Рефераты

/ Левченков Б.Д.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966 — №1. — С. 52-57.

Левченков Б.Д. Рефераты

УДК 340. 624. 8 (420 + 73) (048. 1)

ссылка на эту страницу

D. Blair. Доказательства медицинского характера в бракоразводном процессе (Proof in matrimonial proceedings—The medical aspect), Med. sci. law, 1965, 5. 2, 65—73 (англ. — Великобритания)

Согласно закону от 1950 г., в Англии допускается развод по следующим основаниям: нарушение супружеской верности после вступления в брак; отсутствие ответчика (ответчицы) по неуважительной причине в течение 3 лет, непосредственно предшествовавших предъявлению иска; жестокое обращение; неизлечимое психическое заболевание, требующее постоянного специального наблюдения и лечения в течение 5 лет, непосредственно предшествовавших предъявлению иска. Основанием для расторжения брака служат также следующие обстоятельства: супруги не приступали к половой жизни ввиду отказа ответчика (ответчицы); одна из сторон к моменту вступления в брак недееспособна, ответчик (ответчица) в момент вступления в брак страдал венерической болезнью в заразной форме; ответчица в момент вступления в брак была беременна от другого лица. Из указанных выше причин недееспособность, венерическая болезнь и беременность признаются уважительными лишь при условии, если они не были известны истцу (истице) при вступлении в брак; если иск возбужден не позже чем через 1 год после вступления в брак, если, узнав о таких обстоятельствах, истец (истица) прекратил с другой стороной половые отношения. Кроме указанных, существуют и специальные поводы для бракоразводного иска со стороны жены: осуждение мужа за изнасилование, гомосексуализм или скотоложство, совершенные после вступления в брак. При рассмотрении в суде большинства дел упомянутых категорий весьма важную, а нередко и решающую роль приобретают медицинские данные и в частности, судебномедицинская и судебнопсихиатрическая экспертизы.

 

G. Parker. Синдром избитого ребенка (The battered child syndrome). Med. sci. law, 1965, 5, 3, 160—163 (англ. — Великобритания)

Указывается большое число случаев жестокого обращения с детьми в США - причинение детям телесных повреждений вплоть до увечья. Законодательные меры, направленные на защиту детей, существуют не во всех штатах, но и там, где они есть, они явно недостаточны. Так, в некоторых штатах врача обязывают сообщать об известных ему подобных случаях в полицию или благотворительные организации. Однако это предписание не дает особого эфекта, поскольку врач в таком случае рискует быть привлеченным к ответственности за разглашение врачебной тайны, если только в ходе следствия не удастся с достоверностью доказать наличие злого умысла со стороны родителей или опекунов пострадавшего ребенка. Что же касается благотворительных организаций, то они маломощны в финансовом отношении и не располагают необходимыми кадрами и полномочиями. Автор указывает, что следовало бы направить усилия на устранение причины, а не последствий, но тут же замечает, что это едва ли возможно, так как вопрос упирается в «неизлечимое» социальное зло: безработицу, материальную нужду, необеспеченность жильем и другие невзгоды, которые чаще всего обрушиваются на те семьи, где наблюдается жестокое обращение с детьми. Нам хочется внести в это пессимистическое утверждение лишь одно уточнение: социальное зло «неизлечимо» в условиях капитализма!

 

G. Tong, Т. Pang. Смертельные повреждения, причиненные собаками (Savaged to death by dogs), Med. sci. law, 1965, 5, 3, 158—160 (англ. — Великобритания)

Женщина 47 лет подверглась нападению 6 бродячих собак. Видевший это свидетель не пришел ей на помощь и не видел развязки событий. Труп был обнаружен без всякой одежды (до происшествия покойная была одета по-летнему), обрывки которой были разбросаны вокруг него. Часть носа, левой ушной раковины и левая кисть отсутствовали. Ткани шеи были разорваны в нескольких местах, гортань смята и сломана. По всему телу рассеяно около 150 круглых колотых и линейных рваных ран; обращало на себя внимание то, что многие раны располагались попарно — линейная примыкала к круглой.

В другом случае на домашнюю работницу внезапно набросились 4 собаки-боксера, за которыми она ухаживала. К тому моменту, когда собак удалось отогнать, женщина лишилась сознания, потеряв много крови. Смерть наступила по пути в больницу. Обе руки были искусаны настолько, что напоминали «котлетный фарш», крупные сосуды верхних конечностей были разорваны, отдельные участки по их протяжению были вырваны совсем. Кроме того, на теле обнаружено около 80 таких же парных ран, какие описаны в первом случае.

