Актуальные проблемы проведения экспертных исследований в ходе расследования ятрогенных преступлений и пути их решения

/ Костенко К.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016 — №15. — С. 100-104.

Костенко К.А. Актуальные проблемы проведения экспертных исследований в ходе расследования ятрогенных преступлений и пути их решения

Кафедра уголовного процесса (зав. – К.А. Костенко) пятого факультета повышения квалификации ИПК ФГКОУ ВО «Академия Следственного комитета Российской Федерации», г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Государственные бюджетные учреждения здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы» (далее – бюро СМЭ) являются структурными подразделениями министерств (управлений, департаментов) здравоохранения в составе органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В связи с этим по смыслу ст.ст. 2 и 11 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – № 73-ФЗ) бюро СМЭ, являясь государственными судебно-экспертными учреждениями, относятся к специализированным учреждениям федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и созданы для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей посредством организации и производства судебной экспертизы, а также оказания помощи в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в соответствующей области науки.

В соответствии со ст. 14 № 73-ФЗ руководитель бюро СМЭ обязан по получении постановления следователя о назначении судебной экспертизы поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, а также обеспечить контроль за соблюдением сроков ее производства, не нарушая принципа независимости эксперта.

Преступления, связанные с врачебными ошибками, или, как их еще называют, ятрогенные преступления, на практике зачастую представляют сложность в расследовании, обусловленную, прежде всего, трудностью оценки действий (бездействия) конкретного медицинского работника. При этом достаточно часто выясняется, что медицинская помощь оказывалась не одним врачом, а несколькими специалистами. В таких случаях следователями для оценки правильности действий врача (врачей) в установленном законом порядке назначается комиссионная или комплексная судебно-медицинская экспертиза (далее – СМЭ). Между тем в выборе государственного учреждения для проведения такого рода экспертизы возникают сложности.

Бюро СМЭ и медицинские учреждения, оказывающие медицинскую помощь, являются структурными подразделениями государственной системы здравоохранения соответствующего субъекта Российской Федерации. Многие судмедэксперты имеют внушительный стаж врачебной деятельности по оказанию различных видов медицинской помощи в учреждениях здравоохранения.

В связи с этим следователи, проходящие обучение в Академии СК России, в ходе опросов сообщали о всё еще существующих при проведении расследования фактах ненадлежащего оказания медицинской помощи, использования экспертами-медиками принципа так называемой «врачебной этики». В таких случаях следователи констатировали, что некоторые экспертизы были проведены не полно, не по всем медицинским документам, неглубоко и ненаучно исследовались вопросы, поставленные на разрешение экспертов.

Другой аспект рассматриваемой проблемы – позиция потерпевшей стороны. Как отмечают следователи, в случаях, когда выводами экспертиз качества оказания медицинской помощи отрицалась прямая причинно-следственная связь между действиями медицинского работника и неблагоприятным исходом, от потерпевших или их представителей зачастую поступали ходатайства о назначении повторных, дополнительных или комиссионных судебно-медицинских экспертиз в других субъектах РФ. В таких ходатайствах отмечались субъективные выводы о возможной заинтересованности экспертов-медиков данного субъекта РФ в результатах экспертизы.

Необходимо отметить, что следователями из следственного управления Следственного комитета РФ по Еврейской автономной области на курсах повышения квалификации в Академии СК России в 2015–2016 годах затрагивались проблемы производства судебно-медицинских экспертиз в областном бюро СМЭ по случаям, связанным с предполагаемыми врачебными ошибками. В частности, ими озвучивались следующие проблемы: низкое качество некоторых заключений судебно-медицинских экспертиз; не соответствующий потребностям следственных органов области штат судебно-медицинских экспертов; отсутствие взаимозаменяемости экспертов отдельных направлений (при уходе эксперта в отпуск или на больничный); необоснованные выводы заключения судебно-медицинской экспертизы, зачастую в защиту врача, оказывавшего медицинскую помощь (так, приводился пример о возбуждении уголовного дела за дачу заведомо ложного заключения экспертизы в отношении начальника бюро СМЭ ЕАО).

