Влияние посмертных процессов на физико-химические свойства кожи и волос человека

/ Кишиневский А.Н. Каукаль В.Г. Чернышев М.К.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977 — №3. — С. 40-45.

Кишиневский А.Н., Каукаль В.Г., Чернышев М.К. Влияние посмертных процессов на физико-химические свойства кожи и волос человека

Кафедра судебной медицины (зав.— доц. А.Н. Кишиневский) Кемеровского медицинского института

УДК 616.5+616.594]-091.1

Влияние посмертных процессов на физико-химические свойства кожи и волос человека. Кишиневский А.Н., Каукаль В.Г., Чернышев М.К. Суд.-мед. эксперт., 1977, № 3, с. 40.

В эксперименте изучали химический состав кожи, подвергавшийся гниению в течение 2 мес, и оптическую плотность волос, находившихся в земле и пресной воде. Минеральный состав кожи и оптическая плотность влажных минерализаторов волос существенно изменяются в зависимости от посмертного периода и условий среды.

Таблиц 5.

 

EFFECT OF POSTMORTAL PROCESS ON THE PHYSICO-CHEMICAL PROPERTIES OF HUMAN SKIN AND HAIRS

A. N. Kishinevski, V G. Kaukat, М.К. Chernyshev

Skin samples were exposed to cadaveric decomposition during 2 months, and hairs were exposed in soil and in sweet water. The mineral composition of skin and optical density of hairs suffered considerable alterations related to the period of exposure and to the media characteristics.

ссылка на эту страницу

При исследовании неизвестных, гнилостно измененных и расчлененных трупов определенное идентификационное значение может иметь химический состав кожи и оптическая плотность волос. Однако трупы или отдельные части их могут подвергаться разным воздействиям внешней среды, что может повлиять на свойства кожных покровов и волос. Сведения в литературе по данному вопросу немногочисленны и противоречивы. Поэтому целью настоящей работы было изучение характера влияния гнилостных процессов на физико-химические свойства кожи и волос.

Исследовали кожу 24 трупов мужчин в возрасте 25—45 лет с давностью смерти 24—36 ч. Кожу с передней поверхности груди вместе с подкожно-жировой клетчаткой и мышцами помещали в стеклянную посуду и хранили на открытом воздухе при 16—25°С. Кусочки кожи от каждого объекта исследовали сразу после взятия материала и повторно, спустя 1 и 2 нед, 1, 11/2 и 2 мес. Во II серии опытов (12 наблюдений) кожу помещали в сосуды с водой, хранили при тех же условиях и исследовали через 1, 2 нед и 2 мес. Химический состав кожи изучали с помощью эмиссионного спектрального анализа (ИСП-28) по методике В.М. Колосовой (1955). Все кусочки предварительно идентично обрабатывали. Каждый объект спектрографировали трижды. Фотометрировали линии 12 элементов: Р (255,4 нм), Si (251,6 нм), Fe (302,0 нм), А1 (308,2 нм) Са (315,8 нм), Mg (280,2 нм), Na (330,2 нм), Си (327,4 нм), Мп (280,1 нм), Ti (308,8 нм), Zn (338,0 нм и К (440,4 нм). В качестве количественного признака использовали отношения фотометрических данных линии к фону (ΔSф) и линии кремния к меди, железа к меди, магния к меди, кальция к меди, натрия к меди и кремния к железу (ΔSэ). Статистический анализ доводили до оценки признаков по t-критерию и Р.