В обоих случаях на теле имелись характерные параллельные и веерообразные линейные ссадины — следы когтей. Судебномедицинская диагностика облегчалась тем, что расположение ран как бы повторяло очертания челюсти собаки. Причиной смерти в обоих случаях явился шок и острое малокровие. Остается непонятным, почему собаки вдруг набросились на человека, который за ними ухаживал.

Приведены иллюстрации.

 

J. Rаеkа11iо. Гистохимическое дифференцирование прижизненных и посмертных ран кожи (Ober die Unterscheidung vitaler und postmortaler Hautwunden mittels histochemischer Methoden), Acta med. leg. soc., 1965, 18, 1, 39—45 (нем. —Бельгия)

Морским свинкам наносили прижизненные резаные повреждения кожи спины. В прижизненных ранах отмечалось повышение энзимной активности, возникавшее в сроки, различные для каждого фермента. Так, у лейцинаминопептидазы активность повышалась через 2 часа, у кислой фосфатазы — через 4 часа, у щелочной фосфатазы, цитохромоксидазы и сукциндегидрогеназы — через 8 часов, у рибонуклеиновых кислот и кислых мукополисахаридов — через 23 часа после ранения. Эти изменения были выражены только в окружности прижизненных ран, их удавалось устанавливать в течение не более 5 дней после смерти. Таким образом, нарастание активности лейаинаминопептидазы и кислой фосфатазы служит доказательством прижизненности повреждения, а остальные гистохимические реакции позволяют установить давность ранения. Полученные экспериментальные данные подтверждены экспертным секционным материалом.

Приведены иллюстрации и таблицы. Библиография: 20 названий.

 

I. Fazekas. Микроскопические изменения при шоке различного происхождения (Alterations microscopiques dans les cas de mort par choc, d’origines differentes), Ann. med. leg., 1945, 45, 2, 145—150 (фр. — Франция)

Исследовали 91 случай смерти от шока (механическая, электрическая, ожоговая, операционная травма, эклампсия, отравления и др. ). Основными находками были мобилизация печеночных клеток, слущивание эндотелия, скопления гранулоцитов в сосудах различных органов, зернистость лейкоцитов и их распад на гранулы. Подобные изменения можно считать характерными для шока, так как они ни разу не встретились при других видах смерти.

Библиография: 7 названий.

 

R. Martin, J. Proteau, J. Caroff, M. Louvier. Редкая причина внезапной смерти — аневризма венечной артерии (Une cause rare de mort subite: l’aneurisme coronarien), Ann. med. leg., 1965, 45, 2, 173—181 (фр. —Франция)

Мужчина 46 лет, ранее ничем не болевший, внезапно умер за рулем автомобиля. Накануне смерти он жаловался на недомогание, а в день смерти обращался в больницу, добиваясь госпитализации, в чем ему было отказано. При исследовании трупа обнаружена аневризма опоясывающей ветви правой венечной артерии с атеросклеротическими бляшками в стенке и пристеночным тромбозом. Авторы полагают, что в данном случае имелся врожденный дефект развития.

Приведены иллюстрации. Библиография: 37 названий.

 

F. Kurrein. Расслаивающая аневризма венечной артерий (Dissecting aneurism of the coronary artery). Med. sci. law, 1965, 5, 2, 109—111 (англ. —Великобритания)

Женщина 39 лет, ранее не предъявлявшая жалоб, внезапно умерла во время надевания чулок. При вскрытии обнаружена расслаивающая аневризма стенки опоясывающей ветви левой венечной артерии в области дистальной трети, резко суживавшая просвет сосуда. Какие-либо склеротические изменения как в области аневризмы, так и в других частях отсутствовали. Гистологически В области аневризмы обнаружена повышенная извитость внутренней эластической мембраны и мелкие дефекты в ней.

Во втором случае женщина в возрасте 51 года внезапно умерла во сне. Ранее иногда жаловалась на «замирание» в сердце. При вскрытии трупа обнаружена расслаивающая аневризма стенки левой нисходящей венечной артерии, переходящая на начальную часть опоясывающей ветви. Аневризма вызвала резкое выпячивание интимы. Гистологически — та же картина, что и в первом случае.

По мнению автора, причиной возникновения аневризм в обоих случаях явились врожденные дефекты развития сосудистой стенки, в частности ее эластической мембраны.

