое утверждение в самом общем виде вряд ли имеет высокую научную ценность и сможет служить основой для результативных медико-педагогических рекомендаций. Вопрос упирается в принципиально важное для экспертизы определение степени выраженности болезненных аффективно-волевых и интеллектуально-мнестических расстройств, их уровня и возможности, при недостаточности этих функций, критической оценки и прогнозирования, а также их места и роли в мотивации поведения. Разницу в мотивационной сфере можно представить в явном преобладании волевых, целенаправленных действий в группе вменяемых, активно, путем применения физической силы и агрессии, утверждающих свою значимость в соответствии с уже сформированным у них искаженным мировоззрением, направленным против стандартов правильного социального поведения и морально-этических форм. В группе же невменяемых преобладают личности пассивные, с выраженными аномальными качествами психики. Наблюдаемые у них состояния возбуждения и агрессии менее дифференцированы. Они интеллектуально снижены, легко внушаемы и податливы, что не дает возможности удерживаться на соответствующем уровне социальной адаптации. Такие патологические особенности психической деятельности определяют социальную дезадаптацию и в значительной мере обусловливают характер и повторность совершаемых общественно опасных действий.

Обратимся к непосредственному клиническому анализу болезненных расстройств, которые определяли психопатологические особенности, соответствующие медицинскому и юридическому критерию невменяемости.

По возрасту исследуемые подростки распределялись следующим образом: вменяемые, 15 лет — 7 наблюдений, 16 лет—10, 17 лет — 53; невменяемые, 14 лет, — 5 наблюдений, 15 лет—11,    16 лет—18, 17 лет — 25. Для невменяемых характерен сдвиг к более раннему возрасту, среди вменяемых — явное преобладание лиц 17 лет и выше. Эти цифры объединены в табл. 2. В ней отсутствуют 5 наблюдений подростков, не проходивших экспертизу и позднее подведенных под действие ст. 362 УПК РСФСР.

Таблица 2

Возрастное распределение несовершеннолетних с патологией в пубертатном периоде, вменяемых и невменяемых

Судебно-психиатрическая
оценка

Количество
обследованных
возраст в годах итого
14—1617
Вменяемые

Невменяемые

17

34

53

25

70

59

Всего. . .5178129

Такое распределение с обратной зависимостью цифровых значений не является случайным, это подтверждается математической обработкой: х2-критерий равен 14,9, что соответствует 0,1% уровню значимости. Это становится более понятным, если вспомнить, что, согласно ст. 10 УК РСФСР, уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет. Учитывая психическую и гражданскую незрелость, подросткам (14—16 лет) инкриминируются лишь некоторые противоправные действия. Однако, если подростков не привлекают за определенные антиобщественные поступки, речь идет не о юридическом понятии невменяемости (оно сформулировано только в ст. 11 Основ уголовного законодательства) при известной степени болезненного изменения психики, а о неспособности полностью осознавать значение своих действий (ст. 392 УПК РСФСР), т. е. в данном случае речь идет о критерии осознания как необходимого элемента умысла.

При экспертизе несовершеннолетних с психическими изменениями важно точно установить соответствие психических изменений юридическому критерию: возможности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, а также способности осознания своих действий.

Характерные для многих подростков с резидуальной органической недостаточностью признаки психофизического инфантилизма, а также задержке умственного развития и интеллектуальная недостаточность при психиатрическом исследовании сразу же ставят под сомнение вопрос о способности осознания своих противоправных действий, несмотря на возраст, соответствующий уголовной ответственности по определенным статьям. В меньшей мере указанные интеллектуальные расстройства выявляются у лиц с патологией характера, однако следует всегда учитывать, что органическая психопатия — именно та форма, которую уже можно диагностировать в пубертатном периоде, — очень часто содержит в своей психопатологической структуре недостаточность интеллекта; некоторые варианты психопатий (истерическая, шизоидная и др.) характеризуются признаками психической незрелости.

Существенное значение во всех такого рода наблюдениях приобретают результаты психологического эксперимента, дополняющие клиническое исследование данными об уровне интеллекта, объеме знаний, способности к абстрактному мышлению, характере суждений и умозаключений: их логичности, последовательности, степени зрелости и т. д.

Выявленные у многих лиц аффективно-волевые нарушения, которые чаще диагностируются на данном этапе как психопатоподобные расстройства, обычно утяжеляют клиническую картину. Выявление неблагоприятной динамики указанных нарушений, естественно, заставляет чаще решать отрицательно вопрос о способности таких подростков отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Вместе с тем отмеченные расстройства аффективно-волевой сферы следует отличать от искаженных, но непатологических форм поведения, к которым В.В. Ковалев (1976) относит отклонения от принятых норм поведения в связи с незрелостью личности, недостаточностью ее нравственных установок или психологически понятные и не выходящие за пределы отношений в определенной малой группе лиц отклонения от обычного поведения.