Решая озвученные проблемы, следователи из ЕАО отмечали, что нередко рассматривали возможность проведения судебно-медицинских экспертиз по ятрогенным преступлениям (в т.ч. комиссионных) в КГБУЗ «Бюро судебномедицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края (далее – бюро СМЭ Хабаровского края), однако здесь также сталкивались со сложностями. В их числе: большие сроки проведения экспертиз на бесплатной основе (очередь на 2 месяца и более); возможность провести экспертизу в короткие (нормативные) сроки (до 1 месяца) только на платной основе.

Если посмотреть на сущность проблемы производства судебномедицинской экспертизы в другом субъекте Российской Федерации, то следует отметить следующее. Бюджет любого бюро СМЭ в основном состоит из средств, выделяемых правительством соответствующего субъекта РФ министерству (управлению) здравоохранения, и в нем не закладывается производство экспертных исследований по уголовным делам, расследуемым в других субъектах РФ, поэтому является очевидным тот факт, что руководству бюро СМЭ конкретного субъекта Федерации может быть невыгодным безвозмездное проведение экспертных исследований по постановлениям следователей из других регионов России.

Наряду с этим также возникают сложности с безвозмездным проведением комиссионной СМЭ, когда необходимо привлечь в состав экспертной комиссии не состоящих в штате экспертных учреждений высококвалифицированных специалистов (ученых вузов, опытных врачей узкой специализации и т.д.).

В соответствии с ч. 3 ст. 37 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ государственные экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за проведение судебных экспертиз по гражданским, арбитражным делам. Указанная норма устанавливает исчерпывающий перечень платной основы проведения экспертизы и не предусматривает оплату экспертных исследований при производстве по уголовным делам, причем не ставит в зависимость от источника финансирования и географического нахождения экспертного учреждения.

Учитывая, что Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ не дает правовых оснований руководителю бюро СМЭ отказать в производстве экспертизы следователю лишь только на том основании, что ему за эту экспертизу никто не заплатит, постановления следователей о назначении СМЭ из других субъектов РФ принимаются, однако их производство осуществляется в порядке очередности, без гарантии соблюдения разумных сроков.

В соответствии с п. 15 раздела III «Порядок организации и производства экспертиз» Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 12.05.2010 № 346н (далее – Порядок), срок производства экспертизы определяется руководителем государственного судебно-экспертного учреждения в пределах срока, установленного в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы. При этом по смыслу п. 17 Порядка срок окончания экспертизы может быть установлен судом, что свидетельствует об отсутствии аналогичных полномочий у следователя. Неправомочность устанавливать срок окончания экспертизы следователем или органом дознания вытекает также из положений ст.ст. 195 и 283 УПК РФ, и наоборот – ч. 1 ст. 80 ГПК РФ и ч. 4 ст. 82 АПК РФ устанавливают уже законодательно это право судам в разрешении гражданских споров.

Рассматривая вопрос о возможности контроля за соблюдением сроков производства СМЭ в уголовном судопроизводстве, необходимо отметить, что в соответствии с приказом Минздрава России от 26.01.2015 № 20н «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по исполнению государственной функции по осуществлению государственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности путем проведения проверок соблюдения осуществляющими медицинскую деятельность организациями и индивидуальными предпринимателями порядков проведения медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований» Росздравнадзор проверяет соблюдение осуществляющими медицинскую деятельность организациями и индивидуальными предпринимателями порядка проведения медицинских экспертиз.

Между тем, чтобы принять меры к соответствующему бюро СМЭ, затягивающему производство судебно-медицинской экспертизы, Росздравнадзор сначала должен выявить нарушение сроков и порядка производства экспертизы, однако вопрос сроков проведения СМЭ на стадии предварительного следствия законодательно не разрешен, а значит, Росздравнадзор претензии в этом вопросе к бюро СМЭ предъявлять не вправе.

В то же время не разрешенным законодательно остается вопрос не только сроков производства конкретной экспертизы, но и сроков принятия ее к производству.

