Третий симпозиум по судебной психиатрии в Берлине (ГДР)

/ Калашник Я.М. Гордова Т.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1965 — №2. — С. 58-60.

Калашник Я.М., Гордова Т.Н. Третий симпозиум по судебной психиатрии в Берлине (ГДР)

УДК &40. 63 ( 063) (431.0)

Центральный научно-исследовательский институт судебной психиатрии им. В.П. Сербского (дир. — доц. Г.В. Морозов). Москва

ссылка на эту страницу

В подготовляемом новом уголовном кодексе ГДР предусмотрены статьи, касающиеся психически больных и вопросов невменяемости.

Для обсуждения общих положений по данному вопросу 21—23/IX 1964 г. в Берлине проведен симпозиум, в котором приняли участие общество невропатологов и психиатров, Министерство юстиции, психиатрическая клиника Университета им. Гумбольдта и юридические институты ГДР, а также врачи и юристы социалистических и некоторых капиталистических стран.

Основной доклад «Новые принципы экспертизы и лечения уголовных преступников, а также профилактики криминальных действий» сделал Шевчик (судебнопсихиатрическое отделение Берлинской психиатрической клиники), который подчеркнул необходимость дифференцирования уголовной ответственности в каждом отдельном случае и различной оценки преднамеренного преступления и проступка, совершенного в связи т усложнившимися в высокоиндустриализированном обществе требованиями к отдельным личностям. Следует выяснять объективные и субъективно-индивидуальные основания, позволяющие понять совершение преступления; основную роль при этом играет психология и психолог. Докладчик справедливо предостерег от неуместного психологизирования, однако при обобщении полученных данных он допускает возможность корреляции между особенностями отдельных личностей и условиями совершения определенных форм преступлений. Правомерность таких прямых корреляций весьма сомнительна. Автор считает нужным, сохранить параграф об уменьшенной вменяемости и настаивает на расширении показаний за счет тяжелых патологических развитий, неврозов, психопатий и нарушений влечений, а при оценке психического состояния определять, насколько форма патологии стоит в понятной связи с совершенным правонарушением, причем наличие прямой корреляции он считает одним из основных доводов в пользу уменьшенной вменяемости и даже невменяемости. Советская наука не считает правомерными подобные корреляции, тем более что не всегда удается точно установить и психологически понятно объяснить мотивы правонарушения. Кроме того, клинические показания для установления невменяемости или уменьшенной вменяемости недостаточно четки, что допускает различные произвольные трактовки одних и тех же клинических состояний. Советская судебная психиатрия вопрос о вменяемости решает только альтернативно (вменяем—невменяем). В докладе указано, что употребление алкоголя, уменьшающее вменяемость, не должно служить основанием для снижения наказания. При наличии дополнительных вредных факторов (помимо алкоголя) может возникнуть вопрос об уменьшенной вменяемости или даже о невменяемости. Рассмотрены также вопросы наказания, воспитания и лечения как отдельных звеньев единой системы социалистического перевоспитания и правовые и организационные формы судебно-психиатрической экспертизы (в частности, экспертизы несовершеннолетних). Докладчик считает оправданной принятую в ГДР систему децентрализации судебно-психиатрической экспертизы.

Проф. Лекшас (юрист) в докладе «Основные черты ответственности и вины в социалистическом уголовном праве» сделал обзор, касающийся принципов ответственности и наказания в социалистических странах. Смысл и этическая сторона уголовного права ГДР состоят в том, чтобы вернуть нарушителя на путь правильного поведения в обществе. Это соответствует правовым установкам СССР и других социалистических стран.

Юристы Хиндерер (Галле) и Барник (Потсдам) детально осветили некоторые правовые аспекты проблемы вменяемости.

Штолтенгофф (Арнсдорф) в докладе «Новое регулирование стационирования психически больных» подчеркнул необходимость профилизации больниц для «судебных больных» и пробной выписки с согласия окружного психиатра.

Проф. Ланге (Дрезден) в докладе «Терапия, лечебное воспитание и медицинская профилактика, проводимые по заданиям судебных органов» предложил помещать нарушителей в специальные психиатрические больницы, приюты для невменяемых и уменьшение вменяемых, лечебницы для алкоголиков, рабочие дома или привлекать их к работе вне стационаров в принудительном порядке. Этот доклад интересен для нас, однако пн не дает четкого представления о показаниях к применению отдельных мероприятий. Так, в частности, неясен порядок применения уголовных санкций в отношении лиц, признанных уменьшение вменяемыми и помещенных в стационар, а также направляемых в рабочие дома.