Для изучения посмертных изменений оптической плотности щелочных минера-лизатов волос исследовали светло-русые, русые, темно-русые, черные, седые и рыжие волосы 58 трупов лиц мужского (30) и женского (28) пола в возрасте от 2 до 79 лет. Образцы волос вместе с кожным лоскутом из теменной области головы заворачивали в марлю, маркировали и помещали в ящик, который закапывали на глубину 1,5 м в глинистую почву. Волосы исследовали сразу после изъятия и спустя I нед, 1, 7, 12, 19 и 24 мес после погребения. Во II серии опытов волосы того же цвета от 58 трупов мужчин и женщин заворачивали в хлопчатобумажную ткань, маркировали и помещали в стеклянный сосуд с водой комнатной температуры. Повторно объекты исследовали через 1, 3, 5, 7, 10, 14, 17, 21, 28, 30, 45 и 60 дней. При каждом исследовании образцы волос обрабатывали идентично (мыли в дистиллированной воде и сушили при 45°С). Растворяли 5 мг измельченных волос в 3 мл 3% раствора NaOH в термостате при 85—90°С в течение 17г. Каждый объект пятикратно исследовали на спектрофотометре СФ-4А.

Результаты исследования минерального состава кожи

Анализ результатов I серии опытов (хранение кожи на открытом воздухе) выявил снижение значения ΔSф для всех элементов уже спустя 1 нед после смерти, однако достоверное различие установлено лишь для калия (t=3,9; Р<0,1) (табл. 1). Макроскопически все объекты были значительно гнилостно изменены.

Таблица 1

Значение AS (к фону) для ряда макро- и микроэлементов кожи, находившейся на открытом воздухе (M±m)

1 Здесь и в табл. 2-5 0 — время исследования кожи непосредственно после вскрытия трупа.

Через 2 нед обнаружены дальнейшее существенное снижение AS$>, для фосфора, натрия (t=3,9—6,8; Р<0,1) и тенденция к уменьшению показателя остальных 9 элементов. Спустя 1 и l1/2 мес количественное содержание всех элементов существенно не изменилось по отношению к двухнедельному сроку (ΔSф оставалось постоянным).

Через 2 мес значение ΔSф для всех элементов, за исключением титана и цинка, значительно уменьшилось по сравнению с исходными данными (t колеблется от 3,3 до 10,5; Р — от 0,2 до < 0,1). Наиболее выраженным изменениям подвержены фосфор, марганец, медь, а также натрий и калий, содержание которых изменилось почти в 2—3 раза.

Во II серии опытов (нахождение кожи в воде) уже через 7 дней после смерти в кожных покровах существенно уменьшилось значение ΔSф для меди, фосфора, натрия и калия (t колеблется от 3,1 до 6,4; Р — от 0,5 до <0,1) (табл. 2). Макроскопически — умеренно выраженная мацерация кожи.

Таблица 2

Значение ΔS (к фону) для ряда макро- и микроэлементов кожи, находившейся в воде (M±m)

Спустя 14 дней отмечено достоверное снижение ΔSф для кремния, железа, магния и алюминия, а также дальнейшее уменьшение для фосфора, натрия, меди и калия. Визуально кожа набухшая, мацерирована, эпидермис легко отделим.

Через 2 мес ΔSф для всех элементов, за исключением кальция и цинка, еще более уменьшилась по сравнению с контролем (t колеблется от 3,2 до 13,9; Р — от 0,5 до <0,1). Визуально кожа в 3 наблюдениях была в состоянии жировоска, в остальных — истончена, эпидермис отсутствовал. Как и в I серии опытов, наибольшим посмертным изменениям подвержена концентрация фосфора, меди, натрия и калия.

При анализе величин коэффициентов отношений установлено статистически достоверное увеличение соотношения фотометрических данных плотности почернения линии кремния к меди, железа к меди и кальция к меди в коже, находившейся на открытом воздухе в течение 1, 11/2 и 2 мес (t=3,4—4,2; Р<0,1) (табл. 3).

Во II серии опытов устойчивое различие выявлено по соотношению фотометрических данных для кремния к меди, магния к меди, кальция к меди при давности смерти 2 нед и 2 мес.

Результаты исследования оптической плотности влажных минерализатов волос

Анализ величин оптической плотности растворов волос, находившихся в почве до 1 мес, ни в одном из наблюдений не выявил значимых отличий от исходных величин (табл. 4).

При фотометрии через 7 мес установлено, что в 49 наблюдениях (84,5%) величина экстинкции существенно уменьшалась, а в 9 наблюдениях (15,5%) у светло-русых, русых, седых и рыжих волос — увеличилась. В подавляющем большинстве наблюдений констатировано достоверное различие между величиной оптической плотности волос, не подвергавшихся и подвергавшихся захоронению.

