Причины и условия, порождающие преступления коррупционной направленности в сфере здравоохранения

/ Гамалей А.А. Ким Е.П. Киселев Е.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016 — №15. — С. 56-59.

Гамалей А.А., Ким Е.П., Киселев Е.А. Причины и условия, порождающие преступления коррупционной направленности в сфере здравоохранения

А.А. Гамалей1, Е.П. Ким2, Е.А. Киселёв3

1Дальневосточный филиал (дир. – проф. Н.Н. Серов) ФГКОУ ВО «Российский государственный университет правосудия», г. Хабаровск
2Кафедра уголовного права (зав. – д.ю.н., проф. Е.П. Ким) пятого факультета повышения квалификации ИПК ФГКОУ ВО «Академия Следственного комитета Российской Федерации», г. Хабаровск
3Криминалистическая лаборатория (зав. – к.ю.н., доц. Е.А. Киселёв) пятого факультета повышения квалификации ИПК ФГКОУ ВО «Академия Следственного комитета Российской Федерации», г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Коррупция пронизывает все сферы жизнедеятельности общества, в том числе здравоохранение. Значение сферы здравоохранения трудно переоценить: она позволяет обеспечить достижение таких целей, как естественный прирост населения, снижение заболеваемости, рост производительности труда, продление трудоспособного периода трудящихся, что содействует росту национального дохода страны и повышению благосостояния народа. При этом пораженность здравоохранения коррупцией препятствует реализации данных задач. В связи с этим сохраняет актуальность проблема противодействия коррупционным преступлениям в сфере здравоохранения.

Говоря о противодействии коррупционным проявлениям, председатель Следственного комитета Российской Федерации А.И. Бастрыкин обратил внимание на то, что «нарастающий вал коррупционной преступности требует не только репрессивных, но и научно обоснованных, хорошо выверенных законодательных мер» [1].

На протяжении ряда лет в России сохраняется сложная криминальная ситуация. Наблюдается не только рост коррупционной преступности, но и изменение ее характера, в т.ч. в сфере здравоохранения. Динамику и структуру преступлений коррупционной направленности в настоящее время определяют не столько традиционные причины и условия, хотя они и сохраняют свою значимость, сколько многочисленные факторы, вытекающие из современных кризисных явлений в социально-экономической сфере.

Авторы солидарны с мнением ученых, что в социально-экономической сфере в последние годы происходили бурные изменения, появились новые непривычные сферы и формы активности, к чему труднее всего приспосабливались властные институты. Именно здесь более всего ощущался рост коррупции. Преступления коррупционной направленности проявлялись в сфере образования, здравоохранения, ЖКХ, автодорожного хозяйства и других сферах экономики [2].

Механизм воздействия причин и условий на коррупцию очень сложен. Порой о криминогенном или антикриминогенном влиянии тех или иных причин и условий на возникновение конфликта можно говорить условно. В криминологической литературе упоминается множество групп причин и условий, влияющих на коррупционную преступность.

Авторами установлено, что материальные трудности нередко являются основными причинами и условиями, влияющими на коррупцию. Так, в Хабаровском и Приморском краях, Амурской и Сахалинской областях среднемесячная оплата труда у бюджетных работников, в том числе и сферы здравоохранения, практически в 1,5–2,0 раза ниже уровня дохода населения [3]. Это одни из самых низких показателей по стране. При изучении уголовных дел было выявлено: материальные затруднения вызывают такие чувства, как зависть, озлобленность, что становится причиной острых конфликтов на службе и как следствие приводит к совершению преступлений коррупционной направленности.

В научной литературе под причинами совершения преступлений понимают совокупность взаимосвязанных явлений, которая порождает преступление. «Причины преступности подразделяются на разные группы, классификация их производится по самым различным основаниям. При этом называются общие и конкретные причины, причины первого и второго порядка, субъективные и объективные причины (объективные условия), главные и второстепенные, полные и специфические причины, непосредственные и косвенные, ближайшие и отдаленные, видовые и т.д.» [4].

Причина создает возможность определенного следствия лишь при наличии достаточных условий. При этом условия сами по себе не могут породить преступления, но в соответствующей ситуации способствуют реализации действия причины [5]. Взятка всегда совершается с определенным мотивом (внутренними побуждениями) и целью (желаемым результатом). При этом установление мотива преступления помогает уяснить причину неправомерных действий чиновника и дополнительно характеризует его личность.

