Случай укуса лошади со смертельным исходом

/ Баранова А.В. Власюк И.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 43-46.

Баранова А.В., Власюк И.В. Случай укуса лошади со смертельным исходом

Кафедра патологической анатомии и судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ФГБОУ ВО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

С травматизмом, причиняемым лошадьми, можно встретиться в сельской местности, в организациях, занимающихся содержанием и разведением лошадей, при занятиях конным спортом, в увеселительных местах, где производится катание на лошадях.

По данным зарубежных авторов, повреждения, образующиеся в результате контакта с лошадьми, в 15 % возникали на фермах, в 15 % случаев – в местах, оборудованных для занятий конным спортом, и в 3,5 % – при передвижении лошади по дорогам. Остальные случаи связаны с травмированием людей в местах выпаса, на увеселительных мероприятиях и т.д. Средний возраст пострадавших 32,7 года.

В более чем 65 % случаев травмы возникали при движении на лошади в необорудованных местах. Большинство травм связано с занятием конным спортом – 85 %. В 80 % повреждения получали наездники, наибольшее травмирование (60 %) происходило при падении с лошади. В 20 % страдали люди, ухаживающие за лошадьми, характер травмы в 72 % был обусловлен ударами или давлением копытом. Повреждения у женщин встречаются чаще: в 69 % несмертельных случаев и в 56 % случаев со смертельным исходом [1].

В 70,9 % случаев регистрировались одиночные повреждения, а в 29,1 % – политравма. В 60 % повреждения ограничивались ссадинами, кровоподтеками и ранами, а в 29,1 % они сочетались с вывихами и переломами [2] и лишь в 10 % отмечались изолированные переломы. При несмертельной травме наиболее часто встречались повреждения конечностей (49,9 %), в меньшей степени туловища (29 %), головы (18,2 %) и шейного отдела позвоночника (2,4 %). В летальных случаях регистрировались ушиб головного мозга (56 %), травма грудной клетки и живота (28 %), повреждения позвоночника (8 %) и сочетанная травма (8 %) [3].

Согласно ранее предложенным характеристикам, видов и возможных вариантов травмирования нехищными животными (в случае контакта с лошадью) повреждения человеку причиняются при следующих поведенческих реакциях: агрессия (нападение) и перемещение (шаг, галоп и др.), при этом в первом случае травмирующими агентами выступают копыта, зубы, вес тела, высота и скорость (сбрасывание наездника), а во втором скорость, трение и соударение с грунтом, а также окружающими предметами (при запутывании в сбруе) [4].

Укус лошадью связан с ее поведенческими реакциями защиты и агрессии. Лошадь отгоняет мух и кусающих ее оводов с тела посредством зубов и легко может укусить попавшуюся на пути руку человека. Можно получить травму от зубов лошади, если незаметно подойти к ней и прикоснуться к ее телу или же при кормлении с руки. Данный вид травмы обеспечивается сочетанием широкого угла обзора глаза лошади (3000) и плохого, неконтрастного зрения.

Очень часто кусаются жеребята, что связано с освоением окружающего мира и пробой всего «на зуб». Укусы жеребят и молодых лошадей (до 2,5 года) особенно травмоопасны, так как у них некрупные зубы с округлой, малой по площади резцовой поверхностью с большими промежутками. Покусывание у лошади является частью брачных игр, и поэтому в качестве особой благодарности и привязанности к человеку она может прикусить руку, шею человека. Серьезную травму можно получить, если пытаться разнять соперничающих или дерущихся взрослых жеребцов. Таким образом, при укусе страдают, как правило, руки. Изредка встречаются укусы головы.

Укус лошади очень силен. Описаны случаи частичной ампутации пальцев кисти, образования укушено-скальпированных ран, перелома костей предплечья [5]. Сила укуса лошади обусловлена не только массивностью жевательных мышц, но и особой формой и положением относительно друг друга резцов верхней и нижней челюстей.

При укусе лошадью остаются, как правило, ссадины, раны, кровоподтеки. Образование тех или иных повреждений обусловлено силой укуса и состоянием зубов, наличием или отсутствием одежды, областью укуса, а также видом укуса (статический или динамический). При статическом укусе массива мягких тканей, например плеча, образуются дугообразные кровоподтеки шириной до 3,0 см, с нечеткими краями, обширной гематомой в подкожной клетчатке. Массивность кровоподтека обусловлена силой сжатия, широкой поверхностью прикуса, значительным захватом тканей. При отдергивании достаточно тонкой кожи, расположенной над костными образованиями, могут формироваться поверхностные раны. При отдергивании части тела или движении лошадью головой укус приобретает динамический характер, к кровоподтеку присоединяются осаднения линейной формы, истончающиеся в конечной части следа. Если при статическом укусе образовалась рана, то при динамическом она может приобрести скальпированный вид. Жеребенок, в силу особенностей строения зубного ряда, может откусить палец.

Смертельные случаи, связанные с укусом лошади, в доступной нам специальной литературе не описаны, в связи с чем считаем возможным поделиться своим наблюдением.

