Медико-юридическое значение языкового толкования терминов «повреждение» и «вред здоровью»

/ Прутовых В.В. Прутовых А.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017 — №16. — С. 73-77.

Прутовых В.В., Прутовых А.В. Медико-юридическое значение языкового толкования терминов «повреждение» и «вред здоровью»

Кафедра патологической анатомии и судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ФГБОУ ВО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Возможность реализации положений Конституции РФ, провозгласившей человека высшей ценностью, потребовала введения в законодательную базу новых терминов. Одним из таких новшеств было появление в медицинском и законодательном тезаурусе термина «вред здоровью». Однако, несмотря на более чем двадцатилетний период существования в судопроизводстве, вопрос о его медико-юридическом толковании и правоприменении как для медицины, так и для юриспруденции по-прежнему остается дискуссионным [1, 8, 13].

Ввиду отсутствия аутентичного толкования принято считать, что «определение понятия «вред здоровью» практически полностью совпадает с такими понятиями, как «травма» или «повреждение» на правах синонима» [3], однако многими авторами это мнение считается ошибочным [1, 9].

Указанное мнение легло в основу формулировки определения, что «под вредом, причиненным здоровью человека, понимается нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды» [4] – полная аналогия с определением многовековой давности в отношении повреждения.

В связи с ошибочной посылкой о синонимичности термин «повреждение» стал просто механически заменяться термином «вред здоровью», что повлекло за собой появление весьма абсурдных словосочетаний. Например, на страницах юридической литературы по поводу формулировки вопросов постановления о назначении экспертизы рекомендовано формулировать вопросы следующего содержания: «Имеется ли на трупе вред здоровью? Если имеется, то где он расположен? Описание его необходимо производить сверху вниз» и др. [12].

Аналогичная картина абсурдности от «синонимичного» использования нововведенного термина наблюдается и в тексте проекта «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью». В пунктах 6.2.4, 6.3 и в других термин «повреждение» заменен на «вред здоровью», из-за чего появились такие установки, как «вред здоровью, повлекший прекращение беременности», «вред здоровью, повлекший потерю руки, ноги, производительной способности» и др. [10]. Представляется, что прерывание беременности, потеря ноги, руки, зрения и т.д. – это всё последствия повреждений, которые, с точки зрения законодателя, считаются тем вредом здоровью, за причинение которого предусмотрена уголовная ответственность.

Исходя из указанной ошибочной посылки о синонимичности, в практической судебно-медицинской деятельности «вред здоровью» зачастую по-прежнему рассматривается как «телесное повреждение» и оценивается не как мера неблагоприятных последствий для здоровья потерпевшего в целом, а как тяжесть самого повреждения, по традиции с прежними представлениями, что весьма затрудняет принятие судебных решений.

В этом отношении показателен случай оценки последствий повреждения, причиненного чемпионом мира по боям без правил Р. Мирзаевым. По данным Следственного комитета РФ, «15 августа 2011 г. после удара, нанесенного спортсменом, потерпевший упал, ударившись головой. Затем самостоятельно поднялся, разговаривал, адекватно реагировал на окружающее. Но через некоторое время, в тот же день, был госпитализирован, а спустя три дня, 18 августа, умер в больнице от ушиба головного мозга. Для решения вопроса о тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего, в ходе расследования последовательно было проведено пять судебно-медицинских экспертиз. В заключениях одних экспертов последствия деяния расценивались как «тяжкий вред здоровью», повлекший наступление смерти (ч. 4 ст. 111 УК РФ – до 15 лет лишения свободы). В других, ссылаясь на «Правила…» и «Медицинские критерии…» [4, 5], указывалось, что причиненное потерпевшему повреждение от непосредственного удара (кровоподтек в скуловой области) вообще не подлежит оценке как причинение вреда здоровью. Судом было принято решение о назначении шестой экспертизы».

В дальнейшем суду пришлось руководствоваться своим правосознанием, чтобы квалифицировать деяние как причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ – исправительные работы на срок до 2 лет) [10].

Определение, данное в Правилах, что вред здоровью – это повреждение, не отвечает требованиям, предъявляемым к содержанию юридических терминов. По правилам юридического терминоведения, при введении в законодательное пространство новых терминов необходимо провести их «лингвистическую экспертизу» с учетом различных форм глаголов (совершенных и несовершенных), а также их словообразований в виде различных глагольных форм существительных.

Морфологический разбор слова повреждение показывает, что оно является начинательной формой глагольного существительного несовершенного вида, в котором приставка пообозначает начало какого-либо действия или процесса, например: побежал, поплыл. Корень слова – вред (см. далее определение). И, наконец, окончание -ение, по правилам русского языка, обозначает протекающий во времени незавершенный процесс, например: пение, варение, движение, обнаружение и т.д. [2].

Следовательно, под термином «повреждение» следует понимать всего лишь начало процесса возникновения вреда, которого в природе еще не состоялось. Если придерживаться законов логики и причинно-следственных связей, то «вред здоровью» – это следствие повреждения (раны, перелома, черепномозговой травмы, отравления, болезни и др.). Последствием его может быть выздоровление – обратимое последствие, выражающееся во временной утрате трудоспособности. Последствием повреждения может быть и необратимое изменение организма в виде стойкой утраты трудоспособности либо наступление смерти. Именно указанные неблагоприятные последствия, наступающие в результате причиненных повреждений, и являются вредом здоровью.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно утверждать, что термин «повреждение» имеет свое, существующее уже не одну сотню лет, устоявшееся конкретное определение, и «синонимизировать» его с термином «вред здоровью», как его последствием, нет никаких оснований. Данный термин, будучи введенным в законодательное пространство, должен иметь свое, присущее только ему определение.

