Вопросы профилактики преступности среди несовершеннолетних в судебно-психиатрическом аспекте

/ Морозов Г.В. Фелинская Н.И.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966 — №2. — С. 40-43.

Морозов Г.В., Фелинская Н.И. Вопросы профилактики преступности среди несовершеннолетних в судебно-психиатрическом аспекте

УДК 340. 63: 362. 74

Центральный научно-исследовательский институт судебной психиатрии им. В.П. Сербского (дир. — проф. Г.В. Морозов), Москва

Поступила в редакцию 21/ΙΧ 1965 г.

ссылка на эту страницу

Проблема преступности несовершеннолетних, как известно, имеет различные аспекты, изучением которых занимаются соответствующие -специалисты. Мы считаем, что некоторым направлениям, в которых ведется изучение, должно быть уделено больше внимания, чем это имело место до последнего времени. В случаях, когда различные аспекты этой проблемы объединяют или рассмотрением их начинают заниматься специалисты иных профилей, можно допустить методологические ошибки и прийти к неправильным выводам. По поводу профилактики преступности несовершеннолетних постоянно возникают споры на международных встречах судебных психиатров.

Так, на I Международном конгрессе по социальной психиатрии (Лондон, 1964) Э. Глюк и Ш. Глюк (США) сделали доклад о перспективах организации «предсказания» преступности. Они составили таблицы опроса для выявления детей — «будущих правонарушителей». В число критериев вошли пункты, свидетельствующие о неблагоприятной обстановке в семье (развод родителей, алкоголизм в семье и др. ) и школе (насмешки товарищей, конфликты с педагогами). Авторы подчеркнули пользу «таблиц предсказания» для администрации и правосудия при решении вопроса о сроках заключений. Иными словами, вопрос о наказании, по их мнению, следует решать не в соответствии с характером конкретной вины, а по «предпреступному состоянию», соответствующему «опасному состоянию» социологической школы уголовного права. Таким образом, в этом докладе смыкаются положения антропологической (преступление как фатум) и социологической школы.

Мы не отрицаем большой роли микросоциальных отношений (отношения в семье, школе и пр. ) в формировании антисоциального поведения подростка, однако, изучая эту проблему и соглашаясь с некоторыми фактическими данными, мы приходим совсем к иным выводам о мероприятиях по борьбе с преступностью среди несовершеннолетних.

Всякое практическое мероприятие в этом направлении, естественно, должно являться следствием системы взглядов на сущность тех явлений, с которыми мы боремся. Поэтому профилактика преступности несовершеннолетних в СССР проводится, исходя из наших взглядов на преступление и личность преступника, с учетом имеющихся особенностей. Наши судебные психиатры считают, что преступные действия, совершаемые душевнобольными по патологическим мотивам, не являются преступлением в истинном значении этого слова, а лишь опасными действиями психически больных. И здесь надо согласиться с Гиббенсом (Англия), что число опасных действий уменьшается по мере усовершенствования психиатрической помощи. Однако это не относится к. преступности в истинном ее значении.

Поэтому проблема борьбы с преступностью несовершеннолетних, с нашей точки зрения, имеет два основных направления: 1) предупреждение преступности и перевоспитание несовершеннолетних преступников; 2) предупреждение опасных действий душевнобольных и лечение несовершеннолетних душевнобольных, совершивших опасное действие.

Первая задача находится вне компетенции врача-психиатра. Ее должны разрешать юристы, социологи, педагоги, психологи, общественные организации. Это — социальная проблема. Поэтому мы не беремся делать какие-либо выводы, а ограничимся лишь приведением некоторого фактического материала. Что же касается второй задачи, то здесь мы позволим себе высказать некоторые соображения. Нам известно, что среди несовершеннолетних правонарушителей есть определенный процент лиц, имеющих те или иные отклонения в психической сфере. Для того чтобы лучше разобраться в этом вопросе и наметить более правильные пути профилактики общественно опасных действий несовершеннолетних, мы организовали бригаду, в которую вошли судебные психиатры и психиатры кафедры II Московского медицинского института (В.А. Гурьева, В.Л. Пивоварова, Л.А. Пастушенко, Э.С. Наталевич, Μ. Ф. Тальце, Ф.В. Кондратьев, Ю.А. Шапкин, В.Я. Гиндикин и Е.А. Косова), и решили обследовать группу несовершеннолетних, состоящих на учете в детских комнатах милиции.