Проведенный во втором полугодии 2015-го и в первом полугодии 2016 года опрос 37 следователей, проходящих службу в следственных органах СК России Дальневосточного федерального округа и являющихся слушателями пятого ФПК (с дислокацией в г. Хабаровске) ИПК ФГКОУ ВО «Академия СК России», показал, что при назначении комиссионных и комплексных судебно-медицинских экспертиз, проводимых по медицинским документам или по ранее изготовленным заключениям экспертов, где не требовалось проведение дополнительных исследований и вопрос стоял лишь об оценке представленных следствием медицинских и иных документов, сроки принятия к производству таких экспертиз составляли в среднем от двух до шести месяцев со времени поступления постановления следователя в экспертное учреждение.

В практике немало примеров, когда следователем при расследовании фактов ненадлежащего оказания медицинской помощи на экспертизу в качестве предмета исследования первоначально направляются только медицинские документы, но надо иметь в виду, что данные документы заполняются медицинскими работниками, чьи действия будут оцениваться. Зачастую записи в таких документах «подгоняются» под достоверные либо заранее переписываются. С целью решения таких проблем следователи на курсах повышения квалификации ориентируются на необходимость своевременного изъятия гистологического материала, влажного архива внутренних органов и тканей либо парафиновых блоков, которые должны быть в распоряжении медицинского учреждения. Иногда предоставление материалов именно в таком объеме позволяет высказаться о наличии признаков преступления и его квалификации.

В качестве положительного примера следует привести уголовное дело № 512840, возбужденное СУ СК России по ЕАО по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, по факту смерти новорожденного М. в ОГБУЗ ЕАО «Перинатальный центр». В ходе предварительного следствия по уголовному делу, а именно производства СМЭ в бюро СМЭ ЕАО по медицинским документам, не удалось достоверно установить живорождение либо мертворождение. Только при изъятии гистологического материала, парафиновых блоков в ходе повторной экспертизы было установлено живорождение, а также наличие инфекционных заболеваний на первоначальном этапе развития плода, что впоследствии и повлекло наступление неблагоприятного исхода, который был предрешен даже при правильном выполнении медицинскими работниками своих обязанностей на всех стадиях оказания медицинской помощи.

Подводя некоторые итоги обозначенного вопроса, следует констатировать, что проблема соотношения сроков производства судебно-медицинских экспертиз и сроков предварительного следствия не может быть разрешена без заинтересованного вмешательства государства. В связи с этим в целях упорядочения и оптимизации сроков производства судебных экспертиз в законодательство должны быть внесены соответствующие поправки. В частности, Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ должен определить понятие начала течения сроков проведения судебно-медицинской экспертизы, порядок его возможного продления, а также ответственность конкретного эксперта за его нарушение.

Кроме этого, в указанном Законе требует уточнения вопрос проведения судебно-медицинских исследований в случае необходимости в бюро СМЭ иного субъекта независимо от источника его бюджетного финансирования, места совершения преступления и дислокации следственного органа, проводящего расследование в разумные сроки.

похожие статьи

Случай неблагоприятного исхода в практике абдоминальной хирургии / Баринов Е.Х., Волкова Е.В., Осипова И.В., Черкалина Е.Н. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 19-20.

Оценка возможности образования повреждений при проведении реанимационных мероприятий / Бадяев В.В., Шульга И.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 15-17.

Методические рекомендации по сопоставлению заключительного клинического и патологоанатомического / судебно-медицинского диагнозов / Забозлаев Ф.Г., Зайратьянц О.В., Кактурский Л.В., Клевно В.А., Кучук С.А., Максимов А.В. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 48-56.

Характеристика показателей расхождения заключительного клинического и судебно- медицинского диагнозов в случаях смерти от внешних причин в Московской области за период 2014–2018 гг. / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 15-19.

«Покаянные» разборы деятельности клиник. Наблюдения судмедэкспертов / Елкина О.Е. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 48-50.

больше материалов в каталогах

Дефекты оказания медицинской помощи, профессиональные правонарушения врачей