О дифференцировании колотых и огнестрельных повреждений головы

/ Петросян Н.Г.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968 — №1. — С. 22-24.

Петросян Н.Г. О дифференцировании колотых и огнестрельных повреждений головы

УДК 617. 51-001. 44-079. 4: 617. 51-001. 45

Н.Г. Петросян

Кафедра судебной медицины (зав. Н.Г. Петросян) Северо-Осетинского медицинского института, Орджоникидзе

Studies on Differential Diagnosis of Stabbed and Gunshot Injuries of the Head

Petrosyan N.G.

Поступила в редакцию 31/VII 1967 г.

ссылка на эту страницу

Сложность дифференцирования колотых и огнестрельных повреждений головы и недостаточное освещение этого вопроса в литературе побудили нас провести эксперименты для сравнения признаков тех и других повреждений мягких тканей и костей головы.

75 экспериментальных, проникающих в полость черепа колотых повреждений, сопоставляли, учитывая литературные сведения, с 5 экспериментальными огнестрельными повреждениями и 10 наблюдениями огнестрельных повреждений из практики.

Экспериментальные повреждения наносили коническими колющими стержнями длиной 15 см и диаметром 0,8 и 0,6 см. При выборе таких диаметров учитывали наиболее распространенные калибры пуль. Повреждения наносили до вскрытия в различные отделы мозгового черепа как перпендикулярно, так и под углом. Толщина костей была различной.

Анализ экспериментальных данных показал, что раны на коже в 33 наблюдениях имели продолговато-овальную форму и размеры от 0,5×0,3 см до 0,9×4 см; 30 ран были щелевидные, размерами от 0,4×0,2 см до 0,7×0,2 см, а 12 — овальные, размерами от 0,6×0,4 см до 0,8×0,4 см. Размеры ран зависели от диаметра клинка.

Из 12 овальных ран только 2 располагались в височной области, остальные — в затылочной, теменной и на волосистой части лобной области. Большинство продолговато-овальных ран также располагалось в области волосистой части головы (за исключением височной области). Размеры ран в этих отделах более точно соответствовали диаметру клинка. В височных и лобной областях раны, как правило, были щелевидные и диаметр их был на 0,1—0,2 см меньше диаметра орудия. Эти данные позволяют сделать вывод о том, что форма и размеры ран зависят от их анатомического расположения. Кожа волосистой части толще, она плотно соединена с сухожильным шлемом. Поэтому все 3 слоя мягких тканей головы представляют собой как бы единый упругий слой, вследствие чего собственно кожа тут менее эластична и менее смещаема, чем в других отделах головы, а колотые раны после извлечения орудия не спадаются и не приобретают щелевидную форму, отражая (более или менее) конфигурацию и размер сечения действовавшей части орудия.

Края и стенки ран макроскопически в большинстве наблюдений были неровные, мелкозубчатые. В 20 ранах они казались ровными, но при непосредственной микроскопии выявлялась их мелкая неровность, а местами мелкие лоскуты (бахромки). Кожа и подкожная клетчатка были как бы опрессованы, а кожа — «вдвинута» в подлежащие ткани. При микроскопическом исследовании входных огнестрельных отверстий на коже такие явления не отмечены. Края огнестрельных ран — как макроскопически, так и при непосредственной микроскопии — более ровные, без размозжения мягких тканей.

По краям 20 колотых рая макроскопически обнаруживали осаднение в виде каймы шириной от 0,1 до 0,4 см. Более широким было осаднение в височных областях (из-за большей податливости мягких тканей). При нанесении повреждений под углом осаднение было больше со стороны острого угла.

Таким образом, основывать вывод о характере повреждений только на микроскопическом осмотре ран нельзя: в ряде случаев (при выстреле на небольшом расстоянии, когда кинетическая энергия пули невелика) колотые раны по своим свойствам повторяют признаки входных огнестрельных отверстий.

При непосредственной микроскопии краев колотых ран были обнаружены признаки, наблюдаемые иногда у выходных огнестрельных отверстий (в случаях, когда последние соприкасались с какой-либо твердой поверхностью). Поверхностный слой эпидермиса по краям таких колотых ран имел лучеобразно отходившие от края раны трещины, на некоторых участках он отсутствовал, на других — свисал в виде лоскутов, иногда завернутых в сторону неповрежденного эпидермиса. Линия повреждения поверхностных слоев кожи была неровной, эпидермис местами доходил до края раны, заворачиваясь в ее просвет, а на некоторых участках он был выворочен кнаружи вместе с подлежащими слоями. Дефекта ткани и пояска обтирания в области колотых ран не было.

У входных огнестрельных отверстий подобных явлений мы не обнаружили. Эпидермис там обрывался, не доходя на большем или меньшем протяжении до края раны, а линия обрыва была почти ровной.

Приведенные признаки могут служить основанием для дифференцирования колотых и огнестрельных ран.

Повреждения костей черепа колющими орудиями независимо от локализации имели округлую или овальную (при нанесении удара под углом) форму. Диаметр их, как правило, соответствовал поперечному сечению клинка. Только 5 костных отверстий были на 0,1—0,2 см меньше диаметра клинка, причем располагались они на чешуе височной и лобной костей молодых субъектов.