На основании результатов анализа психического состояния их разделили на 2 группы.

В 1-ю группу вошли подростки, в анамнезе и психике которых не удалось выявить патологических особенностей: психических нарушений или психопатической структуры характера. 2-ю группу составили подростки с какими-либо болезненными проявлениями со стороны психики.

При анализе как 1-й, так и 2-й группы обращает на себя внимание большая роль семейно-бытовых отношений в формировании поведения, причем в 1-й группе они занимают основное место, во 2-й — меньшее, но все же способствуют росту и развитию психической недостаточности. Роль социального фактора здесь надо понимать, как роль микросоциальных отношений.

В благополучной семейной обстановке развивалось только 25, 2% обследованных, в неблагополучной — 74, 8%. Если рассматривать раздельно различные формы этого влияния неблагополучной окружающей среды, то на первом месте стоит алкоголизм родителей, на втором — безотцовство, на третьем — безнадзорность (родители заняты, а дети предоставлены сами себе), на четвертом — конфликтная обстановка в семье (ссоры, измены и правонарушения родителей), на пятом — неправильное воспитание (чрезмерное баловство или чаще чрезмерная строгость). Перечисленные факторы неблагоприятной обстановки довольно часто сочетаются. Следует указать и на роль конфликтов в школе: плохие отметки, насмешки товарищей, неверие в свои силы. Подросток уходит в другую среду, потому что его не устраивает школьная обстановка, так как ему не удалось занять среди товарищей удовлетворяющего его положения. Иногда неустроенность в школе (отказ школы от него — исключение из нее) и невозможность устроиться работать по интересующей его специальности приводят к тому, что подросток проводит время на улице, попадает в дурную компанию.

Мы уже сказали, что 1-я группа не подлежит ведению психиатров. Школа, родительские комитеты и милиция могут сами осуществлять организационные мероприятия, направленные на профилактику преступности. Помощь психиатров требовалась только в случаях, когда было нужно стационировать родителей-алкоголиков и изымать детей из неблагополучной семейной обстановки.

Во 2-ю группу вошли подростки с признаками психического заболевания, органического поражения центральной нервной системы или психопатическими чертами характера и невротическими проявлениями: с психозами, олигофренией, органическими поражениями центральной нервной системы, психопатиями и психопатическими чертами характера, неврозами и невротическим развитием, алкоголизмов, психофизическим инфантилизмом.

Первое место заняли психопатии. В эту группу вошли ребята с патологическими характерологическими особенностями: повышенной возбудимостью, недержанием аффекта, моторной расторможенностью, неусидчивостью, т. е. теми чертами, которые характеризуют психопатию типа возбудимых; другие были склонны к рисовке, браваде, фантастическим вымыслам, лживости, носившей как целенаправленный, так и нецеленаправленный характер. Все эти черты типичны для истерической психопатии. В некоторых случаях отмечена замкнутость, недоверчивость, отгороженность, неуверенность в себе, склонность к навязчивым сомнениям, т. е. психопатические особенности типа тормозимых психопатий. Иногда имела место мозаичная структура психопатии с разноплановостью интересов, поверхностностью, постоянным противопоставлением себя коллективу, переоценкой своих качеств и способностей и стремлением подвергать ревизии все существующее. У всех этих подростков отмечены трудности поведения на протяжении последнего времени. Почти во всех случаях в семье было неблагополучно (алкоголизм, конфликтная обстановка, безотцовство). В 2 случаях к развитию психопатических черт привела чрезмерная опека, в 3 — чрезмерная строгость. Таким образом, конфликтная обстановка способствовала развитию психопатических черт характера.

На втором месте стояли органические поражения центральной нервной системы с психопатоподобным поведением: ранние органические поражения центральной нервной системы, остаточные явления травмы головы, перенесенные инфекционные заболевания (менингит, менинго-энцефалит). У этих подростков по мере их развития в неблагоприятной обстановке формировалось неправильное поведение, которое с учетом анамнеза и неврологического статуса можно квалифицировать как психопатоподобное. В психическом состоянии у них отмечены аффективная неустойчивость, колебания настроения.

