Проблемы расследования уголовных дел о преступлениях в сфере оказания медицинской помощи

/ Решетников П.Г., Синявская О.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016 — №15. — С. 160-161.

Решетников П.Г., Синявская О.П. Проблемы расследования уголовных дел о преступлениях в сфере оказания медицинской помощи

Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Хабаровскому краю (рук. – генерал-лейтенант юстиции П.Г. Решетников)

ссылка на эту страницу

В ходе расследования уголовных дел о ятрогенных преступлениях зачастую обнаруживаются негативные факторы, затрудняющие расследование, к числу которых относятся следующие:

1. Профессиональная корпоративность медиков, проявляющаяся при оценке действий (бездействия) медицинских работников экспертами КГБУЗ «Бюро СМЭ» министерства здравоохранения Хабаровского края.

Проблема выбора экспертов и экспертного учреждения имеет первостепенное значение, поскольку врачи лечебного учреждения и эксперты КГБУЗ «Бюро СМЭ» относятся к одному территориальному ведомству системы здравоохранения.

Кроме того, врачи узкой специализации, привлекаемые в качестве экспертов, зачастую являются единственными в списке главных внештатных специалистов министерства здравоохранения Хабаровского края, в ряде случаев они руководят лечебными учреждениями, что может поставить под сомнение объективность и беспристрастность экспертных исследований.

Для обеспечения реальной независимости экспертов в большинстве случаев следователь вынужден назначать проведение судебной экспертизы в независимой экспертной организации или государственных экспертных учреждениях других регионов Российской Федерации, в том числе по ходатайству потерпевшего, заявляющего о недоверии экспертному учреждению Хабаровского края.

Аналогичная ситуация возникает при необходимости привлечения независимого специалиста-медика для консультирования при изъятии медицинской документации, обнаружении иных документов, в которых зафиксирован вид и объем оказанной потерпевшему медицинской помощи, для последующего их осмотра, получения информации о способах сокрытия и фальсификации указанных документов.

2. Длительность проведения комиссионных судебно-медицинских экспертиз в связи с отказом или затягиванием привлеченным внештатным специалистом дачи заключения.

3. Отсутствие в выводах комиссионных медицинских экспертиз ссылок на конкретные нормативные акты Министерства здравоохранения Российской Федерации (порядки оказания медицинской помощи, стандарты медицинской помощи для диагностики и лечения заболеваний и т.п.), нарушение которых допущено врачами при оказании медицинской помощи.

4. Отсутствие нормативной базы (порядки оказания медицинской помощи, стандарты медицинской помощи), регламентирующей объем и порядок действий врачей при проведении диагностики и лечении ряда заболеваний, что затрудняет расследование уголовных дел по фактам ненадлежащего оказания медицинской помощи в период 2012–2015 годов.

5. Проблемы квалификации действий нескольких врачей, каждый из которых допустил дефекты оказания медицинской помощи, состоящие, согласно выводам экспертов, в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти пациента.

6. Противоречивость выводов комиссионных экспертиз об отсутствии причинной связи между установленными дефектами оказания медицинской помощи и неблагоприятным исходом – смертью пациента, проведенных КГБУЗ БСМЭ МЗ Хабаровского края, и выводов экспертиз качества оказания медицинской помощи, проведенных ФОМС Хабаровского края, страховыми компаниями, заключений проверок территориального органа Росздравнадзора по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области.

7. Дефекты оказания медицинской помощи организационного характера, обусловленные недостаточной оснащенностью лечебного учреждения, ненадлежащей организацией диагностического и лечебного процесса (отсутствие в штате полноценной операционной бригады, необходимой медицинской техники, компонентов крови, укомплектованного автомобиля для транспортировки и регламентации надлежащей маршрутизации пациента, отсутствие взаимозаменяемости специалистов, алгоритмов действий врача при поступлении экстренного больного), повлекшие несвоевременную постановку диагноза, непринятие мер к вызову операционной бригады, запоздалое оперативное вмешательство, что приводит к смерти пациентов.

похожие статьи

Случай неблагоприятного исхода в практике абдоминальной хирургии / Баринов Е.Х., Волкова Е.В., Осипова И.В., Черкалина Е.Н. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 19-20.

Оценка возможности образования повреждений при проведении реанимационных мероприятий / Бадяев В.В., Шульга И.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2021. — №20. — С. 15-17.

Методические рекомендации по сопоставлению заключительного клинического и патологоанатомического / судебно-медицинского диагнозов / Забозлаев Ф.Г., Зайратьянц О.В., Кактурский Л.В., Клевно В.А., Кучук С.А., Максимов А.В. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 48-56.

Характеристика показателей расхождения заключительного клинического и судебно- медицинского диагнозов в случаях смерти от внешних причин в Московской области за период 2014–2018 гг. / Максимов А.В., Кучук С.А. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 15-19.

«Покаянные» разборы деятельности клиник. Наблюдения судмедэкспертов / Елкина О.Е. // Судебная медицина. — 2019. — №3. — С. 48-50.

больше материалов в каталогах

Дефекты оказания медицинской помощи, профессиональные правонарушения врачей