В докладах юриста проф. Оржеховского (Лейпциг) и психиатра проф. Шварца : (Грейфсвальд) речь шла о борьбе и «лечении» гомосексуализма, эксгибиционизма и других сексуальных аномалий. Считая гомосексуализм (в ряде стран, в том числе и в ГДР, он не преследуется) аморальным проявлением, юристы и психиатры поднимают вопрос о способах борьбы, в частности о психотерапии. Высказаны и скептические замечания о возможности «лечения» гомосексуализма. Здесь следует говорить о социальной педагогике.

Проф. Кайзерлинг (Пена) в докладе «О мероприятиях по борьбе с алкоголизмом», касаясь проекта закона, предложил наказывать лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, и тех, кто уклоняется от назначенного противоалкогольного лечения. В докладах венгерских психиатров Форнади и Ирани изложены взгляды на вопросы вменяемости при опьянении, которые близки нашим.

Юрист доц. Хартманн (Берлин) отметил, что в новом УК расширен объем лечебно-воспитательных мероприятий в отношении правонарушителей-подростков. К ним должны применяться преимущественно меры, не сопровождающиеся лишением свободы, а опирающиеся на воспитательную силу социалистического общества. Только при тяжких преступлениях им надо назначать наказание, отбываемое в специальных учреждениях.

Остальные доклады по экспертизе несовершеннолетних касались перевоспитания и «лечения» подростков-преступников. Важно указание о необходимости оценки степени «психической зрелости» и особо осторожного подхода к инфантилизму.

С докладами об уголовной ответственности и экспертизе выступили проф. Шипковенский (Болгария), проф. Гадлик (Чехословакия), проф. Савицкий (Польша),

Ю. Mopyr (Румыния), Ирани (Венгрия), Стюруп (Дания), Эрхардт (ФРГ), проф. Я.М. Калашник (СССР). Последний изложил условия проведения психиатрической экспертизы в СССР. Томоруг, выступая в прениях, разделил точку зрения советских психиатров о крайне редких случаях патологического опьянения. Проф. Савицкий (Польша) отметил, что хотя в СССР и нет понятия уменьшенной вменяемости, но законом предусмотрены смягчающие вину обстоятельства, а это якобы одно и то же. Эрхард указал, что он также согласен со взглядами сотрудников Института им. Сербского о редкости случаев патологического опьянения.

По вопросу об особенностях экспертизы, воспитательных мер и лечения подростков выступали представители тех же стран. Т.Н. Гордова (СССР) отметила исключительно осторожное отношение нашего закона, государственных и общественных организаций к подросткам, совершившим преступление. В частности, она указала, что проводимое в СССР лечение по медицинским показаниям совершенно не соответствует «лечению» по социальным показаниям подростков-правонарушителей на Западе. Кучера (Чехословакия) сообщил о довольно дифференцированной системе их перевоспитания. Представители других социалистических стран говорили о большом внимании, уделяемом в настоящее время вопросу о криминальных поступках несовершеннолетних и способах их предупреждения.

По вопросу о государственных мерах и лечении невменяемых выступил проф. Я.М. Калашник, доложивший о порядке назначения и осуществления в СССР принудительного лечения лиц, совершивших общественно опасное деяние и признанных невменяемыми.

По этому же вопросу Стюруп сообщил, что в Дании с лицами, совершившими преступление и отличающимися психическими аномалиями, работают не только психиатры, но также психологи и педагоги. Их длительное время содержат в специальном стационаре, а после выписки наблюдают в течение 6—7 лет.

Томоруг предложил созвать международный симпозиум по судебной психиатрии в Москве в 1966—1967 гг. В заключение нужно сказать, что проект нового Уголовного Кодекса ГДР предусматривает более тщательную, чем прежде, оценку психических аномалий, более широкое использование судебно-психиатрической экспертизы в случаях, где психическое состояние обвиняемого внушает сомнение судебным органам. В этом он значительно приблизился к правовым и организационным нормам советского законодательства.

Однако остаются еще некоторые расхождения между правовыми установками СССР и ГДР — понятие уменьшенной вменяемости, предложение устанавливать психологически понятные связи между правонарушением и особенностями личности и заболевания, — что подверглось критике советских психиатров.

похожие материалы в каталогах

Судебно-психиатрическая экспертиза

похожие статьи

Вопросы практического применения приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. № 3н “Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы” и предложения по его совершенствованию / Юрасов В.В., Смахтин Р.Е., Шлапак А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 43-45.

К разграничению сверхценных идеи ревности психопатов от близких по содержанию бредовых идей больных шизофренией / Шостакович Б.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 39-43.

Общественно опасные действия психически больных, обусловленные болезненными переживаниями синдрома Кандинского-Клерамбо / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 34-39.

Судебная психиатрия. Под редакцией Г.В. Морозова; изд-во «Медицина». М., 1965. / Лещинский А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 57-59.

Клинические отграничения и судебно-психиатрическая оценка реактивных психозов с экспансивно-стеническим бредообразаванием / Свириновский Я.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 46-49.