Как в группе психопатий, так и в группе с психопатоподобным поведением органического генеза в ряде случаев отмечены расстройства влечений (стремление к поджогам, бродяжничеству, повышенная сексуальность).

В группу алкоголизма мы отнесли подростков с выраженной алкоголизацией и в ряде случаев с синдромом похмелья. Сюда же вошли один кодеиноман и один подросток с злоупотреблением чифиром. Во всех случаях наркомания начиналась в условиях безнадзорности и влияния среды (алкоголизм родителей, влияние старших товарищей).

У подростков с невротическими реакциями отмечено соматическое неблагополучие и почти во всех случаях психогенное начало заболевания в связи с травмирующими факторами. Таким образом, и тут началом было микросоциальное воздействие.

Психофизический инфантилизм был обусловлен гормональной недостаточностью и проявлялся в некоторой детской неусидчивости, неспособности к длительной работе, шаловливости, несоответственном возрасту детском облике. Они были способны к обучению, но в классах для более младших детей. В других случаях дисгармония проявлялась в сочетании черт инфантильности с чертами преждевременного сексуального созревания в связи с развращающим влиянием старших.

Из приведенного анализа видно, что среди несовершеннолетних правонарушителей, состоящих на учете в детских комнатах милиции, немалый процент нуждается в психиатрической помощи, и следовательно, никакие меры к ним без участия психиатра не могут привести к желаемому результату. Как в 1-й, так и во 2-й группе подростков совершенно очевидна роль микросоциальных факторов.

Мы не разделяем точку зрения представителей социальной психиатрии США о неизменяемости социальной среды и неизбежности, фатальности совершения правонарушения подростками, находящимися в неблагоприятных социальных условиях. Мы уверены, что неблагоприятные условия среды, «микроклимат» можно ликвидировать воздействием большого коллектива.

Однако необходимо осуществлять и общие профилактические меры в семье, школе и комнатах милиции, где на учете состоят несовершеннолетние, еще не совершившие преступления.

Работу педагогов и юристов в комнате милиции следует проводить б постоянном контакте с психологами и психиатрами. Надо подбирать различные группы трудновоспитуемых подростков: психически здоровых и психически неполноценных. В соответствии с различным аспектом антисоциального поведения необходимо строго учитывать ступенчатообразную систему учреждений для трудновоспитуемых подростков: психиатрические детские больницы для психически больных, психоневрологические школы-санатории для психопатов и невротиков, школы для умственно отсталых, школы-интернаты для подростков, которых необходимо изъять из семьи, школы продленного дня для безнадзорных, воспитательные колонии (спецучилища и спецшколы) для подростков с антисоциальным поведением, направляемых через комиссию по делам о несовершеннолетних.

Необходимо усилить сеть специализированных психоневрологических учреждений (для подростков — психопатов, невротиков и алкоголиков) с особым лечебно-трудовым режимом, а также поднять психогигиеническую работу в трудовых колониях, являющуюся одним из средств борьбы с преступностью среди несовершеннолетних.

Правильное понимание различных аспектов преступления (юридический и медицинский) и правильное распределение подростков с антисоциальным поведением в указанных учреждениях могут оказать большую помощь в борьбе с правонарушениями.

похожие материалы в каталогах

Судебно-психиатрическая экспертиза

похожие статьи

Вопросы практического применения приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. № 3н “Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы” и предложения по его совершенствованию / Юрасов В.В., Смахтин Р.Е., Шлапак А.Е. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 43-45.

К разграничению сверхценных идеи ревности психопатов от близких по содержанию бредовых идей больных шизофренией / Шостакович Б.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 39-43.

Общественно опасные действия психически больных, обусловленные болезненными переживаниями синдрома Кандинского-Клерамбо / Фрейеров О.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 34-39.

Судебная психиатрия. Под редакцией Г.В. Морозова; изд-во «Медицина». М., 1965. / Лещинский А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 57-59.

Клинические отграничения и судебно-психиатрическая оценка реактивных психозов с экспансивно-стеническим бредообразаванием / Свириновский Я.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 46-49.