Через 12 мес отмечено дальнейшее снижение оптической плотности волос. Однако в 5 наблюдениях (8,6%) у светло-русых, русых и рыжих волос по-прежнему наблюдалось увеличение оптической плотности на 0,020—0,223. По мере увеличения посмертного периода оптическая плотность растворов этих 5 образцов волос постепенно уменьшалась, и спустя 24 мес лишь в 2 случаях (у русых и рыжих волос) величина экстинкции превосходила первоначальную на 0,019 и 0,155.

Таблица 3

Коэффициенты отношений фотометрических данных для ряда элементов ΔSэ в гнилостно измененной коже

Таблица 4

Оптическая плотность влажных минерализатов волос (M±m)

 

Исследование волос, находившихся в воде в течение 1—14 сут, не показало значительных отклонений величины оптической плотности по сравнению с исходными данными (табл. 5). Визуально все образцы волос независимо от цвета стали несколько тусклыми.

Через 17 дней установлена тенденция к уменьшению средних показателей оптической плотности всех образцов волос независимо от их цвета. Причем в 45 наблюдениях (77,6%) экстинкция их уменьшилась максимально на 0,237, в 2 наблюдениях (3,4%) осталась прежней, а в 11 (19,0%) — увеличилась по сравнению с исходными данными максимально на 0,078.

Таблица 5

 Оптическая плотность влажных минерализатов волос, находившихся в воде (M±m)

Спустя 21, 28 и 30 дней величина экстинкции растворов волос примерно соответствовала показателям, установленным через 17 сут.

Через 45 и 60 дней отмечено дальнейшее, хотя и незначительное уменьшение оптической плотности волос независимо от их цвета.

Следует полагать, что выявленные колебания в оптической плотности растворов волос, находившихся в почве и воде, обусловлены как качественными, так и количественными изменениями пигмента под влиянием гнилостных процессов.

Выводы

  1. Минеральный состав кожи и оптическая плотность волос подвержены существенным посмертным изменениям, характер которых в определенной степени обусловлен величиной посмертного периода и условиями среды.
  2. Содержание калия, фосфора, натрия и меди в кожных покровах, начинает уменьшаться через 1—2 нед, а других макро- и микроэлементов — спустя 1—2 мес после смерти.
  3. Оптическая плотность растворов волос разного цвета, находившихся в пресной воде, уменьшается через 30—60 дней, а в почве — спустя 7 мес после смерти. Динамика изменения экстинкции зависит от цвета волос.
  4. Изменения уровня содержания макро- и микроэлементов кожи, а также величины оптической плотности волос под влиянием гниения необходимо учитывать при изучении химического состава кожных покровов и экстинкции растворов волос в целях идентификации личности при экспертизе расчлененных трупов, части которых находились в различных условиях.

похожие материалы в каталогах

Поздние трупные явления

похожие статьи

Спектрографическое дифференцирование археологических костных материалов от современных погребений / Рубежанский А.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 14-17.

Энтомологические и микробиологические особенности разложения трупов, подвергшихся воздействию пламени / Лаврукова О.С., Лябзина С.Н., Сидорова Н.А., Приходько А.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 30-34.

Судебно-медицинское значение изучения биодеградации в солоноватой водной среде / Джуваляков П.Г., Богомолов Д.В., Аманмурадов А.Х., Збруева Ю.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 46-49.

Диагностика давности наступления смерти в позднем посмертном периоде в судебно-медицинской практике (обзор литературы) / Кильдюшов Е.М., Ермакова Ю.В., Туманов Э.В., Кузнецова Г.С. // Судебная медицина. — 2018. — №1. — С. 34-38.

Специфика путрификации трупа под действием ферментных систем некробиома / Сидорова Н.А., Попов В.Л., Лаврукова О.С., Приходько А.Н., Лябзина С.Н., Тихомирова Е.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №5. — С. 18-22.