Морфологические изменения паращитовидных желез при черепно-мозговой травме различной давности

/ Мукашев М.Ш.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977 — №4. — С. 16-18.

Мукашев М.Ш. Морфологические изменения паращитовидных желез при черепно-мозговой травме различной давности

Кафедра судебной медицины Центрального института усовершенствования врачей Министерства здравоохранения СССР, Москва

УДК 617.51-001-036.8-07:616.447-091-07

Морфологические изменения паращитовидных желез при черепно-мозговой травме различной давности. Мукашев М.Ш. Суд.-мед. эксперт., 1977, № 4, с. 16-18.

Установлена динамика морфологических изменений и морфометрических показателей паращитовидных желез при черепно-мозговой травме различной давности, которые могут служить одним из морфологических критериев давности и прижизненности повреждения с учетом других судебно-медицинских и следственных данных.

Таблица 1. Иллюстрация 1.

 

MORPHOLOGICAL CHANGES OF PARATHYREOID GLANDS IN CRANIOCEREBRAL. INJURIES IN VARIOUS POST—TRAUMATIC PERIODS

M. Sh. Mukashev

The dynamics of morphological alterations and of morphometrical indices are exposed. The data may be useful in estimating the time elapsed after the infliction, of the injuries and in diagnosing their intravital/postmortal origin.

ссылка на эту страницу

Известно, что различные экстремальные воздействия, в том числе и черепно-мозговая травма, вызывают в организме комплекс защитноприспособительных реакций, которые проявляются в морфо-функциональных изменениях органов и систем. В адаптации организма к вредным воздействиям активное участие принимает и эндокринная система, которая является одним из важнейших звеньев в осуществлении приспособительных и компенсаторных механизмов. Поэтому в ответной реакции организма на черепно-мозговую травму закономерным является участие и паращитовидных желез. Однако указаний по этому поводу в литературе мы не обнаружили.

Паращитовидные железы 70 лиц в возрасте 18—50 лет, погибших от черепномозговой травмы, подвергали микроскопическому и гистологическому исследованию. Препараты окрашивали гематоксилин-эозином, по ван Гизону, Гейденгайну, Браше (РНК), реакцией Фельгена (ДНК), Шифф-реакцией (полисахариды). Для определения степени кровенаполнения подсчитывали количество сосудов в ткани желез на площади 0,01 мм2 гистологического препарата. Измеряли площадь ядер 50 главных темных, главных светлых и оксифильных клеток в отдельности, расположенных в различных полях зрения, с помощью винтового окуляр-микрометра при окуляре 15 и объективе 40 (Г.Г. Автандилов, 1965). Для изучения процентного соотношения клеток подсчитывали количество главных темных, главных светлых и оксифильных клеток в 8-10 полях зрения с помощью сетки Г.Г. Автандилова.

Особенности морфометрических показателей (вес, степень кровенаполнения, количество главных светлых и главных темных клеток, площадь ядер главных светлых и главных темных клеток) в зависимости от продолжительности жизни пострадавших послужили основанием для распределения материала на временные интервалы до 5 мин, 30 мин — 3 ч, 4 — 10 ч, 11 — 24 ч, 25 ч — 7 сут, 8 — 16 сут.

В качестве исходных данных приняли морфологическую картину паращитовидных желез трупов лиц, погибших непосредственно после черепно-мозговой травмы на месте происшествия (до 5 мин) и не употреблявших алкоголь перед смертью.

Наши исследования выявили определенные морфометрические изменения паращитовидных желез при черепно-мозговой травме на протяжении 16 сут (см.таблицу).

Из таблицы следует, что через 3 ч после повреждения увеличились вес железы на 0,019 г, степень кровенаполнения на 0,91, количество главных светлых клеток на 30,75%, площадь ядер главных светлых клеток на 3,91 мкм2 и главных темных клеток на 1,46 мкм2, а количество главных темных клеток уменьшилось на 25,49%. Все показатели статистически достоверны и указывали на усиление секреторной активности паращитовидных желез по сравнению с контрольной группой.

Через 4—10 ч после черепно-мозговой травмы отмечалось увеличение веса желез на 0,023 г, степени кровенаполнения на 1,03, количества главных светлых клеток на 42,45%, площади ядер главных светлых клеток на 5,75 мкм2. Количество главных темных клеток уменьшилось на 39,82% (см. рисунок на вклейке), что свидетельствовало о значительном повышении функциональной деятельности органа.

