Структурные изменения срединных и глубинных образований системы ликворообращения при травме головы

/ Пашинян Г.А., Добровольский Г.Ф., Ромодановский П.О. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996 — №1. — С. 97-98.

Пашинян Г.А., Добровольский Г.Ф., Ромодановский П.О. Структурные изменения срединных и глубинных образований системы ликворообращения при травме головы

Г.А. Пашинян, Г.Ф. Добровольский, П.О. Ромодановкий (Москва)

ссылка на эту страницу

Независимо от обстоятельств возникновения черепно-мозговой травмы травматическое воздействие на череп и главное на мозг вызывает совокупность первичных и вторичных интра- и экстракраниальных патологических процессов. При этом при любом механизме травмы головы несомненно в первую очередь страдает система оболочек головного мозга, глубинные (боковые желудочки и их сосудистые сплетения) и срединные (III, IV желудочки и их сосудистые сплетения, водопровод мозга) структуры системы ликворообращения. Изучение изменений срединных и глубинных образований системы ликворообращений при травме головы и явилось целью нашего исследования.

Морфологический фрагмент исследования включал разработанный нами метод изучения субстратов системы ликворообращения мозга в связи со структурами основания и свода черепа, проводимой непосредственно во время вскрытия, и после фиксации мозга в консервирующих растворах.

Проведенными исследованиями было установлено, что при смерти пострадавших в пределах первой модели после травмы микроскопическое изучение вентрикулярной системы демонстрировало нарушение целости эпендимарной выстилки в виде ее разрыхления на фоне отека субэпендимального слоя. Местами определялись единичные эритроциты, прилегающие к эпендиме. Эпендимальная выстилка преимущественно боковых желудочков была складчатой с формированием глубоких "бухт". Отмечалось расширение периваскулярных щелей. Сосудистые сплетения характеризовались отеком стромы ворсин, степень выраженности которого могла быть различной. Хориоидальный эпителий имел складчатый характер.

При наступлении смерти пострадавших в пределах одного месяца после травмы складчатость эпендимы боковых, III и IV желудочков приобретала выраженный характер. Нередко складки имели вид глубоких "бухт", которые на значительном протяжении были погружены в вещество мозга. Встречались "бухты", на дне которых определялись "вторичные бухты" или "карманы". Вместе с тем, вблизи и на отдалении "бухт" могли обнаруживаться единичные выпячивания мозгового вещества стенки желудочка, на поверхности которого отсутствовала эпендимальная выстилка. В ряде случаев отмечалось "налипание" эритроцитов на фоне складчатой волнистой эпендимы. Субэпендимарный отек был выражен почти во всех отделах желудочковой системы.

Изменения сосудистых сплетений носили более выраженный характер; разрыхление пласта клеток хориоидального эпителия на фоне отека стромы ворсин становилось более заметным. Клетки местами могли приобретать уплощенную конфигурацию. Отмечалась десквамация клеток хориоидального эпителия в просвет желудочков.

При наступлении смерти в пределах двух месяцев после травмы определялось нарушение целости эпендимальной выстилки на значительном протяжении (нередко почти всего пласта). В этом случае субэпендимальные структуры мозга оказывались в непосредственном контакте с ликвором желудочков. Субэпендимарный отек был отмечен во всех случаях. Степень выраженности его варьировала. При значительной степени отека слой эпендимарных клеток был как бы отторгнут в сторону просвета желудочков. Эпендимоциты в месте отторжения пласта были подвержены деструктивным изменениям.

Складчатость эпендимальной выстилки приобретала более грубый характер. Местами в большом количестве определялись "бухты" в сочетании с "вторичными бухтами" и выпячиваниями мозгового вещества стенок желудочков. В глубине "бухт" и в зоне выпячивания мозгового вещества степень сохранности эпендимарной выстилки варьировала от отсутствия отдельных клеток до отсутствия целого пласта эпендимы. При сохранности эпендимной выстилки в глубине той или иной бухты с одной стороны, такова могла отсутствовать с другой стороны.

Сосудистые сплетения демонстрировали разрыхление стромы ворсин, при этом местами клетки хориоидального эпителия отсутствовали. В некоторых участках отмечалось скопление десквамированных клеток вне ворсин. Хориоидальный эпителий представлялся не просто уплощенным, а как бы растянутым изнутри. Местами клетки хориоидального эпителия на фоне их диффузного разрежения отсутствовали целыми пластами.

Таким образом, при травме мозга морфологические особенности сосудистых сплетений и эпендимы желудочков претерпевают определенные изменения, степень выраженности которых варьирует в зависимости от длительности посттравматического периода. В связи с этим они могут использоваться в качестве дополнительных признаков диагностики черепно-мозговой травмы и ее механизма, подтверждающих факт травматического воздействия при отсутствии переломов костей черепа, визуализируемых оболочечных и внутримозговых повреждений и т.д.

похожие статьи

Судебно-медицинская дифференциальная диагностика повреждений лица и головы / Авдеев А.И., Жукова Н.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2019. — №1. — С. 4-8.

Посттравматические психопатологические проявления черепно-мозговой травмы в судебно-медицинской практике / Солодун Ю.В., Злобина О.Ю., Пискарева Т.В., Иванова Л.И. // Судебная медицина. — 2019. — №4. — С. 28-33.

Некоторые причины, затрудняющие квалификацию тяжести причиненного вреда здоровью у пострадавших с черепно-мозговой травмой / Салихова С.М., Шевченко К.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2020. — №19. — С. 133-134.

Диагностические возможности компьютерной томографии при судебно-медицинской экспертизе черепно-мозговой травмы / Кильдюшов Е.М., Егорова Е.В., Кузин А.Н., Жулидов А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 19-23.

Определение давности повреждений головного мозга по изменениям ядрышкового организатора в астроцитах / Морозов Ю.Е., Колударова Е.М., Горностаев Д.В., Кузин А.Н., Дорошева Ж.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 16-18.

больше материалов в каталогах

Черепно-мозговая травма