Приведены иллюстрации. Библиография: 10 названий.

 

M. Kernbaаch, A. Artin. Патогистологические и судебно-медицинские исследования при дистрофии миокарда. Сообщение I (Recherches histopathologiques et medico-judiciaires sur les dystrophies au myocarde), Acta med. leg. soc., 1965, 18, 1, 77—97 (фр. — Бельгия)

Авторы поставили задачу выявить в миокарде границу. изменений, несовместимых с жизнью. Исследовали 67 сердец людей, умерших от сердечно-сосудистых и инфекционных заболеваний, отравлений, асфиксии и др. Возраст умерших от 20 до 78 лет. Чаще встречалась фрагментация миофибрилл, далее следовали гомогенизация их, изменения в ядрах, вакуолизация саркоплазмы, микронекрозы, зернистая дистрофия и др. На первом этапе миодистрофии сердца происходит гомогенизация миофибрилл со сглаживанием (вплоть до полного исчезновения) поперечной исчерченности. В дальнейшем развивается набухание, зернистая дистрофия саркоплазмы, иногда отек ее. В конечной стадии происходит вакуолизация, завершающаяся полным миолизом и микромаляцией, захватывающей и ядро. Вообще изменения объема, формы и тинкториальных свойств ядер, а также полный кариолиз нарастают параллельно изменениям в протоплазме, но чаще несколько запаздывают. Перед судебномедицинским экспертом каждый раз стоит задача в целях правильной трактовки данного случая уточнить, являются ли изменения миокарда первичными или вторичными. Авторы считают, что фрагментация миокарда является показателем несовместимых с жизнью изменений. Они категорически отвергают возможность ее посмертного возникновения, на которую указывали многие исследователи.

Приведены иллюстрации. Библиография: 19 названий.

 

В. Кnight. Посмертное выявление ранних стадий инфаркта миокарда (The post-mortem demonstration of early myocardial infarction), Med. sd. law, 1965, 5, 1, 31—34 (англ. — Великобритания)

B большинстве руководств сказано, что морфологические признаки инфаркта миокарда удается выявить на трупе лишь тогда, когда смерть последовала не раньше 8—12 часов после начала развития инфаркта. Автору удалось выявить морфологические изменения, свойственные более ранним стадиям этого заболевания. Окраской гематоксилин-эозином при инфаркте 2-часовой давности в миокарде обнаруживается зернистость цитоплазмы, при 4-часовой — повышенное восприятие эозина, при 12-часовой — сморщивание и образование перехватов наподобие сосисок. Утрата поперечной исчерченности не говорит о раннем инфаркте, иногда исчерченность сохраняется в старых некротических очагах. С меньшим успехом можно применять и другие окраски. Хорошие результаты дает макроэнзимный метод. Из желудочков ножом готовили поперечные срезы толщиной 0, 5 см, которые выдерживали в течение часа в термостате в 1% растворе трифенил-тетразола в фосфатном буфере с pH 8, 0. Вследствие восстановления тетразола нормальный миокард приобретает ярко-красную окраску, а очаги инфаркта остаются неокрашенными. Окраску можно закрепить формалином на неопределенно долгий срок, при этом захватывается лишь поверхностный слой, так что объект остается годным для дальнейшего гистологического изучения обычными методами. Описаны и некоторые другие энзимные методики (на замороженных срезах). Автор считает, что если бы подобное исследование проводили во всех случаях внезапной смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, то можно было бы выявить много «немых» инфарктов.

Приведены иллюстрации. Библиография: 12 названий.

 

W. James, В. Кnight. Ошибки при определении давности смерти (Errors in estimating time since death), Med. sci. law, 1965, 5, 2, 111—116 (англ. —Великобритания)

У 100 трупов измеряли температуру в прямой кишке. Принимая за прижизненную температуру 37°, определяли таким образом степень понижения температуры. Для того чтобы по степени понижения температуры определить давность смерти, вносили соответствующую поправку на температуру окружающей среды. Поправочные коэффициенты 1, 1, 25, 1, 5, 1, 75 и 2 соответственно для внешних температур 0, 5, 10, 15 и 20°. Таким образом, если, например, температура воздуха 10°, а ректальная температура 27°, то давность смерти (37—27) × 1,5 = 15 часов. Кроме того, вносили эмпирические поправки на степень упитанности трупа и характер одежды. Учитывали также и степень выраженности других признаков действительной смерти. Вычисленные данные сверяли с фактическими, установленными на основании материалов дела. Методика имеет лишь грубо ориентировочное значение, происходили ошибки, иногда довольно значительные, преимущественно в сторону занижения, особенно если давность смерти превышала 36 часов. Авторы рассматривают свои исследования как первоначальную попытку установить объективные критерии давности смерти и указывают на необходимость дальнейшей разработки этого вопроса.