К 11—24 ч после травмы наблюдалось уменьшение веса паращитовидных желез на 0,021 г, степени кровенаполнения на 2,02, количества главных светлых клеток на 35,55%, площади ядер главных светлых клеток на 6,45 мкм2 и главных темных клеток на 2,16 мкм2 и увеличение количества главных темных клеток на 34,93%, которое указывало на постепенное снижение секреторной функции органа.

В поздние сроки (25 ч — 7 сут, 8—16 сут) отмечались морфологические изменения желез, характеризующие увеличение или снижение различных показателей.

Таким образом, признаки активации секреторной функции желез появлялись уже через 30 мин — 3 ч, постепенно нарастали и достигали наивысшего развития к 10 ч после повреждения. Через 11—24 ч обнаружено постепенное снижение функций органа. В дальнейшем морфометрические показатели характеризовались большим разнообразием, возможно обусловленным влиянием тяжести травмы и ее осложнениями (отек, набухание, дислокация головного мозга, бронхопневмония и др.). Нормализации функции паращитовидных желез не происходило.

На фоне алкогольной интоксикации значительное повышение секреторной деятельности паращитовидных желез выявлено уже к 20 мин — 2 ч: средний вес желез был увеличен на 0,019 г, степень кровенаполнения — на 0,96, количество главных светлых клеток — на 25,43%, площадь ядер главных светлых — на 3,83 мкм2, главных темных клеток — на 0,63 мкм2. Количество главных темных клеток

уменьшилось на 24,95% по сравнению с предыдущей группой. В период 3—24 ч отмечалось угнетение секреторной активности железы в отличие от группы без предшествующей алкогольной интоксикации. Средний вес желез уменьшился на 0,005 г, степень кровенаполнения на 2,21, площадь ядер главных светлых клеток на 1,41 мкм2. При продолжительности жизни пострадавших 25 ч — 16 сут морфометрические данные отличались большим разнообразием с тенденцией к снижению функциональной активности желез.

Таким образом, морфологические показатели паращитовидных желез подвержены определенным изменениям в зависимости от давности черепно-мозговой травмы и наличия алкоголя в организме, которые могут быть использованы в судебно-медицинской практике для диагностики давности повреждения в комплексе с другими судебно-медицинскими и следственными материалами.

 

Изменения паращитовидных желез при черепно-мозговой травме. а — при мгновенной смерти. Преобладание главных темных клеток; б — при смерти через 8 ч после повреждения. Значительное увеличение количества главных светлых клеток, полнокровие капилляров. Окраска гематоксилин-эозином. Ув. 20×.

похожие статьи

Комплексный подход к исследованию эндокринных органов в динамике посттравматического периода / Баринов Е.Х. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 154-155.

Гистологическая диагностика ранних сроков давности черепно-мозговой травмы / Панченко А.К. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 144-145.

Судебно-медицинская оценка сосудистых реакций при тупой сочетанной травме различной давности / Сундуков Д.В., Ларина М.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 94-95.

Гистологическая оценка давности ушибленных ран различной локализации по состоянию фибрина в сочетании с клеточными реакциями / Карпенко Т.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 117-119.

Морфологические критерии определения давности возникновения ран волосистой части головы (в судебномедицинском аспекте) / Гаибов А.Г. — 1974.

Лёгкая черепно-мозговая травма : клинические рекомендации / Потапов А.А., Лихтерман Л.Б., Кравчук А.Д., Охлопков В.А., Александрова Е.В., Филатова М.М., Маряхин А.Д., Латышев Я.А. — 2016.

Гистологическая диагностика ранних сроков давности черепно-мозговой травмы / Панченко А.К. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 144-145.

Интракраниальные повреждения черепных нервов при ЧМТ / Мацкевич А.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 145-146.

Повреждения ствола мозга при черепно-мозговой травме со смертельным исходом / Мазуренко М.Д., Мацкевич А.Н., Серватинский Г.Л., Иванов И.Н., Коржевская В.Ф., Соловьева И.П. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 138-139.

Механизм и морфология «закрытых» подкожных повреждений мягких тканей головы / Кузьмин А.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 131-132.