В юридическом пространстве термин «вред» используется довольно широко, однако до недавнего времени отсутствовало его законодательное толкование. В современных словарях приводится казуистическое перечисление его синонимов – нарушение, повреждение, порча, ущерб и т.д. – более 10 наименований. Такая терминологическая многозначность, в связи с введением его в законы, инициировала законодателя дать ему определение. Верховный Суд РФ, учитывая, что современное законодательство защищает блага человека, в своем определении указал, что «вред представляет собой любое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, неблагоприятное изменение в таком благе» [11].

В медицинской теории и практике какое-либо нежелательное патологическое изменение организма по сравнению с предыдущим обозначается как «неблагоприятное последствие для здоровья». Указанные последствия могут наступить как от заболеваний (пневмония, инфаркт, грипп и др.), так и от повреждений, причиненных действием факторов внешней среды. В юридически значимых случаях назначается судебно-медицинская экспертиза для определения характера и степени вреда, причиненного здоровью потерпевшего, что необходимо для дальнейшей квалификации.

Учитывая упомянутые положения, можно согласиться с ранее предложенным определением, что с судебно-медицинской точки зрения «вред здоровью – это неблагоприятное последствие для здоровья, наступившее в результате повреждения, заболевания или экстремального состояния, переживаемого человеком» [7, 9].

Таким образом, проведенное исследование дает основание утверждать, что термины «вред здоровью» и «повреждение» не идентичны и не могут выступать в медико-юридическом пространстве в качестве синонимов. Каждый из этих терминов должен иметь свое однозначное определение с конкретными, присущими только ему существенными признаками. Использование предложенного в работе определения в отношении термина «вред здоровью» будет способствовать адекватной судебно-медицинской оценке причиненных повреждений, которая является основным критерием при квалификации преступлений против здоровья человека, которого Конституция РФ провозгласила высшей ценностью.

Список литературы

  1. Галюкова, М.И. Пути совершенствования правоприменительной практики по делам о преступлениях против здоровья человека // Социальное и пенсионное право. – 2010. – № 1. – С. 29–30.
  2. Дудников, А.В. Современный русский язык : учеб. для филол. курсов. – М., 1990. – С. 273.
  3. Комментарий к нормативным правовым документам, регулирующим порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека / В.А. Клевно, Г.И. Заславский, В.В. Колкутин, В.Л. Попов. – СПб. : изд-во Р. Асланова «Юрид. центр Пресс», 2008. – 213 с.
  4. Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : приказ Минздравсоцразвития РФ № 194н от 24.04.2008.
  5. Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : постановление Правительства РФ № 522 от 17.08.2007 // Рос. газ. – 2007. – № 185 (24 авг.).
  6. Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/ online.cgi?req=doc&base=ARB&n=420049#0/. – 07.11.2017.
  7. Проект Приказа Минздрава России «Об утверждении Порядка определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» по состоянию на 20.08.2015 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.URL: http://ivo.garant.ru/#/document/56648590:0/. – 07.11.2017.
  8. Прутовых, В.В. К необходимости унификации законодательного инструментария для медико-юридической оценки степени вреда, причиненного здоровью // Мед. право. – 2016. – № 1. – С. 46–50.
  9. Прутовых, В.В. Пределы компетенции судебно-медицинского эксперта при установлении степени вреда, причиненного здоровью // Рос. юстиция. – 2015. – № 1. – С. 61–65.
  10. Пятая экспертиза по делу Мирзаева не нашла связи между его ударом и смертью студента Агафонова [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.URL: http://pravo.ru/news/view/79799/. – 07.11.2017.
  11. Судебная медицина: Общая и Особенная части : учеб. / С.Ф. Щадрин, С.И. Гирько, С.В. Николаев и др. – 2-е изд. – М., 2006. – С. 98, 425.
  12. Филатова, О.Н. Уголовно-правовое и криминологическое противодействие преступлениям, причиняющим вред здоровью человека : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Тамбов, 2010. – С. 5.
  13. Шарапов, Р. Понятие вреда здоровью в условиях правовой дезориентации судебно-медицинской экспертизы живых лиц / Р. Шарапов, А. Коновалов // Уголовное право. – 2007. – № 1. – С. 127–131.

похожие статьи

Неизгладимое обезображивание лица вследствие переломов костей лицевого черепа / Морозов Ю.Е., Плотников В.С., Никитин С.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 149-153.

Актуальные вопросы проведения судебно-медицинских экспертиз при травмах глаз / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 114-117.

Судебно-медицинская оценка повреждений в случаях ненасильственной смерти / Корнейчук Г.В., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2019. — №18. — С. 101-105.

Права потерпевших на объективное рассмотрение дел в процессах (с медико-биологических и судебно-медицинских позиций экспертных исследований) / Козырев В.А., Калинин Р.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №5. — С. 13-16.

Предложения по внесению изменений в «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» / Буромский И.В., Кильдюшов Е.М., Башкирева Е.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №4. — С. 12-16.

больше материалов в каталогах

Установление степени вреда, причиненного здоровью человека