Некоторые недостатки в проведении экспертиз огнестрельных повреждений в отделениях медицинской криминалистики

/ Назаров Г.Н.  // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996 — №1. — С. 66-67.

Назаров Г.Н. Некоторые недостатки в проведении экспертиз огнестрельных повреждений в отделениях медицинской криминалистики

Г.Н. Назаров (Москва)

ссылка на эту страницу

В последние годы значительно возросло количество проводимых в отделениях медицинской криминалистики экспертиз огнестрельных повреждений тела и одежды пострадавших. Нами проведено рецензирование более 60 экспертных заключений из разных региональных бюро судебно-медицинской экспертизы России с целью оценки качества выполненных исследований. В результате выявлены многочисленные недостатки, оказавшие отрицательное влияние на обоснованность выводов экспертов. Приводим лишь отдельные, чаще встречающиеся погрешности.

Не следует проводить исследование только одежды с огнестрельными отверстиями без сопоставления с повреждениями на теле. Последовательность применения всего комплекса специальных методов не всегда является оптимальной. Так, в ряде случаев осуществляли поиск зерен пороха после извлечения объекта исследования из-под пресса при использовании метода цветных отпечатков. Применяют очень ограниченное и совершенно недостаточное число лабораторных методов (визуальный, стереомикроскопический, контактно-диффузионный), что не позволяет на современном уровне решать поставленные перед экспертом вопросы.

Нужно давать более подробную морфологическую характеристику огнестрельных повреждений и не заменять ее кратким диагнозом (например, «отпечаток дульного среза» и др.). Во всех случаях следует описывать особенности краев огнестрельных отверстий со стороны внутренней костной пластинки черепа. Не указывают в каком состоянии представлен на экспертизу препарат кожи с повреждением и не описывают его до помещения в спиртово-уксусный раствор. Иногда остается неясным, имеется ли дырчатый перелом с дефектом костной ткани, в то же время эксперт отмечает, что перелом является именно «огнестрельным пулевым».

Методически неверно исследовать металлизацию в зоне огнестрельного отверстия после извлечения объектов (кожи) из спиртово-уксусного раствора. Не всегда описывают топографию отложения частиц выявленного металла в зоне повреждения; не прилагают контактограммы с контрольных участков объекта. По неизвестным причинам наличие на контактограмме «грязно-серого налета» дало основание эксперту сделать вывод о наличии железа.

Не указывают локализацию и размеры зоны поглощения ИК-лучей в области повреждения. При проведении рентгенографии в мягких лучах не следует превышать возможности метода и указывать на «интенсивное отложение металла в виде ободка». Даже при наличии конкретного экземпляра огнестрельного оружия не всегда производят экспериментальные отстрелы в одежду пострадавшего и в соответствующую область тела биоманекена, не исследуют экспериментальные повреждения теми же методами, что и истинные, не проводят сравнительное исследование.

Эксперты выходят за пределы своей компетенции, проверяя возможность «срыва курков с боевого взвода», при изгибающих усилиях, ударе рукояткой и т.п. Определяют дистанцию выстрела по номограмме А.Ф. Лисицина с учетом диаметра рассеивания дроби и угол выстрела по Я.С. Смусину расчетным путем в случае применения обреза гладкоствольного оружия, которое к тому же оказалось непригодным для экспериментальной стрельбы. Причем, эксперт с учетом процента (44,6%) длины оставшейся части ствола оружия сделал поправку на дистанцию выстрела без ссылок на какие-либо апробированные данные. В случае выстрела из обреза охотничьего ружья неизвестного калибра без исследования первого слоя преграды (одежды) и лишь на основании стереомикроскопии препарата кожи эксперт сделал вывод о выстреле с расстояния 1,5-2,5 м, в резюмирующей части указано 0,1-1 м, а остальные повреждения оказывается были причинены пулей «с расстояния 2-2,5 м». С учетом очень краткой характеристики повреждения на коже («несколько мелкофестончатые края») вряд ли можно было утверждать, что они «характерны для входных пулевых огнестрельных повреждений», к тому же наличие зоны пергаментации по краю отверстия тоже еще не свидетельство о выстреле в упор. В экспертных заключениях не всегда цитируют основные данные об исследовании трупа, в то же время нередко только по результатам исследования препаратов кожи делают выводы о направлении выстрелов. Представленные фотографии не всегда удовлетворительного качества (без масштабной линейки, изображение деталей нечеткое и др.). Встречаются многочисленные терминологические неточности и неудачные выражения («мелкокалиберный патрон», «дробовой заряд», «фотограмма» вместо «рентгенпозитива», «заряженный пулей», «просматривается уплощение», «концы элементов представляются приостренными», «привнесение», «бесформенный дефект» и т.п.).

Приведенные лишь некоторые недостатки в проведении экспертиз огнестрельных повреждений свидетельствуют о необходимости повышения требований к качеству данного вида экспертиз.

похожие материалы в каталогах

Огнестрельные повреждения

похожие статьи

Возможности комплексного экспертного исследования огнестрельных повреждений / Гринченко С.В. — 2017.

Судебная баллистика / Черваков В.Ф. — 1937.

Компьютерное моделирование в рамках огнестрельной травмы / Шакирьянова Ю.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 214-218.

К вопросу об исследовании огнестрельных повреждений одежды, изготовленной из синтетических материалов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 14.

К судебно-медицинской диагностике ранений из строительно-монтажного пистолета / Ковальчученко Н.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 51-52.