Основным признаком коррупционного преступления, в т.ч. в исследуемой сфере, является конфликт интересов на службе в органах государственной или муниципальной власти, в государственных или муниципальных учреждениях, а также в связи с выполнением управленческих функций в коммерческой или иной организации, в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Основным мотивом совершения коррупционного преступления в сфере здравоохранения является корысть. Наступление на коррупцию уголовно-правовыми мерами по-прежнему остается одним из приоритетных направлений деятельности СК России [6].

Причина совершения преступлений коррупционной направленности кроется в невозможности разрешить законными способами конфликт интересов на службе.

К причинам и условиям зачастую можно отнести: недостатки в режиме работы организаций; упущения в морально-воспитательной работе; недостатки в подборе и расстановке управленческих кадров. Все указанные причины, порой переплетаясь между собой, могут проявиться в любой другой сфере быта, а не только в служебной.

В процессе изучения мнения сотрудников следственных органов СК России о путях повышения эффективности профилактики преступлений коррупционной направленности был задан вопрос: каковы основные причины и условия, влияющие на возникновение преступлений коррупционной направленности? Участники анкетирования (опрос проводился с 18.01.2014 года по 25.12.2015 года среди слушателей курсов повышения квалификации пятого факультета повышения квалификации ИПК ФГКОУ ВО «Академия СК России» – опрашивались следователи, специализирующиеся на расследовании коррупционных и должностных преступлений, и руководители следственных отделов СУ СК России по ДФО. Всего было опрошено 150 сотрудников), отвечая на него, на первое место поставили социально-экономические (материальные) – 85 %. Это – распределение бюджетных средств; предоставление эксклюзивных прав (льгот, в том числе – по экспорту и импорту, налогам, лицензирование и т.п.); низкая зарплата и т.д. На втором месте – нематериальные причины (15 %), детерминирующие коррупцию, в число которых респонденты отнесли низкий уровень правового воспитания, отсутствие социального контроля за сферой политических отношений и деятельностью представителей органов государственной власти, кандидатов на эти должности как со стороны государства, так и общества; дефекты в законодательстве; несправедливость при приеме на должность (службу); отсутствие нужной квалификации у работников, осуществляющих контрольные полномочия, бюрократическое делопроизводство и т.д.

Принимая во внимание широкий диапазон причин и условий, влияющих на коррупцию в обществе, автор ограничился рассмотрением тех из них, которые оказывают влияние на преступления коррупционной направленности в сфере здравоохранения на территории Дальневосточного федерального округа Российской Федерации.

Анализ причин и условий, порождающих преступления коррупционной направленности, позволяет сделать следующие выводы:

  • во-первых, уменьшить и ограничить коррупцию можно, если только одновременно выявлять причины и условия, ее порождающие;
  • во-вторых, решению этих проблем будет способствовать противодействие коррупции со всей решительностью и по всем направлениям.

Таким образом, борьба с коррупционными преступлениями в сфере здравоохранения не может быть успешной без системного воздействия государства на причинный комплекс конфликта интересов на службе.

Список литературы

  1. Официальный сайт Следственного комитета Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sledcom.ru/actual/416890/
  2. Квалификация коррупционных преступлений в сфере экономики : курс лекций : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / под ред. А.М. Багмета. – М. : Юнити-Дана, 2015. – 215 с.
  3. Федеральная служба государственной статистики: данные об уровне жизни населения. – Режим доступа: www.URL:http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/-population/level/#
  4. Аванесов, Г.А. Криминология: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности 021100 «Юриспруденция» / под ред. Г.А. Аванесова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М. : Юнити-Дана, 2006. – 203 с.
  5. Криминология : учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности 021100 «Юриспруденция» / Г.А. Аванесов, С.М. Иншаков, С.Я. Лебедев, Н.Д. Эриашвили : под ред. Г.А. Аванесова. – М. : Юнити-Дана, 2006. – С. 193.
  6. Квалификация коррупционных преступлений в сфере экономики : курс лекций : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Акад. Следств. ком. Рос. Федерации. – М., 2015.

похожие статьи

Об источниках ошибок при оказании экстренной медицинской помощи в условиях стационара / Тулендинов Г.Р., Породенко В.А., Бондаренко С.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 6-7.

Гемоторакс как смертельное осложнение пункции подключичной вены (случай из практики) / Круглякова Л.В. — 2018.

Судебно-медицинская характеристика и оценка повреждений шеи при интубации / Корякина В.А. — 2016.

Судебно-медицинская оценка дефектов оказания медицинской помощи пострадавшим с сочетанной травмой / Максимов А.В. — 2014.

Диагностика ненадлежащего ухода за людьми преклонного возраста и ее судебно-медицинское значение / Шигеев С.В., Фетисов В.А., Гусаров А.А., Кумыкова Л.Р., Михайлова Л.М. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №2. — С. 41-45.