Анализ взаимосвязи повреждений области лица с признаками легкой черепно-мозговой травмы

/ Компанец Н.Ю.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017 — №16. — С. 36-38.

Компанец Н.Ю. Анализ взаимосвязи повреждений области лица с признаками легкой черепно-мозговой травмы

Кафедра патологической анатомии и судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ФГБОУ ВО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Отсутствие критериев, позволяющих однозначно установить взаимосвязь тупой травмы мягких тканей и костей области лица с черепно-мозговой травмой (ЧМТ) различной степени тяжести, не позволяет однозначно трактовать их связь с причинами смерти. Учитывая анатомическую близость лицевого, мозгового черепа и головного мозга, установление такой связи особенно важно в случаях наличия повреждений в области лица при ненасильственных причинах смерти. Установление взаимосвязи зачастую осложняется отсутствием видимых повреждений структур головного мозга при наличии проявлений ЧМТ на субклеточном уровне. При гистологическом исследовании в случаях легкой ЧМТ выявляется 13 признаков [1], указаний на число таких признаков, необходимых для постановки диагноза, нет.

В нашей работе по изучению черепно-лицевой травмы выделена группа архивных наблюдений, включающая заключения экспертов о наличии у пострадавших повреждений мягких тканей и костей лица, при отсутствии признаков ЧМТ. Так, по данным танатологического архива КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» г. Хабаровска за период с 2012 по 2016 гг. из 11764 случаев различных видов смерти таких заключений было 15: 7 экспертиз, 4 исследования, 2 ситуационные экспертизы, 1 комиссионная экспертиза и 1 дополнительное исследование. Двое погибших были лицами женского пола. Средний возраст известных лиц – 47 лет, неизвестных лиц (3 человека) – 50–55 лет. Этиловый спирт обнаружен в крови 8 трупов. Данные гистологического исследования были доступны в 13 случаях. Исследование мягких тканей по методу Медведева проводилось в 6 случаях. Пострадавшие в пяти наблюдениях доставлены из ЛПУ, в трех из них установлен клинический диагноз ЧМТ. По роду смерти 3 случая отнесены к ненасильственной смерти (сердечно-сосудистая патология), остальные 12 – к насильственной: тупая травма от нападения с применением твердых тупых предметов (4), от падения с высоты (3), от автомобильной травмы (1), острая травма (2) и по одному случаю от действия экстремально низких температур и механической асфиксии в результате утопления. У всех трупов на лице были обнаружены различные морфологические элементы в виде ран, ссадин, кровоподтеков, носивших характер тупой травмы и образовавшихся не более чем за сутки до наступления смерти. При оценке повреждений по их локализации в зонах лица (верхняя, средняя, нижняя) [2] выявлено, что в большинстве случаев повреждения располагались сочетанно в верхней и средней зонах (14 случаев), кровоподтеки сочетались со ссадинами в 12 случаях, раны имелись в 12 случаях, при этом в одном случае рана была единственным повреждением. Самым распространенным повреждением костей был перелом костей носа (10), также отмечены переломы нижней челюсти (4), скуловой кости (2), верхней челюсти (2), по одному – передней стенки лобной пазухи, медиальной стенки орбиты. В двух случаях отмечались множественные переломы костей лицевого скелета. В наших наблюдениях у 13 погибших выявлены признаки легкой ЧМТ по данным гистологического исследования. В одном наблюдении могло встречаться от одного до четырех признаков легкой ЧМТ, выявленных по результатам гистологического исследования: 3 признака в шести случаях, 1 признак в четырех случаях, 4 признака в двух случаях и 2 признака в одном случае.

Результаты наблюдений позволяют говорить о том, что при повреждении мягких тканей и костей лица вне зависимости от их локализации в подавляющем большинстве случаев могут быть выявлены признаки легкой черепно-мозговой травмы по результатам гистологического исследования.

Список литературы

  1. Богомолова, И.Н. Морфологические изменения при сотрясении головного мозга и их судебно-медицинское значение / И.Н. Богомолова, А.Р. Галимов, Ж.Э. Шакарьянц // Проблемы экспертизы в медицине. – 2005. – Т. 5, № 2. – С. 6–9.
  2. Куприянов, В.В. Лицо человека: анатомия, мимика / В.В. Куприянов, Г.В. Стовичек. – М. : Медицина, 1988. – 272 с.

похожие статьи

Некоторые причины, затрудняющие квалификацию тяжести причиненного вреда здоровью у пострадавших с черепно-мозговой травмой / Салихова С.М., Шевченко К.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 133-134.

Диагностические возможности компьютерной томографии при судебно-медицинской экспертизе черепно-мозговой травмы / Кильдюшов Е.М., Егорова Е.В., Кузин А.Н., Жулидов А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 19-23.

Определение давности повреждений головного мозга по изменениям ядрышкового организатора в астроцитах / Морозов Ю.Е., Колударова Е.М., Горностаев Д.В., Кузин А.Н., Дорошева Ж.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 16-18.

Значение метода кардиоинтервалографии для экспертной и клинической практики / Елфимов А.В., Малахов Н.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2011. — №1. — С. 40-43.

Особенности антиоксидантной системы при травматических внутричерепных гематомах со смертельным исходом / Кравцов Ю.И., Шевченко К.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 105-108.

больше материалов в каталогах

Черепно-мозговая травма