Приведены таблицы. Библиография: 2 названия.

 

J. Voigt. Характерные посмертные изменения, причиненные жуком-кожеедом (Specific post-mortem changes produced by larder beetles). J. forens. med., 1965, 12, 2, 76—80 (англ. — Южно-Африканская Республика)

В квартире был найден частично скелетированный труп мужчины. Судя по наружному осмотру и материалам дела, смерть последовала 1—2 года назад. Интерес представляли изменения мягких тканей, обнаруженные при вскрытии. Подкожная клетчатка и мышцы повсюду оказались замещенными коричневатой, местами беловатой, сухой волокнистой массой, напоминающей спутанный конский волос (см. рисунок). Волокна были тонкие, гибкие, довольно длинные. Гистологическим исследованием установлено, что они состоят из остатков коллагеновой соединительной ткани, покрытых тонким слоем муцина. Среди волокон находилось большое количество пустых хитиновых шкурок. Энтомолог определил, что последние принадлежат личинкам и куколкам жуков Dermestes lardarius и Dermestes haemorrhoidalis, а волокна представляют собой их экскременты. Муциновая пленка образуется в кишечнике личинки и обволакивает его содержимое. Указанные жуки широко распространены, они принадлежат к так называемым кожеедам и часто встречаются среди трупной фауны. Меньен относил их к 3-й группе насекомых, появляющихся на трупе через 3—6 месяцев после смерти, когда жиры организма разложились до жирных кислот, издающих прогорклый запах.

Волокнистая масса, содержащая оболочки личинок и куколок.

Приведены иллюстрации.

 

Н. Lander, Р. Hodge, С. Crisp. Мышьяк в волосах и ногтях; его значение при остром отравлении (Arsenic in the hair and nails. Its significance in acute poisoning), J. forens. med., 1965, 12, 2, 52—67 (англ. — Южно-Африканская Республика)

Исследовали 25 случаев острых смертельных и несмертельных отравлений однократным приемом мышьяка (чаще — трехокисью его в щелочном растворе). Хроническое отравление, а также предшествующие приемы мышьяка и иные контакты с ним с достоверностью исключались. Исключалась и возможность попадания мышьяка на волосы и ногти извне, например с рвотными массами. Исследовали тщательно промытые волосы с разных частей волосистых участков тела и ногти с рук и ног. Волосы и ногти брали повторно, в разные сроки после введения мышьяка в организм. Уже в первые часы после отравления во всех образцах волос и ногтей обнаруживали мышьяк, иногда в значительных количествах, которые в дальнейшем нарастали. Какой-либо закономерности в распределении мышьяка по длине волоса и ногтя в зависимости от срока не отмечено. Наличие мышьяка в волосах и ногтях вскоре после отравления объясняется значительным содержанием его в поте. У всех пострадавших отмечалось обильное потоотделение, пот в большом количестве попадал на волосы и ногти, и мышьяк быстро и прочно фиксировался на них, вступая в соединение с содержащимися в кератине сернистоводородными комплексами. После этого он уже не поддавался удалению даже при самом основательном мытье. Наличие мышьяка в поте устанавливали путем наложения на выбритую кожу предплечья сухой марлевой повязки. При последующем исследовании этой повязки обнаруживали большие количества мышьяка. Авторы. категорически оспаривают широко распространенное мнение о том, что нахождение мышьяка в волосах и ногтях характерно только для хронического отравления или отдаленного введения мышьяка в организм

Приводим таблицы. Библиография: 8 названий.