С другой стороны, психопатоподобные проявления как чисто внешние формы поведения, имеющие большое сходство, могут быть по своей сути выражением различных симптомокомплексов; астенические расстройства у детей обычно проявляются в повышенной двигательной расторможенности, что может наблюдаться и у инфантильных подростков; в то же время двигательная расторможенность может наблюдаться и у циклотимных и гипертимных личностей, а также быть признаком органического поражения мозга. Раздражительную способность астенических личностей следует отличать от эмоциальной неустойчивости при истерических и возбудимых вариантах психопатий. Сложность вопроса еще и в том, что пубертатный период в его патологических формах затушевывает нозологические различия среди разнообразных типов пограничной патологии, точная диагностика которых требует динамического наблюдения, и в практике экспертизы приходится руководствоваться нередко синдромальной клинической оценкой с выделением и подчеркиванием тех ведущих психопатологических признаков, которые дают основание для экскульпации подростка на данном этапе обследования, с последующим применением медицинских и медико-воспитательных мер.

Вместе с тем, как показали наши наблюдения, в случаях патологии характера, именно состояния глубоких болезненных нарушений (чаще всего в рамках психопатических декомпенсаций, когда резко интенсифицируются основные аффективно-волевые аномалии), возможна дифференцированная диагностика типологических вариантов психопатий, га также отграничение их от вышеописанных психопатоподобных изменений, развившихся на почве раннего органического поражения мозга.

Часто следующие одна за другой психопатические вспышки в виде двигательного и аффективного возбуждения с агрессией на окружающих, а иногда и на себя, приобретающей сходство с импульсивными действиями, возникающие на фоне постоянного недовольства, стойкого упрямства и раздражительности, свидетельствуют в пользу декомпенсации психопатической структуры возбудимого круга, тяжесть которой усиливают вторичные признаки: подозрительность, недоверчивость, нестойкие идеи отношения. Частые дисфории с расстройством сознания на высоте состояния знаменуют собой уровень болезненных расстройств, исключающих возможность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Свойственное пубертатному возрасту усложнение истерических проявлений, особенно в форме сверхценных образований, ипохондрических переживаний, выраженных соматовегетативных расстройств, суженного расстройства сознания, характеризует тяжелые декомпенсации истерических личностей.

Появление невротических неврозоподобных расстройств, навязчивостей, суицидальных тенденций, затяжных психогенных реакций, а также признаков патологического постреактивного развития наблюдается при патологии пубертатного периода у астенических личностей. Односторонняя сверхценная увлеченность с охваченностью, нарушением контакта с прежней микросредой и нарушением социальной адаптации — пример варианта пубертатной декомпенсации шизоидной психопатии. Отмеченные аффективно-волевые аномалии при различных патологических формах пубертатного периода имеют важное значение для решения экспертных вопросов и вынесения заключения о невменяемости.

Сочетание задержки умственного развития и сниженного интеллекта с эмоционально-волевыми нарушениями чаще свидетельствует в сторону экскульпации. Выявление полярных колебаний настроения, дистимических нарушений, дисфорий, эпизодов расстроенного сознания, стойких церебрастенических расстройств, сверхценных образований, идей отношения и других психопатологических признаков, в том числе шизофреноподобных, говорит о глубине патологических проявлений пубертатного периода. Неблагоприятная динамика аномальных качеств личности в пубертатном возрасте с формированием шизоидной либо психастенической структуры, а также черт стойкой декомпенсации и при формировании других типологических вариантов психопатий, что обусловливает социальную дезадаптацию, нередко знаменуется симптомокомплексом психических изменений, соответствующих медицинскому и юридическому критерию невменяемости.

похожие материалы в каталогах

Судебно-психиатрическая экспертиза

похожие статьи

Вопросы практического применения приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. № 3н “Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы” и предложения по его совершенствованию / Юрасов В.В., Смахтин Р.Е., Шлапак А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 43-45.

К разграничению сверхценных идеи ревности психопатов от близких по содержанию бредовых идей больных шизофренией / Шостакович Б.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 39-43.

Общественно опасные действия психически больных, обусловленные болезненными переживаниями синдрома Кандинского-Клерамбо / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 34-39.

Судебная психиатрия. Под редакцией Г.В. Морозова; изд-во «Медицина». М., 1965. / Лещинский А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 57-59.

Клинические отграничения и судебно-психиатрическая оценка реактивных психозов с экспансивно-стеническим бредообразаванием / Свириновский Я.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 46-49.