Смертельный травматизм, связанный с велосипедным транспортом

/ Игнатенко А.П.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968 — №2. — С. 13-14.

Игнатенко А.П. Смертельный травматизм, связанный с велосипедным транспортом

УДК 340.624.1: [614.86.656.183

А.П. Игнатенко

Кафедра судебной медицины (зав. — доц. Л.Я. Трахтенберг) Красноярского медицинского института

 

Fatal Injuries in Bicycling

Ignatenko A.P.

Поступила в редакцию 5/VI 1967 г.

ссылка на эту страницу

По вопросу о смертельном травматизме, связанном с велосипедным транспортом, имеются лишь единичные сообщения. На особенности осмотра места происшествия при столкновении автомобиля с велосипедистом указывает В.К. Стешиц. Л.А. Семененко описал характерные повреждения головы и лица при наездах велосипедистов на задний борт автомобиля в момент его торможения. Некоторые механизмы образования повреждений при падении с велосипедов осветил В.М. Моисеев. Н.М. Федоров изучал смертельный велосипедный травматизм, в частности при езде на спортивных велосипедах, при наезде на автомобили и т.д.

В нашей практике встретилось 11 случаев смертельной травмы, связанной с велосипедным и мотовелосипедным транспортом; по механизму травмы они подразделяются на наезд на пешеходов и падение с велосипеда.

При наезде велосипедистов на пешеходов пострадавшими в 3 случаях были женщины преклонного возраста. Все они в бессознательном состоянии были доставлены в больницы. Смерть наступала в период от нескольких часов до 2 суток от закрытой черепно-мозговой травмы (трещин свода и основания черепа — 1, основания черепа — 2) с кровоизлияниями под оболочки и в вещество головного мозга и тяжелой церебральной комой. Травма происходила при наезде с ударом о покрытие дороги лобной или затылочной областью в зависимости от того, с какой стороны был совершен наезд: спереди или сзади. В мягких тканях лобной или затылочной области отмечались массовые гематомы, рвано-ушибленные раны. Травма черепа была типичной для падения с высоты на плоскость и не представляла собой чего-либо характерного для велосипедной травмы. Кроме того, на верхних и нижних конечностях, грудной клетке и в поясничной области отмечались несмертельные повреждения — ссадины, кровоподтеки и гематомы, а также переломы ребер и ключиц. По высоте от подошв они соответствовали уровню крыла, вилки и руля, которыми наносились удары. Следует отметить, что эти повреждения не всегда выявлялись на коже. Их обнаруживали глубокими продольными разрезами на туловище и лампасными разрезами на конечностях с отсепаровкой мягких тканей. Иногда можно было судить даже о форме ударявшей части велосипеда. Так, в одном случае удалось выявить глубокую гематому поясницы, напоминающую форму вилки руля. В 4-м случае была сбита женщина с 2-месячным ребенком на руках. Она выронила его, причем он ударился лицом об асфальт и получил множественные переломы костей черепа с кровоизлиянием под оболочки мозга.

Падение с велосипедов при езде в 4 случаях произошло от толчка на неровностях дороги или наезда на столб, плиту и т.п. Вследствие внезапного торможения велосипедист выбрасывался из седла и, пролетев несколько метров по ходу движения, падал, ударяясь головой (3) или другой областью (1) о покрытие дороги или выступающие предметы. Смерть наступала через 1—2 суток в больницах от тяжелой черепно-мозговой травмы с массивными гематомами в мягких тканях свода черепа, переломами костей, преимущественно в лобной области, ушибом мозга. В 1 случае причиной смерти была эпидуральная гематома. Один случай был необычным. Велосипедист, падая, ударился о грунт областью грудной клетки и получил перелом IV ребра справа с ранением легкого осколками ребер с последующим развитием гемоторакса. Смерть наступила на месте происшествия спустя короткое время.

Особо следует отметить случаи падения при попытке увернуться от встречного автомобиля (2). При резком выворачивании руля, не справившись с управлением, велосипедисты ударялись о покрытие дороги той или иной областью тела. В одном случае мальчик при падении ударился поясничной областью об асфальт. В поясничной области трупа обнаружены гематома, разрыв печени, внутреннее кровотечение. В другом случае наблюдался перелом основания черепа и 2 ребер, гемоторакс, ушиб поясничной области и таза. Эти повреждения необходимо дифференцировать от полученных при наезде автотранспорта на велосипедистов. Окончательно на этот вопрос можно ответить лишь после изучения всех материалов дела; особое значение приобретает осмотр места происшествия. В наших наблюдениях повреждения велосипедов отсутствовали. Следует отметить, что повреждения, полученные велосипедистами при падении с велосипеда в момент попытки свернуть в сторону от встречного автотранспорта, отличались односторонним расположением на теле.

Выводы

  1. При наезде на пешеходов можно воспроизвести механизм травмы. Следует дифференцировать повреждения от удара выступающими частями велосипеда от повреждений, полученных при падении с ударом о покрытие дороги.
  2. Для полного выявления скрытых гематом и для суждения о соответствии их частям велосипеда необходимо производить глубокие продольные разрезы на туловище и «лампасные» разрезы на конечностях с отсепаровкой мягких тканей. Для суждения о части велосипеда, ударившей пострадавшего, необходимо измерять высоту повреждений от уровня подошв.
  3. Довольно характерны повреждения черепа, получаемые при падении с велосипедов с ударом головой о покрытие дороги и о выступающие предметы. При падении с велосипедов во время попытки увернуться от встречного автотранспорта возможны повреждения внутренних органов, имеющие одностороннюю локализацию.
  4. Повреждения, непосредственно связанные с велосипедным транспортом, следует дифференцировать от повреждений при наезде автотранспорта на велосипедистов. В таких случаях большую роль играет осмотр места происшествия, а также автомобиля и велосипеда.

похожие материалы в каталогах

Прочие виды транспортной травмы

похожие статьи

Посадка водителя как критерий оценки повреждений при мотоциклетной травме / Шадымов А.Б. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 38-41.

Оценка тяжести несмертельных повреждений при мотоциклетных происшествиях / Пермяков А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №1. — С. 30-33.

Специфический признак воздействия переднего колеса современного мотоцикла / Леонов С.В., Пинчук П.В., Молчанов Д.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2016. — №2. — С. 35-36.

Необычный случай попадания зуба в полость черепа при аварии / Литовченко В.М., Мастеров В.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1965. — №4. — С. 45-46.

Возможности установления водителя и пассажира мотороллера / Шадымов А.Б., Колесников А.О., Белькова Л.Ю., Науменко А.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №1. — С. 31-34.