Гражданин М., 55 лет, обнаружен в деревенском доме по адресу своего проживания в оглушенном состоянии, с выделением пенистой жидкости изо рта. Сразу вызвали бригаду СМП. Во время ожидания гр. М. жестами пояснил, что его за шею укусила лошадь, стоящая во дворе дома. Во время ожидания бригады скорой помощи наступила потеря сознания, попытки родственников провести реанимационные мероприятия не увенчались успехом и по приезде бригада СМП констатировала смерть потерпевшего. В ходе осмотра трупа обращали на себя внимание цианоз и одутловатость лица, отек мягких тканей шеи, интенсивные разлитые синюшно-багровые трупные пятна.

В ходе осмотра места происшествия во дворе дома, где располагалась привязанная лошадь, обнаружены сломанные (раздавленные) очки, принадлежавшие М.

Когда опрашивали родственников и соседей, лошадь часто проявляла агрессию в отношении находившихся рядом людей, лягалась и кусалась.

При судебно-медицинском исследовании обнаружены следующие повреждения: в проекции щитовидного и перстневидного хрящей на ощупь отмечается патологическая подвижность с крепитацией отломков; в теменной области рана в форме пологой дуги, выпуклостью обращенная кпереди и вправо, размером 7,5×0,2 см. Концы раны ориентированы на 4 и 10 часов. Края раны неровные, дном раны является апоневроз; в надподъязычной области шеи рана размером 1,7×0,3 см, длинником ориентированная на 1 и 7 часов, с неровными краями; в проекции левого «сонного» треугольника шеи дугообразная рана размером 2,6×0,6 см с закругленными концами, длинником ориентированная на 2 и 8 часов. Верхний край раны скошен, нижний подрыт, неровный. Дно раны, неровное, глубиной до 0,8 см; кзади от предыдущей раны на 0,7 см и на 2,8 см от средней линии шеи дугообразная рана, выпуклостью обращенная кнаружи, размером 1,7×0,2 см, с закругленными концами и их ориентированием на 11 и 5 часов. Наружный край раны скошен, внутренний подрыт; в правом лопаточно-трахеальном треугольнике шеи, на 1,5 см от средней линии шеи, рана полого-дугообразной формы, выпуклостью обращенная кнаружи, размером 1,2×0,3 см, с закругленными концами и соединительно-тканными перемычками. Края раны неровные; в проекции грудино-ключично-сосцевидной области шеи слева, на расстоянии 6 см от средней линии шеи, множественные ссадины линейной формы размерами до 2×0,1 см на площади 4×3,5 см, расположенные цепочкой, имеющей дугообразную форму, выпуклостью обращенной кнаружи.

При внутреннем исследовании обнаружены подкожное кровоизлияние в проекции теменной раны; в мягких тканях шеи в окружности щитовидного и перстневидного хрящей диффузное кровоизлияние синюшно-багрового цвета на площади 8×7 см; полный продольный сгибательный перелом щитовидного хряща с формированием двух фрагментов с наличием полных поперечных линий перелома обеих пластин с формированием двух самостоятельных фрагментов щитовидных пластин с обеих сторон; полный сгибательный вертикальный перелом перстневидного хряща по средней линии. Макроскопическая и микроскопическая картина внутренних органов характерна для смерти от механической асфиксии.

Таким образом, тупая травма шеи, состоящая в прямой причинной связи со смертью, образовалась от однократного сдавливающего воздействия тупых твердых предметов в боковом направлении. Учитывая множественность ран и ссадин, характер раны дугообразной формы и ссадины на шее полосовидной формы, которые расположены с обеих сторон от срединной линии и вместе складываются в дуги, обращенные открытой частью друг к другу, характер переломов хрящей гортани, можно уверенно высказаться о том, что травма шеи причинена укусом крупного животного, а учитывая обстоятельства происшествия – лошади.

Список литературы

  1. Northey G. Equestrian injuries in New Zealand, 1993–2001: knowledge and experience NZMJ 2003, Vol 116, No 1182 373:381.

  2. Ng CP., Chung CH. /Horse-related injuries: a local scene/ Hong Kong j. emerg. med. 2004;11:133–141.

  3. Doris M. Bixby-Hammett /Horse-Related Injuries and Deaths in North Caro- lina, 1995–1999/ NC Med J. 2006, Volume 67, Number 2. – Р. 161:162.

  4. Власюк И.В., Леонов С.В. Материалы к судебно-медицинской оценке повреждений, причиненных некоторыми животными // М-во здравоохранения и соц. развития Рос. Федерации, ГБОУ ВПО «Дальневост. гос. мед. ун-т», 111-й гл. гос. центр судеб.-мед. и криминалист. экспертиз МО РФ. – Хабаровск: Ред.- изд. центр ИПКСЗ, 2011. – 348 с.

  5. Завальнюк А.Х. Травматизм среди животноводов и судебномедицинская экспертиза трудоспособности. Труды судебно-медицинских экспертов Украины. Киев: Здоровье, 1965. – С. 55–59.

похожие материалы в каталогах

Повреждения животными

похожие статьи

Случай укуса человека лошадью со смертельным исходом / Баранова А.В., Власюк И.В. // Судебная медицина. — 2018. — №3. — С. 39-40.

Повреждения, причиняемые собаками (наблюдения из практики) / Калинкина Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 113-116.

Повреждения, причиняемые медведями (наблюдения из практики) / Калинкина Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 107-113.

Обзор случаев смерти от асфиктической формы анафилактического шока в результате ужаления перепончатокрылыми насекомыми / Челан В.Е., Муратов Д.А. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 36-40.

К вопросу об ответственности хозяев домашних животных / Власюк И.В., Авдеева А.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 13-17.