Морфологические особенности повреждений мягких тканей головы штыковой лопатой

/ Сопнев А.В. Шиловский Н.А.  // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996 — №1. — С. 132-134.

Сопнев А.В., Шиловский Н.А. Морфологические особенности повреждений мягких тканей головы штыковой лопатой

А.В. Сопнев, Н.А. Шиловский (Владимир)

ссылка на эту страницу

Доступная судебно-медицинская литература не содержит специальных работ, касающихся повреждений, причиненных ударом лопаты. Вместе с тем, вероятность нанесения таких ранений достаточно высока, что обусловлено широким распространением лопат в быту.

Целью настоящей работы явилось изучение морфологических особенностей повреждений мягких тканей головы, причиненных ударами лопат. Было нанесено 15 экспериментальных повреждений в теменную область трупов лиц, скончавшихся скоропостижно от различных заболеваний. Повреждения причинялись вручную, условия эксперимента были максимально приближены к реальным условиям нанесения ударов.

Для экспериментов выбрана остроконечная штыковая лопата, как наиболее распространенное орудие. Лопата имела металлический, изогнутый по дуге, лоток, с лезвием, заточенным с одной стороны и достаточно ровной острой кромкой. Боковые края имели прямоугольную форму, с хорошо выраженными ребрами. Наступ имел закругленный свободный угол.

С учетом наличия у лотка различных следообразующих частей, проведено 3 серии экспериментов (по 5 в каждом), в которых воздействовали: лезвие лопаты, пререходный участок между лезвием и боковым краем, край угла наступа. Раны изымали, исследовали визуально и под стереомикроскопом МБС-10, затем помещали в раствор Ратневского, с последующим отбеливанием слабым раствором пергидроля и окраской фиолетовым красителем, для более четкого выявления их морфологических особенностей. Восстановленные кожные раны вновь микроскопировали.

При штыковом ударе лезвием возникали прямолинейные рубленные раны с относительно ровными краями, под увеличением - местами с выступающими и западающими участками эпидермиса. Осаднения по краям было выражено незначительно, местами отсутствовало, что объясняется менее выраженным клиновидным действием, по сравнению с клином топора, и достаточной остротой лезвия. В 3-х случаях имелась некоторая скошенность одного из краев. Концы ран были острыми (3), закругленными (3), либо П-образными (4), в большинстве случаев с дополнительными надрывами. Дважды имели место дополнительные надрывы, длиной 16 и 37 мм, отходящие от одного из концов рубленной раны и лишенные осаднения по краям. Образование их можно объяснить соскальзыванием лезвия лопаты при ударе и дальнейшем ее движении. Ребра ран во всех случаях были полого скошены к центру, стенки ровные, с просвечивающимися волосяными луковицами. В 2-х случаях в углах ран имелись тканевые перемычки. Волосы были пересечены под прямым острым углом.

От удара участком, соответствующим месту перехода лезвия в боковой край, возникали линейные раны, причем морфологическая картина в области фрагмента раны, возникшего от действия лезвия, не отличалась от вышеописанной. На участке раны, возникшей от действия бокового края, имелись отличия, заключающиеся в более выраженной неровности с отсутствием полосы осаднения по одному из краев раны, вместо которой в 4-х случаях наблюдалось разрыхление и отслойка эпидермиса. По одной из стенок имелись вывернутые в просвет раны луковицы волос (3). Концы повреждений одинаково часто были закругленными или П-образными с дополнительными надрывами. Ребра их были отвесными или слегка скошенными по направлению к центру раны. Наряду с ровно пересеченными волосами, в 2-х экспериментах были обнаружены волосы с неровными, деформированными концами. Различия в морфологии фрагментов ран были настолько отчетливы, что позволяли определить характер следообразующей части лотка.

Раны, возникшие от удара краем угла наступа, имели углообразную форму, соответственно величине угла наступа, и отличались более выраженной неровностью краев с более широкими полосами осаднения - в 3-х случаях по обоим краям, в 2-х , по одному из краев. Соответственно второму краю имело место разрыхление эпидермиса. Концы были П-образными (7), иногда закругленными (3), в 4-х случаях с дополнительными надрывами. У всех ран ребра были отвесными, в глубине концов обнаруживались тканевые перемычки. Стенки были неровными, по сравнению с 1-й серией экспериментов. Волосяные луковицы свободно свисали с одной из сторон ран, причем в 3-х ранах луковицы были вывернуты, а в просвете одной из ран удалось обнаружить оторванные корневые части волос с луковицами. Большинство волос было пересечено ровно под углом, что можно объяснить разделение их достаточно выраженным ребром края угла наступа. В 2-х экспериментах были обнаружены волосы с деформированными концами и надрывом кутикулы.

Во всех экспериментах волосы были пересечены на одном уровне по одному из краев раны, что связано с особенностями их укладки в проекции раны в момент нанесения удара. В области дополнительных надрывов и надрывов ран пересеченных волос не отмечалось. Количество пересеченных волос уменьшалось по направлению от центра к концам раны. На стенках всех ран обнаруживались частицы краски, которые отсутствовали в области дополнительных надрывов.

В результате проведенных исследований установлено, что штыковая лопата является орудием с двойным механизмом действия. При ударах лезвием образуются рубленные раны, при ударах боковым краем и краем угла наступа возникают раны, сходные по морфологии с повреждениями от тупого предмета с гранью.

похожие материалы в каталогах

Повреждения рубящими предметами

похожие статьи

Морфологические особенности повреждений костей свода черепа штыковой лопатой / Сопнев А.В., Шиловский Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 134-136.

Установление количества и последовательности нанесения ударов рубящими орудиями по краниограммам / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 86.

Признаки повреждений костей свода черепа рубящими орудиями на рентгенограммах / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 85-86.

Рентгенологические признаки повреждений свода черепа рубящими орудиями / Кодин В.А., Сопнев А.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 84-85.

Экспертная значимость отдельных признаков рубленых повреждений “барьерных” тканей головы / Шадымов М.А., Новоселов В.П., Шадымов А.Б. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №4. — С. 20-23.