 

I. Moraru, I. Quai, C. Nanes, С. Соtutiu, S. Vоinesсо. Острое отравление хлорпромазином. Морфопатологические и экспериментальные исследования (Etude morphopathologique et experimental de l’intoxication agud par la chlorpromazine), Acta med. leg. soc., 1965, 18, 1, 17—23 (фр. — Бельгия)

В 3 случаях смертельного отравления людей хлорпромазином наблюдали различные циркуляторные расстройства, дегенеративные изменения в печени и иногда в нервных волокнах. Проведены опыты на крысах, которым вводили хлорпромазин внутривенно в сублетальных и летальных дозах и внутримышечно. Токсическое действие проявлялось в первую очередь в центральной нервной системе в виде поражения нейронного аппарата (степень поражения зависела от дозы хлорпромазина). Наблюдавшиеся дегенеративные изменения в паренхиматозных органах следует объяснить развивающейся тканевой гипоксией, а не цитотоксическим действием препарата. Морфологическая картина при отравлении несколько напоминала таковую при экспериментальной эпилепсии.

 

I. Preda, С. Patica, A. Manolescu. Острое смертельное отравление тиофосом. Гистологические и биохимические исследования (Etude morphopathologique et biochimique de I’intoxication ague lethale par le parathion), Ann. med. leg., 1965, 45, 2, 156—168 (фр. — Франция)

При исследовании трупов с большим постоянством отмечали сужение зрачков и резкое окоченение. При остром пероральном отравлении в желудке и начальной части тонкого кишечника обнаруживали тиофос в виде зеленой маслянистой жидкости, в легких — отек и полнокровие. Часто встречались кровоизлияния и некрозы в поджелудочной железе как проявление ваготонии, вызывающей усиленную секрецию панкреатического сока с самоперевариванием стенок протоков. Во всех случаях отмечено снижение активности холинэстеразы: приблизительно на 20% при смерти в первые часы и на 38—50% при смерти в более поздние сроки. Смерть наступает вследствие ацетилхолиновой интоксикации.

Приведены иллюстрации. Библиография: 16 названий.

 

I. Preda, A. Manolescu, G. Rafа. Гистологические изменения в печени при смерти от септических и токсических осложнений в связи с абортом (Aspects histologiques du foie dans les complications mortelles septiques et toxiques de l’avortement), Ann. med, leg., 1965, 45, 2, 151—155 (фр. — Франция)

При токсических осложнениях аборта на первый план выступает картина печеночно-почечной недостаточности с желтухой, анурией, уремией и анемией. В печени отмечаются дистрофические явления, свойственные отравлениям вообще: вакуолизация цитоплазмы в центральной части долек со скоплениями жира в вакуолях. При преобладании септического синдрома находили очаговые некрозы, явления острого межуточного разлитого или очагового гепатита, реже — очаги жировой дистрофии, возможно, посмертного происхождения.

Приведены иллюстрации.

 

J. Ducos, R. Мadrangе, М. Vаrsi, Р. Со1оmbiеs. Серологическая идентификация очень малых кровяных пятем путем выявления антигенов Gma и Gmx (Identification de taches de sang minimes par la mise en evidence des antigenes Gma et Gmx, Ann. med. leg., 1965, 45, 2, 140—144 (фр. — Франция)

Приведен случай практической экспертизы. При попытке к изнасилованию последовала борьба, в ходе которой у подозреваемого и потерпевшей возникли небольшие царапины; на одежде и на носовом платке появились очень небольшие пятнышки крови. Кровь подозреваемого имела следующую характеристику: OMNP—CcDEK—Gm (a+b+x+); потерпевшей: OMNP—CcDEK—Gm (a+b+x-). Различие имелось лишь в факторе Gmx. Ввиду малого количества материала реакцию абсорбции ограничили факторами Gm (а) и Gm (х). По этой же причине реакция антиген—антитело получалась очень слабой и потребовалась специальная техника для ее выявления. Удалось установить, что следы крови на одежде потерпевшей не могли принадлежать ей, но могли принадлежать подозреваемому. Последний в дальнейшем подтвердил, что вытирал свои повреждения этой одеждой. Приведена методика исследования.

Библиография: 9 названий.

похожие статьи

Условия и характер работы медицинского персонала моргов Великобритании: вопросы охраны здоровья, обеспечения инфекционной безопасности и снижения рисков заражения / Шигеев С.В., Фетисов В.А., Минаева П.В., Гусаров А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 54-58.

Рефераты / Ачеркан Н.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 49-54.

Некоторые пути преодоление недостатков назначения судебно-медицинской экспертизы в Белоруссии / Ефимов Л.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 19-20.

Судебная медицина Китайской Народной Республики, от истоков до наших дней / Клевно В.А., Назаров Ю.В. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 44-48.

Стандарты проведения судебно-медицинского вскрытия / Петерсон Г.Ф., Кларк С.К. — 2006.

больше материалов в каталогах

Судебная медицина в других странах