По-видимому, в этих случаях несоответствие размеров повреждений диаметру клинка связано с возрастной эластичностью и необычной тонкостью костей черепа.

Повреждение кости (канал) во всех наблюдениях имело форму усеченного конуса с основанием, обращенным внутрь черепа. В теменной и затылочной областях конусовидность канала была выражена значительно больше, чем на чешуе височной кости или на тонкой чешуе лобной кости (см. рисунок). В 2 наблюдениях, когда толщина чешуи височной области была 0, 1 см, скос внутренней костной пластинки можно было установить только при непосредственной микроскопии.

Таким образом, конусовидность каналов в плоских костях, считавшаяся характерным признаком огнестрельных ран, типична и для колотых повреждений, нанесенных коническим орудием. Сходство их обусловлено однотипностью механизма действия пули, имеющей небольшую кинетическую энергию, и клинка колющего орудия. Образование конусовидного канала связано с различным отношением костной ткани к сдавлению и растяжению.

Если повреждения колющим орудием наносили под углом, то стенки канала кости имели характерную скошенность. Это позволяло судить о направлении действия орудия. Отлома наружной костной пластинки в области острого угла — такого, какие часто наблюдаются в аналогичных случаях при огнестрельных повреждениях, при действии колющих орудий не было.

Конусовидный раневой канал в плоской кости, нанесенный коническим орудием.

Особенность колотых повреждений костей черепа в том, что по краям отверстия и на внутренней костной пластинке есть мелкие (от 0,3×0,2 до 0,1×0,1 см) отломки, обращенные в полость черепа и не потерявшие связи с окружающей костной тканью. Выбитые фрагменты, как правило, располагались в самом начале раневого канала (над твердой мозговой оболочкой, под ней, значительно реже — в коре головного мозга). Ни разу они не найдены в глубине раневого канала. При огнестрельных повреждениях, наоборот, осколки уносятся вглубь раневого канала и располагаются, как правило, ближе к выходному отверстию.

В 17 наблюдениях при действии колющих орудий была повреждена наружная костная пластинка по краю отверстия, где имелись мелкие (до 0,2×0,1 см) и очень тонкие костные чешуйки, местами выступавшие кнаружи и удерживавшиеся в связи с костной тканью. Таких повреждений наружной костной пластинки при огнестрельных повреждениях не наблюдали. Не нашли указаний на их образование и в литературе. Вероятно, эти повреждения специфичны для колотых повреждений, так как образуются при извлечении колющего орудия.

Непосредственная микроскопия костных повреждений выявила признаки, характерные для действия колющего орудия: губчатое вещество по краю повреждения было сдавлено и размозжено: мелкие отломки заполняли костные ячейки и покрывали поверхность скоса; в некоторых местах обнаружены неоторвавшиеся костные фрагменты, отклоненные кнаружи. В губчатом веществе спрессованные костные перекладины спиралевидно извивались по ходу канала. Это часто было видно даже невооруженным глазом. При огнестрельных повреждениях не бывает следов размозжения на поверхности раневого канала в кости, костные ячейки и перекладины четко контурируются и имеют обычное направление; размозжены костные частицы на поверхности повреждения.

При рентгенографии изолированных участков мягких тканей и костей из области повреждений следы металла не обнаруживаются. При огнестрельных повреждениях, по данным А.С. Литвака (1956) и М.И. Ковалевой (1964), рентгенологически удается установить наличие металла при выстрелах как оболочечными, так и свинцовыми пулями.

похожие статьи

Возможности идентификации колющих предметов по повреждениям / Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 82-83.

О механизме образования множественных колото-резаных повреждений крупных сосудов при одной входной ране / Артамонов Ю.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 52-53.

К вопросу проникающих ранений черепа колющими предметами / Джигора С.Т., Лесовой А.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 47.

Характеристика повреждений, причиненных выстрелом из ружья для подводной охоты «Zelinka» / Крупнов Н.М., Шкутенко А.Л., Федотов А.В., Сашин А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №2. — С. 8-10.

Редкие случаи смертельных колотых ранений / Артемьева Е.Н., Фролов В.В. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 35-37.

Групповая идентификация огнестрельного оружия по объему огнестрельного повреждения в мишени / Гальцев Ю.В., Гальцев А.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 75-76.

Возможности дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений бедренной кости из 7,62-мм АКМ с ПБС и без него / Макаров И.Ю., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 73-74.

Особенности распределения копоти выстрела в пояске обтирания на сухой и мокрой мишени при выстрелах из оружия с полигональными нарезами канала ствола / Леонов С.В., Пинчук П.В., Степанов С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 8-11.

Редкие случаи сквозных пулевых ранений черепа с полосовидным дефектом / Емелин В.В., Фетисов В.А., Макаров И.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 59-63.

Особенности распределения копоти выстрела в пояске обтирания на сухой и мокрой мишени при выстрелах из оружия с прямоугольными нарезами канала ствола / Леонов С.В., Пинчук П.В., Степанов С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 7-9.