Некоторые организационные предложения по улучшению работы судебно-медицинских экспертов

/ Дерингас Л.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1965 — №1. — С. 50-51.

Дерингас Л.Н. Некоторые организационные предложения по улучшению работы судебно-медицинских экспертов

УДК 340.6.00Б

Шяуляйский межрайонный судебномедицинский эксперт

Поступила в редакцию 12/VII 1964 г.

ссылка на эту страницу

Существующая в настоящее время организация судебномедицинских учреждений, по нашему мнению, требует улучшения.

В самом деле, что может сделать работающий в одиночку районный или межрайонный эксперт? Как может он применить на практике полученные на курсах усовершенствования знания и навыки, не имея для этого базы (лабораторий, лаборантов)? Кроме того, имеются и другие затруднения в осуществлении его повседневной деятельности. Он не может полностью обеспечить выезды на места происшествий, так как, работая один, не имеет возможности постоянно дежурить и одновременно обеспечить в определенные часы прием живых лиц, экспертизы в судах, исследование трупов в своем и других районных моргах.

В связи с этим мы решили поделиться опытом организации судебномедицинской работы в Шауляе.

В городе работают два эксперта со стажем работы 15 и 20 лет. Мы обслуживаем город с населением до 100 000 человек и 3 района, центры которых расположены от нас в 40—60 км. При наличии прекрасных шоссейных дорог и хорошей обеспеченности санитарным транспортом эксперт всегда может своевременно прибыть в любой район. Мы дежурим по 1 неделе на дому и выезжаем на все места происшествий. Дежурный эксперт производит исследование трупов.

Амбулаторный прием эксперты проводят поочередно через день.

У нас имеются 2 штатные единицы фельдшеров, которые поочередно работают в морге и амбулатории, и 2 санитарки, которые также чередуются, работая в морге и амбулатории. Таким образом, созданы как бы две бригады. Имеется штатная должность медицинской сестры-лаборантки, работающей на полставки в гистологической лаборатории и на полставки в фотолаборатории.

Исследование трупов проводят в. 4 моргах; транспорт для выезда на вскрытия, согласно приказу министра здравоохранения Литовской ССР, представляет Шауляйская республиканская больница.

Мы поставили перед собой задачи:

  • 1) при выезде на места происшествий обязательно фотографировать трупы, а фототаблицы приобщать к актам исследования трупов (известно, что милиция и прокуратура не всегда фотографируют места происшествий);
  • 2) фотографировать каждый труп в ходе судебномедицинского исследования, фототаблицы прилагать к актам;
  • 3) при необходимости переснимать рентгенограммы и прилагать их к судебномедицинской документации;
  • 4) у всех трупов брать материал для гистологического исследования;
  • 5) у всех трупов исследовать кровь •я мочу на наличие и количество алкоголя;
  • 6) в случаях смерти от травмы обязательно прилагать схемы повреждений.

Двухлетний опыт нашей работы по указанному методу дает нам право предложить реорганизовать до сих пор существующую систему экспертных учреждений (городских, районных и межрайонных, где работает только один эксперт) с организацией зональных судебномедицинских экспертиз, объединяющих 3—4 экспертов во главе со старшим экспертом; обеспечить зональные судебномедицинские экспертизы гистологическими и фотолабораториями со штатом лаборантов и санитарным транспортом; обеспечить постоянное дежурство (на дому) одного судебномедицинского эксперта для быстрого и своевременного выезда на места происшествий.

Предлагаемые мероприятия, кроме того, будут способствовать повышению качества судебномедицинских экспертиз путем специализации экспертов по гистологии, приобретения знаний по фотографии и коллективно-комиссионного решения сложных экспертиз.

 

Примечание. Редакция считает, что статья Л.Н. Дерингаса в целом заслуживает внимания. Однако некоторые ее положения представляются спорными. В частности, вызывает сомнение целесообразность фотографирования всех трупов, проведения гистологического исследования и судебнохимического исследования крови и мочи на алкоголь также у всех трупов. Нам кажется, что такие мероприятия можно ограничить лишь теми случаями, когда в них есть необходимость. Рекомендуемый автором рутинный подход к фотографированию трупов и производству специальных лабораторных исследований превратит их в некую самоцель, не даст ощутимого улучшения качества судебномедицинских экспертиз и приведет к значительной и ненужной загрузке соответствующих лабораторий, что отразится на сроках проведения анализов, когда они действительно необходимы.

Редакция просит читателей высказать свое мнение по затронутым вопросам.

похожие статьи

Оценка качества экспертизы трупа в случаях убийств / Заславский Г.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 9-11.

Об эффективности применения “стандарта экспертной диагностики” при оценке случаев смерти в медицинских организациях / Налетова Д.М., Белянский К.Д. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 19-26.

Качество анализа медицинских документов и аутопсийных исследований при судебно-медицинской экспертизе повреждения нервной системы у новорожденных и грудных детей / Парилов С.Л., Нестеров А.В., Землянский Д.Ю., Егорова Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 182-184.

Правила рецензирования судебно-медицинских экспертиз : Справочно-методическое пособие / Авходиев Г.И., Касатеев А.В., Беломестнова О.В. — 2008.

Доказательность комиссионного судебно-медицинского заключения в уголовном процессе / Солодун Ю.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 42-46.