О механизме образования множественных колото-резаных повреждений крупных сосудов при одной входной ране

/ Артамонов Ю.Г.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968 — №2. — С. 52-53.

Артамонов Ю.Г. О механизме образования множественных колото-резаных повреждений крупных сосудов при одной входной ране

УДК 616. 12-001. 44-092

Ю.Г. Артамонов

Московское областное бюро судебно-медицинской экспертизы (нач. Л.Н. Додина)


Mechanism of Multiple Stabbed Lesions in Large Vessels Produced From a Single Entrance Wound

Yu. G. Artamonov

A knife being strongly fixed in the entrance wound, its tip penetrated into the lumen of the ascending aorta and caused 12 superficial cuts on the opposed intima. The lesions are regarded as resulting from terminal contractions of the heart pressing the intima against the weapon.

Поступила в редакцию 12/I 1968 г.

ссылка на эту страницу

Если колющий или колюще-режущий предмет плотно фиксирован в стенке грудной клетки, возможно образование множественных повреждений сердца при одной входной ране. Механизм их возникновения заключается в том, что работающее сердце в момент систолы или диастолы накалывается на фиксированный предмет (М.Д. Мазуренко 1).

Множественные повреждения при одной входной ране теоретически могут возникать и на располагающихся около сердца подвижных отделах крупных сосудов (в частности, на восходящей части аорты). Литературных данных, которые подтверждали бы это, нам не встретилось, поэтому мы считаем целесообразным привести случай из нашей практики.

Труп гр-на С., в возрасте 29 лет, с проникающим ранением в области живота был обнаружен в огороде. В ране находился нож. При исследовании трупа установлено: в эпигастральной области на 1 см влево от средней линии непосредственно под реберной дугой располагалась несколько вдавленная в мягкие ткани рукоятка ножа, клинок которого уходил вверх и внутрь в грудную клетку. Нож был очень плотно фиксирован. При внутреннем исследовании установлено, что клинок (старый сточенный малый секционный нож), не проникая в брюшную полость, над диафрагмой достигал сердца. Длина клинка 13, 6 см, лезвие его направлено вперед и вверх. После извлечения ножа на коже обнаружена рана длиной 1,4 см, с ровными краями, тупым нижним и острым верхним концами, без дополнительных разрезов и насечек. На перикарде спереди располагалась рана длиной 4 ом, с равными краями. В окружности ее — кровоизлияние размером 12×15 см. В полости перикарда 500 мл темно-красных свертков крови. Обнаружено сквозное ранение правой половины сердца и слепое ранение начального отдела аорты; клинок ножа, не повреждая межжелудочковую перегородку, проходил через правую половину сердца, проникал в просвет начального отдела аорты, где и располагалось его острие. На внутренней поверхности восходящего отдела аорты, в 1,5 см от уровня аортального клапана, на участке размером 2,5×1,5 см было 12 параллельно располагавшихся одна над другой колотых и колото-резаных ранок длиной до 0,5 см. Эти ранки не проникали наружу и имели отчетливо выраженный «затухающий» характер — по направлению снизу вверх становились менее выраженными; соответственно им на наружной поверхности аорты имелось кровоизлияние (см. рисунок).

Отсутствие" дополнительных разрезов и насечек на коже около раны в эпигастральной области, плотно фиксированный и вдавленный в мягкие ткани нож исключали возможность возникновения множественных повреждений на аорте от активного движения ножа в раневом канале. Следовательно, сердце, будучи пронзенным насквозь ножом, сделало еще не менее 11 сокращений, при которых подвижная начальная часть аорты своей внутренней поверхностью каждый раз накалывалась на острие фиксированного ножа. Этот вывод подтверждается также затухающим характером ранок на внутренней поверхности аорты как результата работавшего прогрессивно слабевшего сердца, пронзенного ножом.


1 Судебно-медицинская экспертиза, 1964, № 4.


К статье Ю.Г. Артамонова

Множественные ранки на внутренней поверхности аорты. Справа внизу — входная рана, через которую в просвет аорты проник нож.

похожие статьи

Возможности идентификации колющих предметов по повреждениям / Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 82-83.

О дифференцировании колотых и огнестрельных повреждений головы / Петросян Н.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №1. — С. 22-24.

К вопросу проникающих ранений черепа колющими предметами / Джигора С.Т., Лесовой А.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 47.

Характеристика повреждений, причиненных выстрелом из ружья для подводной охоты «Zelinka» / Крупнов Н.М., Шкутенко А.Л., Федотов А.В., Сашин А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №2. — С. 8-10.

Редкие случаи смертельных колотых ранений / Артемьева Е.Н., Фролов В.В. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 35-37.

О медико-криминалистическом исследовании колото-резаных повреждений биологических тканей / Иванов И.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 89-90.

К вопросу об идентификации повреждений, нанесенными колюще-режущими орудиями / Скребнев А.В., Тучик Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 88-89.

Установление параметров орудия травмы при исследовании вещественных доказательств / Цай В.А., Галицкий Ф.А., Волох Д.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 87-88.

Некоторые морфологические особенности колото-резанных повреждений трикотажа одежды / Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 81-82.

Некоторые морфологические особенности колото-резаных повреждений на многослойных макетах одежды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 80-81.